Страна тонет, глава МЧС Казахстана практически не выходит на публику. Почему?

Автор -

С начала сезона паводков в Казахстане, которые называют крупнейшими за восемь десятилетий, министр по чрезвычайным ситуациям Чингис Аринов записал одно лаконичное видеообращение к соотечественникам. Связана ли непубличность министра, который получил портфель после многих лет работы в охране первых лиц государства, с его прошлым? Об этом пишет казахская редакция Радио Свобода.

ИЗ ОХРАННИКА ПРЕЗИДЕНТА — В МИНИСТРЫ

Записал одно короткое видеообращение. Совершил несколько визитов в затопленные регионы. Осмотрел с вертолёта ушедшие под воду районы. О деятельности министра по чрезвычайным ситуациям, отвечающего за ликвидацию последствий паводков, общественность в последние недели узнаёт из информации на сайте МЧС, аккаунтов ведомства в социальных сетях и пары коротких комментариев Аринова государственным телеканалам.

Дипломат и юрист по образованию, Чингис Аринов 18 лет работал в Службе государственной охраны, дослужившись до звания генерал-майора. Сначала он охранял Нурсултана Назарбаева (за что получил медали «Елбасының қауіпсіздігін айбынды атқарғаны үшін»), затем — Касым-Жомарта Токаева.

После Январских событий, когда президент Касым-Жомарт Токаев поменял руководство силовых структур, Аринов получил должность заместителя главы Службы государственной охраны — начальника Службы охраны президента.

В начале февраля 2024-го Токаев назначил начальника службы своей охраны главой МЧС. Человеку без опыта работы в сфере чрезвычайных ситуаций и спасательных операций теперь приходится иметь дело с крупнейшим за последние 80 лет наводнением.

Через три дня после назначения на пост министра Аринов провёл пресс-конференцию в Астане, на которой заявил, что готов бороться с паводками.

«Конечно, готов. Вы говорите, 18 лет держал в руках оружие… Но ведь бывало всякое: и лопату в руки брали, и другие инструменты. Есть опыт. Я говорю: самое главное — организовать вовремя работу, в будущем покажет время, в ходе работы. Тогда, если будет критика, скажете», — сказал он журналистам, предвосхищая вопросы об отсутствии у него опыта работы в сфере ЧС.

Полтора месяца спустя на регионы обрушились мощные паводки — из-за обильного снеготаяния и разлива рек. Тысячи людей лишились домов и имущества. В 10 из 17 областей объявили режим чрезвычайной ситуации.

11 апреля Азаттык направил в МЧС официальный запрос, спросив, насколько ведомство было готово к паводкам. 19 апреля министерство прислало ответ, в котором говорится, что оно «находится в постоянной готовности для выполнения всех задач по спасению жизни людей и их имущества, оказанию экстренной медицинской и психологической помощи населению».

Вопросы редакции «Как министр Аринов оценивает свою готовность к паводкам?» и «Как отсутствие у Аринова опыта в сфере ЧС повлияло на работу по предотвращению паводков и борьбе с их последствиями?» ведомство оставило без ответов.

«Очевидно, что МЧС не было готово к наводнению, — считает Джоанна Лиллис, британская журналистка, живущая в Алматы. — Они могут сказать, что не ожидали именно такого наводнения. Разрушительные последствия паводков показывают, что к ним следовало готовиться более основательно».

Пока тысячи домов в Казахстане уходили под воду, президент Касым-Жомарт Токаев отправился с визитом в Узбекистан. В аэропорту Ургенча его встретили с большой помпой: у трапа самолёта расстелили ковёр, сотни человек в национальных костюмах выстроились в ряды с флагами и цветами, а музыканты на крыше здания играли на национальном инструменте карнае. Из Ургенча Токаев поехал в Хиву и осмотрел там достопримечательности.

А в это время город Кульсары в Атырауской области переживал настоящее бедствие. Там затопило больше двух тысяч домов, пришлось эвакуировать половину жителей. По меньшей мере четыре человека утонули, когда реки Жем (Эмба) и Уил вышли из берегов.

Вернувшись из Узбекистана, Токаев извинился перед пострадавшими во время паводков и призвал казахстанцев к «сплочённости».

Ранее он подверг критике действия правительства и акимов. Токаев объявил строгий выговор первому вице-премьеру Роману Скляру и министру водного хозяйства и ирригации Нуржану Нуржигитову — за несвоевременное выполнение противопаводковых мер. Строгий выговор получили также акимы Атырауской, Акмолинской, Алматинской, Павлодарской и Абайской областей. Акимам Актюбинской, Костанайской, Западно-Казахстанской областей выписали строгие выговоры и предупреждения о неполном служебном соответствии.

Среди получивших выговоры и предупреждения главы МЧС, непосредственно отвечающего за предотвращение наводнений, не оказалось.

По мнению политолога Шалкара Нурсеита, отсутствие выговора может быть связано с приближённостью Аринова к Токаеву.

«Во-первых, Аринов в течение двух лет отвечал непосредственно за безопасность Токаева и в течение этих двух лет показал свою преданность. То есть он один из близких к Токаеву людей, пользующийся его доверием. Этот фактор, собственно, может, стал причиной его назначения», — говорит Нурсеитов.

Ещё одной причиной, с точки зрения эксперта, может быть то, что Аринов сел в кресло министра относительно недавно.

Политолог Газиз Абишев считает, что министр не получил выговор, потому что был назначен меньше чем за два месяца до начала паводков.

«Министерство по чрезвычайным ситуациям — сложная организация. Когда человек приходит руководить ею, он вникает несколько недель. И отдельный вопрос: насколько это целесообразно — объявлять выговор за то, что творилось в предыдущие годы, в присутствии других чиновников, которые на местах должны за это отвечать», — комментирует Абишев, отмечая, что теперь нужно понаблюдать, как он справится с ситуацией.

ВИДЕОРЯД В СОЦСЕТЯХ С МИНИСТРОМ, НО БЕЗ ГОЛОСА МИНИСТРА

«В регионах совместно с акиматами проводятся мероприятия по борьбе с паводками… Я лично слежу за паводковой ситуацией», — сказал Аринов в видеообращении 27 марта. Это первое и пока единственное персональное обращение министра к казахстанцам с начала паводкового сезона.

По информации в telegram-канале МЧС, Аринов посетил несколько затопленных регионов. 6 апреля он отправился в Костанайскую область, вместе с акимом региона Кумаром Аксакаловым он посетил затопленные территории, эвакуационные пункты и дамбы.

В новостном блоке государственного телеканала «Хабар» о его поездке в Костанай приведена прямая речь министра — всего девять секунд. «Постараемся максимально всё быстро оперативно сделать. Конечно, всё зависит от этой стихии. Максимально в кратчайшие сроки вернуть вас в ваши дома», — сказал Аринов на встрече с эвакуированными из зон затопления.

На размещённых в Сети фотографиях и видеороликах, которые были сняты во время поездки Аринова, он осматривает затопленные территории с вертолёта. На кадрах министр никак не комментирует происходящее — его видно, но не слышно ни одной его фразы.

После Костаная Аринов побывал в Северо-Казахстанской, Атырауской и Западно-Казахстанской областях — эти визиты состоялись после того, как Азаттык отправил запрос в МЧС, спросив о работе непубличного министра. И в Петропавловске глава МЧС дал комментарии двум государственным телеканалам. В эфире телеканала Qazaqstan министр сказал, что уровень воды в реке Есиль может подняться и что из России в реку Жайык (Урал) идёт большая вода, поэтому спасатели делают всё возможное, чтобы вовремя эвакуировать людей. В разговоре с каналом 24.kz Аринов рассказал об угрозе затопления расположенных у берегов реки Есиль (Ишим) населённых пунктов и об эвакуации жителей.

«Мы предоставляем транспорт, мы предоставляем спасателей, наши ребята, они и спасают, они и грузчики, они и скот выгоняют. Потому что ребята переживают и хотят минимизировать ущерб для населения. Не допустить жертв, не допустить гибель домашнего скота, питомцев. Это вопрос номер один для нас», — заявил Аринов в интервью.

«Во время крупного стихийного бедствия, которое сейчас происходит в Казахстане и затрагивает жизни людей, когда рушатся дома, а люди лишаются имущества, им бы хотелось видеть очень активные действия правительства. На мой взгляд, министр [по чрезвычайным ситуациям] не был очень заметен», — говорит Джоанна Лиллис.

Непубличность министра, по мнению Лиллис, связана, вероятно, его предыдущей должностью и отсутствием опыта работы в правительстве.

«Аринов был не слишком заметен и не держал руку на пульсе, чтобы как-то успокоить людей. Возможно, из-за того, что он не политик», — делится мнением Лиллис.

ЧЕЛОВЕК «ВТОРОГО ПЛАНА»

Когда ситуация с паводками стала критической, Токаев создал Республиканский штаб по координации противопаводковых мероприятий и ликвидации последствий ЧС. Штаб возглавил премьер-министр, а первым заместителем руководителя штаба стал Канат Бозумбаев, получивший на фоне наводнений должность вице-премьера.

Премьер и его замы стали ньюсмейкерами в местных СМИ, которые выдают материалы под заголовками: «Бозумбаев оценил ситуацию в Западно-Казахстанской области», «Вице-премьер поручил начать принудительную эвакуацию людей из населённых пунктов Петропавловска», «Бектенов поручил до конца недели выплатить единовременную компенсацию».

Политолог Шалкар Нурсеит считает, что Токаев по возвращении из Узбекистана хотел показать себя эффективным кризис-менеджером, заявив, что ситуация находится под его контролем и отправив премьер-министра и вице-премьеров в затопленные регионы. В итоге на первый план после президента вышли премьер-министр и его заместители, а такие чиновники, как министр по чрезвычайным ситуациям, стали «фронтменами второго плана».

«Пока сам президент играет роль хорошего полицейского и кризис-менеджера, другие высокопоставленные чиновники вынуждены оставаться в тени», — отмечает Нурсеит.

Газиз Абишев считает, что незначительное присутствие главы МЧС в информационном поле связано с тем, что «общая пиар-нагрузка ложится на вышестоящих начальников».

«Министр не выступает, потому что вышестоящее начальство подключилось. Сам президент побывал в регионах, премьер-министр активно ездит по регионам, вице-премьеры. То есть несколько человек выше Аринова в служебной иерархии являются публичными спикерами», — убеждён Абишев.

Шалкар Нурсеит объясняет непубличность министра характером политического режима.

«При авторитарном режиме министр, назначенный президентом, несёт ответственность только перед президентом и формально перед премьер-министром. Своё поведение и действия в общественно-политической сфере он выстраивает в соответствии с указаниями администрации президента», — говорит он.

Джоанна Лиллис полагает, что после ликвидации последствий паводков власти должны задуматься об эффективности кадровой политики, когда назначения производятся по признаку лояльности.

«Это отражение того, что в Казахстане [министры] назначаются не с учётом их компетенции, а на основе лояльности к власти. Я могу только предположить, что Токаев доверяет Аринову и видит в нём надёжную фигуру. Но это не значит, что человек, которому можно доверить одну должность, справится и с другой. Поэтому, когда стихия утихнет, президенту, правительству и властям придётся обо всём этом поразмыслить», — заключает Лиллис.

Поделиться