«Жертвовали морями и сокращали народы»: Размышления Олжаса Сулейменова о гибели Аральского моря

Автор -
235

    Размышления Олжаса Сулейменова о непродуманном решении увеличить хлопкосеющие поля, которое привело к гибели Аральского моря, опубликовала «Новая газета-Казахстан»:

    Вечером 16 января мне позвонил Олжас Сулейменов: «Привет, Игорь. Ты еще на работе?»

    «Да, Олжас Омарович. Вношу Ваши правки и дополнения в Концепцию…»

    …В те дни мы заканчивали работу над Концепцией международной конференции «Археология цифр: Шумер и происхождение арифметики», которую Центр сближения культур под руководством Олжаса Омаровича, запланировал провести в 2024 году. Исследуя истоки истории человечества, зашифрованной в письменном образном знаке, мы подготовили предложение о необходимости включить в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО – цифры как интеллектуальное наследие человечества.

    Но в этот раз Олжас Омарович начал разговор о другом: «Сегодня я прочитал в газете «Московский комсомолец» статью Михаила Ростовского про возникающий водный кризис в странах Центральной Азии, высохший Арал и последствия этого для политики. Статья называется «Закулисная история стремительного сближения Москвы и Ташкента». И я вспомнил начало этих процессов – в декабре 1962 года…»

    …Через 15 минут я уже записывал историю о том, как в ХХ веке непродуманные решения малограмотных руководителей, заброшенных на вершины единоличной политической власти, привели к трагическим изменениям природной карты Земли.

    О.О.С.: «…Исчезновение Аральского моря и водный кризис в Центральной Азии – события, начало которым положило непродуманное предложение Хрущева на заседании Президиума ЦК максимально увеличить посевы хлопка. И, соответственно, максимально расширить площади этих посевов.

    …Это было 16 декабря 1962 года. Кремлевский Дворец съездов. Проходили Дни культуры Казахской ССР в Москве. А я открывал стихами в этом самом большом зале страны концерт наших мастеров искусств.

    В тот вечер я вышел на авансцену перед закрытым еще занавесом – читаю специально написанные к случаю стихи об исторической дружбе Казахстана и России.

    И вдруг вижу, как правительственную ложу слева от сцены заполняют спускающиеся гуськом члены Президиума ЦК КПСС (так раньше называлось Политбюро): Хрущев, Суслов, Буденный, Ворошилов, Микоян…

    Но Кунаева среди них не было. Хотя пришли на концерт мастеров Казахстана. Должны были пригласить Димаша Ахмедовича. И уважение к республике проявили бы, да и нам настроение подняли.

    Не прерывая чтения, посмотрел вправо. В директорскую ложу спускался одинокий Кунаев.

    …С последними словами стихотворения занавес поплыл в разные стороны под аплодисменты зала и лож. Аплодировала правительственная. В пустой директорской ложе аплодисменты поддерживал Кунаев, но, как мне показалось, не очень радостно.

    После выступления за кулисами я нашел Лялю Галимжанову – министра культуры. Сообщил ей увиденное. Она попыталась внести ясность в мои наблюдения: «Димаш Ахмедович – не член Президиума, поэтому не с ними, а в директорской ложе. Таков партийный порядок».

    После концерта в гостинице «Москва», где размещались все участники Дней, кто-то сообщил, почему Президиум ЦК явился на наш концерт с опозданием.

    В тот день заседание Президиума затянулось. Обсуждалось предложение Хрущева о максимальном увеличении посевных площадей под хлопок и передаче Узбекской ССР хлопкосеющих районов Южного Казахстана. Кунаев выступил против. Доказывал, что мы сами сможем поднять урожайность хлопка. Но его сопротивление на том заседании было сломлено. И прямо там Хрущев снял его с должности. К нам на концерт Кунаев пришел уже безработным.

    Очень скоро мы узнали о последствиях того решения. Узбекскую ССР заставили значительно увеличить хлопкосеющие поля. Для обеспечения их водными ресурсами были созданы новые водохранилища в Узбекистане, которые забрали большую часть стока Сырдарьи, Амударьи, лишив эти реки возможности продолжать поддерживать Аральское море. Оно высохло на глазах.

    …Я часто ездил в Москву поездом через эти места. И выходил на станции Аральск, где в изобилии продавали копченную рыбу. До сих пор помню ее вкус. Проезжая мимо, мы каждый раз мечтали выйти на этой станции за такими покупками.

    Потом я видел корабли, застывшие в пустыне. Рыбацкие суда, которые стояли по пояс в песках. Раньше мы, поэты, называли верблюдов «кораблями пустыни», а теперь эта метафора воплотилась в судах, которые не смогли продолжить свое плавание по Аральскому морю.

    Почему Хрущев пошел на это? Зачем стране понадобилось такое количество хлопка? Годы спустя, возглавляя Антиядерное Движение, я узнал это. Мне сообщили, что хлопок — важная часть ракетного топлива.

    Начало 60-х – эскалация ракетно-ядерных вооружений. Наряду с наращиванием мощности боеголовок (до 100 мегатонн!) Хрущев добивался количественного и качественного превосходства в производстве ракет-носителей, что требовало наращивания запасов сухого ракетного топлива, а для этого требовалось много, очень много хлопка!

    Новые водохранилища начали действовать, обильно заливая пустынные земли. Произошло обводнение, опасное в этих природных условиях. Эти территории превращались в солончаки. А чтобы промывать засоленные почвы, требовалось все больше воды. И в центре такого порочного круга оказался Арал.

    …Имперские амбиции Хрущева в 1963 году чуть не привели к мировой войне – Карибскому кризису. После взрыва сверхмощной бомбы на полигоне «Новая земля» против его мечты – 100-мегатонной бомбы – восстали все ученые-ядерщики мира, в том числе Андрей Сахаров – отец водородной бомбы: «Если испытания такой силы продолжатся в открытой атмосфере, под водой и в космосе, то атомной войны не потребуется, потому что все человечество вымрет от испытаний».

    В 1963 году испытания были вынуждены перевести под землю. Но Хрущев продолжал бороться за утраченные позиции, и Президиум ЦК КПСС осенью 1964 года собрал пленум и освободил Хрущева. Угроза мировой катастрофы отодвинулась надолго. Химики уменьшили значение хлопка для ракетного топлива. Брежнев восстановил Кунаева в должности руководителя республики и вернул Казахстану некоторые районы.

    Но было поздно. Миллионы лет собиралось, голубело, богатело рыбой море, когда-то соединенное с Каспием. И по невежеству темпераментного единоначальника страны превратилось в усыхающий, безжизненный бассейн, плотностью рассола подобный библейскому Мертвому морю. И урожайность хлопка это не увеличило.»

    — Олжас Омарович, а в статье предлагается какой-то выход? Пути решения этой старой, как выясняется, проблемы?

    О.О.С.: «На Аральское море давно махнули рукой. Но теперь они вспомнили советский проект поворота сибирских рек.

    Я помню и эту дискуссию. Проект обсуждался с конца 1960-х, но подвергся сильной критике русских писателей-почвенников. К концу 80-х его заморозили. А потом и страна распалась. В своей статье Михаил Ростовский пишет, что проект переброски рек вполне реален. Но сейчас наполнить Арал – значит остановить работу водохранилищ и перестроить жизнь целых районов, которые обжились вокруг за эти десятилетия.

    Очевидно, необходимо увеличить сток Амударьи и Сырдарьи для наполнения Аральского моря. И проект поворота сибирских рек тоже перспективен и может помочь и Аралу, и опустошенным узбекским территориям. Да и самой Сибири, потому что там происходит заболачивание многих около-речных территорий. Здесь должен действовать комплекс грамотного распределения водных ресурсов.

    Сейчас те проблемы вновь обостряются. Обезвоженность, водный кризис в Центральной Азии скажется и на России. Мы ощущаем его неочевидные последствия даже для демографической ситуации в регионе. Из всех республик региона мы наблюдаем демографический взрыв только там, куда была переброшена большая часть стоков Сырдарьи и Амударьи – в Узбекистане. Возможно, это действительно одна из причин.

    Хотя, конечно, для Казахстана на депрессивную демографическую ситуацию сильно повлияли и испытания на Семипалатинском полигоне – взрывы, которые продолжаются в генах. В этом году Международному Антиядерному Движению «Невада-Семипалатинск» исполняется 35 лет. За эти годы мы слышали достаточно трагических историй вымирания целых семей. Сколько людей ушло из жизни и сколько не родилось из-за этих испытаний, сорок лет гремевших на родине Абая? Этот вопрос – для мудрецов следующих столетий.

    А современным политикам, ищущим пути решения этой проблемы, необходимо помнить и не повторить опыт ХХ века, когда из-за чьих-то непродуманных решений жертвовали морями и сокращали народы.

    Мы, историки, занимаемся и этой темой – опытом некоторых непродуманных решений единоначальников. Социализм, в целом, для Азии – подходящий способ социальной жизни. Но такие единоначальники погубили этот способ, наполнив его последствиями своих непродуманных решений. Это не решатели, а решалы. Таких решал, к сожалению, было и осталось очень много – от районного до республиканского масштабов. Их решения, на первый взгляд, кажутся толковыми и эффективными, а на поверку оказываются обыкновенным вредительством…».

    …Я возвращался от Олжаса Омаровича и размышлял о цене непродуманных решений. Если будущее – это выбор, может ли знание прошлого опыта повлиять на решения современного человечества, раньше времени оказавшегося у обрыва? По каким дорогам уйдут растерянные народы, ведомые слепыми поводырями?

    Поделиться