Ишенбай Абдуразаков: «В случае избрания в Совбез ООН, Кыргызстан может представлять интересы всех малых стран мира»

Автор -
290

    В штаб-квартире Организации объединенных наций в Нью-Йорке сегодня, 21 октября, состоится голосование за кандидатуры ряда стран, претендующих на место непостоянных членов Совета безопасности ООН – органа, ведающего вопросами международной безопасности и стабильности. В Совбез ООН входят 15 стран-участниц, из которых пять – США, Россия, Китай, Франция, Великобритания – являются постоянными членами на правах стран-победительниц Второй Мировой войны.

    Кыргызстан претендует на место непостоянного члена Совета безопасности от Азии на 2012-2013 годы, однако конкуренцию нам составляет обладающий ядерным оружием Пакистан с населением свыше 187-и миллионов человек, имеющий свыше 100 дипломатических представительств по всему миру. По словам президента Кыргызстана Розы Отунбаевой, для избрания в Совет безопасности необходимо заручиться поддержкой 127-и государств-членов ООН из 194-х.

    О процедуре избрания в Совет безопасности ООН, «плюсах и минусах» Кыргызстана на международной арене, перспективах страны при голосовании и избрании в Совбез, в интервью KNews рассказал Ишенбай Абдуразаков, бывший государственный секретарь Кыргызстана, имеющий более чем 30-летний дипломатический стаж.

    Расскажите подробнее про процедуру избрания в Совбез ООН. В первый ли раз Кыргызстан претендует на место в нем?

    Все страны-члены ООН по уставу организации равноправны, поэтому могут избираться в Совет безопасности с учетом таких факторов, как вклад государства в обеспечение мира и безопасности, выполнение функций ООН, а также справедливое географическое распределение – членами Совбеза должны быть не одни и те же государства, а страны из всех частей света.

    Однако практика показывает, что крупные государства многократно избираются в Совет безопасности, хотя есть страны, которые ни разу не попадали туда. В частности, Пакистан уже шесть раз был членом Совета. Но если все время допускать членство более мощных стран в Совбезе, то где справедливость и равноправие, которые являются принципиальными в ООН?

    Кыргызстан подал заявку на членство в 2012-2013 годах еще в 1997 году, потому что членство в Совбезе является вопросом престижа и политического имиджа, а также может принести пользу с точки зрения опыта в международной деятельности. Поэтому наши претензии на место непостоянного члена  Совета являются резонными и разумными. Для избрания нам необходимо набрать 127 голосов из 194-х.

    Могут ли избираться в Совбез ООН небольшие страны?

    Несмотря на то, что мы малая страна и не можем соперничать с другими государствами в финансовом отношении и в плане участия в миротворческих операциях ООН, у нас должны быть свои гордость и лицо. К тому же, членство в Совбезе ООН необязательно предполагает наличие государственной мощи. Например, мы сейчас можем занять вместо Ливана, который еще меньше нас по населению и территории.

    Члены ООН должны дать возможность и шанс всем государствам участвовать в принятии решений в Совете безопасности. К тому же, мы не претендуем на постоянное членство, а только на два года.

    Как повлияют на голосование прошлогодние апрельские и июньские события в стране?

    Это сложный вопрос. Нельзя отрицать, что прошлогодние события подпортили наш имидж и они в какой-то мере повлияют на голосование, вызвав у некоторых государств сомнения, голосовать ли за нас. Но самое главное ведь в том, что эти события уже прошли и сейчас конфликт урегулируется. К тому же, для некоторых стран мира эти потрясения не будут играть большой роли, потому что мы не такая страна, которая у всех на виду, и о прошлогодних событиях в отдаленных государствах могут даже не знать.

    В то же время, у нас есть стремление улучшаться и осваивать новые ценности. Это не всегда получается сделать, однако само желание и стремление к этому много значат, потому что в некоторых странах мира об этом вообще не думают.

    А какие дополнительные факторы могут повлиять на голосование не в нашу пользу?

    В отличие от наших соперников, у нас нет постоянных контактов на высоком уровне со многими странами мира. Наше общение с ними ограничивается только на уровне международных организаций: ООН, ОБСЕ, Организации Исламской конференции. В эти организации мы входим, но есть еще больше стран, которые туда не входят. Большое количество стран в Латинской Америке и Океании не входят в вышесказанные организации, но они тоже члены ООН и имеют свои голоса.

    Пакистан в этом отношении более сильная страна, у него есть возможности работать почти со всеми странами-членами ООН на местах. У нас же постоянной платформой для работы в этом направлении является Нью-Йорк и штаб-квартира ООН, где мы работали с постоянными представителями разных стран в Организации объединенных наций.

    Какую роль при голосовании сыграет размещение в стране американского Центра транзитных перевозок «Манас», поддержка Кыргызстаном международной операции в Афганистане и первая женщина-президент в Центральной Азии?

    Некоторые страны могут воспринять эти факторы, как плюс, а другие государства — наоборот. Главным вопросом является, каково будет соотношение этих стран при голосовании и до него трудно сказать, какие государства поддержат нас, а какие выступят против

    Страны Европы будут приветствовать наличие женщины-президента, но многие государства с жестким феодальным правлением не одобряют это. Что касается размещения ЦТП «Манас» — мы дали разрешение на его создание и использование в качестве поддержки международной коалиции в Афганистане и таким образом облегчили действия коалиционных сил.

    Растет ли актуальность нашего избрания в Совбез ООН в виду предстоящего в 2014 году вывода американских и союзных войск из Афганистана?

    Это обязательно будет играть роль, однако вслух не будет озвучиваться. Но пока никто не будет говорить с уверенностью о выводе войск из Афганистана, потому что президент Хамид Карзай не пользуется там успехом и популярностью. В некоторых провинциях страны все еще продолжаются нападения и террористические акты.

    Вообще, было бы очень разумно, если бы пакистанцы нам уступили сейчас и выдвинули свою кандидатуру именно после 2014 года, когда планируется вывести войска из Афганистана. После этого события, роль Пакистана в регионе возрастет.

    Недавно к нам приезжала министр иностранных дел Пакистана Хина Раббани Кхар. Как это связано с голосованием?

    Я думаю, она приехала и в мягкой форме намекала, чтобы мы сняли свою кандидатуру. Хотя у нас неплохие отношения с Пакистаном и худо-бедно они равиваются в конструктивном и позитивном русле, это не должно быть поводом для нашего отказа от баллотирования в Совбез ООН. Пакистанцы должны относиться к этому с пониманием.

    Чем Кыргызстан может заняться в Совете безопасности в случае избрания?

    Членство в Совете – это большая ответственность и многое при голосовании будет зависеть от того, как к этому отнесутся постоянные члены Совбеза. Также будет иметь значение отношение других стран мира, которые при голосовании будут исходить из принципа равенства и справедливого географического распределения. Если Кыргызстан изберут в Совет, то мы будем первой страной в Центральной Азии, ставшей непостоянным членом. Но никаких преференций или льгот нам это не даст, деньги за это нам никто не будет платить.

    В случае нашего попадания в Совбез ООН, мы сможем озвучить проблемы и представлять интересы всех малых государств мира: горных стран без доступа к морю и стран в верховьях рек.

    Если посмотреть на нашу общественную и политическую составляющие, то мы, являясь многонациональной и многоконфессиональной страной, имеем свой опыт в решении таких вопросов, хотя и у нас были сложные проблемы в этой сфере. Также мы можем делиться опытом демократизации переходных государств.

    Наше попадание в Совет безопасности будет означать честь, доверие, а также огромную ответственность. Но если не пройдем, то не надо расстраиваться.

    Что могло предпринять Министерство иностранных дел Кыргызстана, чтобы заручиться поддержкой, как можно большего количества стран ООН перед голосованием?

    Следовало гораздо раньше начать переговоры об этом и необходимо было доказывать, что мы имеем право на членство в Совете безопасности, не имеем каких-то эгоистичных интересов, хотим честно и справедливо представлять те страны, с которыми мы имеем нечто общее и озвучивать их голос. Другого выхода нет и не было из-за отсутствия финансов.

    Как вы можете, в целом, оценить работу нашего Министерства иностранных дел?

    Есть фраза из одного из фильмов – «Не стреляйте в пианиста, он играет, как может». Министерство должно было работать более активно, но для этого мы должны четко определить концепцию государственной политики, в том числе внешней.

    Также МИД должен быть укомплектован только профессиональными кадрами и за границу в качестве послов надо отправлять людей, которые могут представлять там наши интересы, знакомых с проблемами как Кыргызстана, так и с проблемами той страны, куда они направляются.

    Сейчас нам надо много работать и изучать передовой опыт зарубежных стран. Внешняя политика – это не только протокольные мероприятия и посещение приемов, а изучение других стран мира. В частности, для этого государство должно само давать заказы вузам и исследовательским организациям, чтобы мы следили за тем, что происходит в мире и попытались применить у себя. Но наши учиться не любят, а это пагубно. В наш век динамической глобализации мы всегда должны смотреть только вперед, а не назад.

     

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться