«Слово пацана» может получить продолжение. Сценарист заявил, что истории про героев сериала можно продлить еще на два сезона

Автор -
258

Сценарист сериала «Слово пацана. Кровь на асфальте» Андрей Золотарев нашел возможным продолжение ленты. Будет ли второй сезон, как в России встретили переснятый финал ленты?

Золотарев рассказал в программе «Царьград. Главное», что историй про героев ставшей популярной ленты есть еще на два сезона. По его словам, изначально планировалось, что съемки сериала — «тема вдолгую», поэтому у персонажей есть развитие. Вместе с этим Золотарев отметил, что не стал допытываться у Жоры Крыжовникова, будет ли еще один или два сезона «Слова пацана».

«Последнее время режиссер жил в монтажке, и это было самое плохое время, чтобы дёргать его и кричать: „Жора, давай поговорим про второй сезон“», — рассказал Золотарев.

Сценарист подчеркнул, что решение о продлении съемок должен принять именно Крыжовников. Золотарев обратил особое внимание, что в ближайшее время обсудит этот вопрос с постановщиком, ведь процесс монтажа и премьера финальной серии уже состоялись.

Несмотря на маркировку 18+, основной аудиторией сериала стала молодежь. Российский сегмент интернета буквально завален короткими видео с отсылками к «Слову пацана», захватившему умы людей в возрасте до 25 лет. Впрочем, их возраст мы можем определить лишь навскидку, после прочтения комментариев в соцсетях. Люди старше, особенно татарстанцы, зачастую сериал… игнорируют.

«Мне 65 лет, я из Казани! Это были жуткие времена, особенно 1974-77 годы. Возвращаясь с тренировки, я не был уверен что не попаду под каток „Тукаевских“. Это суровая реальность того времени! Не пойму, для чего реанимировать тот ужас. Я жил в одном из этих районов, своим детям и внукам не пожелал бы жить в подобном месте и времени», — написал в комментариях Telegram-канала Inkazan Равиль Каримов.

48-летний казанец, режиссер Тимур Садыков в беседе с корреспондентом Inkazan заявил, что с художественной точки зрения сериал выглядит неправдиво — и уличные пацаны вели себя по-другому, и в их «конторах» все было устроено иначе. Он рассказал, что, живя напротив ЦУМа, сталкивался с уличными пацанами с 12 лет и не видел в их действиях благородства.

«Это были жестокие, очень злобные… Я бы назвал их — твари редкостные. Люди, конечно, были разные в этих конторах — и мальчики из интеллигентных семей, и те, кого силой заставили приходить на сборы, и те, кто приходил туда за ощущением защиты. Хотя там, по-моему, были только поборы и унижения. Были те, кто от безысходности туда пошел или за компанию. Но те, кто намеренно создавал эти конторы, от них не было справедливости, доброты уличной, робингудства. Это были жестокие мрази», — сказал он.

45-летний житель Казани Валерий объяснил Inkazan: в сериале показаны парни, которые, доживи они до наших дней, были бы его ровесниками. По словам мужчины, люди не хотят вспоминать о том, что осталось в прошлом. Тем более, что все жившие в 80-х годах сталкивались с группировками, особенно в школах. И тогда у подростков был выбор: примкнуть к ОПГ, мимикрировать под ее участников или быть битыми.

«Институт, я думаю, оказал благотворное влияние на моих друзей, которые вышли из группировок через сильные телесные повреждения, потому что выход из группировки, называвшийся „отшиваться“, сопровождался избиением. В 00-х уже никто из них не хотел об этом прошлом разговаривать. На первых минутах сериала мне стало противно, я все это вспомнил, и не захотел смотреть», — сказал он.

Валерий признается, что создал в воспоминаниях идеал своего детства, где по телевизору показывали «Приключения Петрова и Васечкина», «Гостью из будущего». И с этими героями он бы и хотел себя ассоциировать. А сериал, по его словам, выводит переживших ужас разгула преступности на детские травмы, с которыми люди научились жить и попытались их забыть.

Поделиться