Максатбек Ишенбаев: «Часть акций «Центерры» следует продать, а не использовать в качестве залога»

Автор -

    Уже утвержденная Среднесрочная программа развития Кыргызстана на 2012-2014 годы включает в себя множество проектов, направленных на развитие экономики Кыргызстана. При этом разработчики Программы для реализации данных проектов намерены использовать средства, полученные под залог акций «Центерры Голд инк.» — компании, занимающейся  приобретением, разведкой, разработкой и эксплуатацией месторождений золота в Центральной Азии.

    В правительстве такой шаг считают инновационным, но верным. О недостатках данного решения KNews побеседовал с независимым экспертом, председателем Правления ОАО «Залкар Банк» Максатбеком Ишенбаевым.

    У Вас уже есть свое сложившееся мнение об идее заложить акции «Центерры» для осуществления ряда государственных экономических проектов?

    Да. Не знаю только, насколько теперь правительство будет менять свою Среднесрочную программу стратегического развития страны, потому что она уже утверждена. В этой Программе как раз предусматривается, чтобы акции были заложены, и как раз за счет этих заложенных акций создается Банк развития.

    Ну, во-первых, мое мнение заключается в том, что акции закладывать нельзя, они сейчас в цене, спрос на них есть. Я помню, что в 2004 году стоимость золота была около 400 долларов за унцию. Сейчас она выросла до 1,7 тысяч долларов за унцию. Нужно воспользоваться этим, потому что такая ситуация длиться вечно не будет. Быть может, она и будет длиться долго, но это все относительно: еще год-два, а потом все это золото выроют, продадут, и оно кончится. Даже с учетом других месторождений – например, в Монголии – нужно понимать, что запасы все равно истощаются. Непонятно, как долго будет длиться финансовый кризис, насколько долго люди будут уходить из ценных бумаг в золото – ни один прогнозист, ни один ясновидец, никто сейчас этого не скажет. Поэтому, я считаю, сейчас хорошее время для продажи акций.

    Сейчас есть Программа, согласно которой мы хотим сделать что-то реальное, и нам нужны деньги. Вот нужны деньги на развитие ипотеки, пожалуйста — посчитайте, сколько именно вам нужно. Думаю, 100 миллионов долларов хватит на создание ипотечной компании, поэтому можно продать акций на эту конкретную сумму.

    Но в программе развития речь не идет об ипотечной компании, там отмечается создание Банка развития, через который и будут осуществляться проекты, в том числе и проект государственной ипотеки.

    Об ипотечной компании я говорю потому, что не думаю, что ипотека должна развиваться через Банк развития. Обычно везде в государствах, где есть Банки развития, они создаются для стимулирования экспорта, поддержки экспортеров страны. Они создаются для того, чтобы менять и внедрять новые технологии, новое производство, чтобы продукция, созданная за счет этого, шла на экспорт. Банки развития не должны заниматься ипотекой, это конкретная задача одной конкретной компании — ипотечной, или же конкретная задача коммерческих банков, которые, в принципе, могут с этим справляться.

    Что касается других проектов, которые хотят делать через Банк развития, а именно — лизинга и кредитов, то, опять же, предпринимателей мы сами кредитуем, мы – это коммерческие банки. А для фермеров у нас есть тот же «Айыл банк». Пожалуйста, если нужно фермерам какие-то еще льготные кредиты, используйте «Айыл банк», он есть у вас, «накачивайте» его, давайте ему эти деньги. Продайте часть акций «Центерры», дайте эти деньги в кредит «Айыл банку», который будет какую-то минимальную «маржу» накручивать и уже дальше предоставлять фермерам.

    Хотите лизинг развивать — пожалуйста. Законодательство у нас относительно наших соседей очень хорошее, созданы условия для развития лизинговой деятельности. Можно опять же создать отдельную лизинговую компанию. А Банк развития — это не лизинговая компания, это разные понятия.

    И все-таки, почему бы все эти проекты не делать пусть не через один финансовый институт, но за счет заложенных акций «Центерры»?

    Акции эти достаточно волатильные, то есть их стоимость постоянно меняется. Скажем, за один торговый день можно потерять 100 миллионов долларов.

    Сейчас – гипотетически — для того, чтобы создать Банк развития нам нужно 500 миллионов долларов. Для этого нам следует заложить акции на сумму в 700 миллионов, потому что любой банк будет брать в залог больше. Если стоимость акций будет падать, то государство будет вынуждено докладывать в залог еще. То есть мы акции заложили на 700 миллионов, получили всего 500. Потом с этих 500 мы платим еще и проценты, пусть они будут низкие, и мы получим их у хороших высокорейтинговых институтов, но все равно это будут коммерческие кредиты, все равно по ним нужно будет платить проценты. Таким образом, мы еще будем нести дополнительную финансовую нагрузку и еще увеличим свой внешний долг. И мы увеличим этот внешний долг не за счет льготных кредитов, которые нам дают Международный валютных фонд, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития и так далее, где процентная ставка очень низкая – 0,75 %, и выплачивать эти кредиты нужно в течение 20-40 лет. Закладывая акции, мы такой возможности не получим, здесь нам дадут конкретный коммерческий кредит. Да, если акции ликвидны, залог ликвидный, то, конечно, ставка будет пониже, но не 0,75 %, а примерно на уровне 2-3 %. Для бюджета их возвращать будет очень сложно.

    Кроме того, по законодательству Кыргызстана мы не можем создать банк на заемные средства — это запрещено. Мы занимаем деньги, которые нужно возвращать, а лицензию банку дают только тогда, когда капитал сформирован за счет собственных средств, которые возвращать не надо.

    Получается, правительство хочет заложить акции для создания Банка развития, но при этом фактически мы не сможем создать его на эти деньги?

    Я считаю, что да. У меня язык не поворачивается, конечно, сказать, что это глупая идея, наверное, я всех там обижу. Есть актив, реально есть актив, и реально он ликвидный, просто нужно взять ответственность, нужно политическое решение. Конечно, будет куча критиков, но если мы хотим, чтобы эти акции принесли пользу для страны, нужно частями их продавать. Я не говорю, что весь пакет нужно продать, потому что это будет экономически неэффективно, и потому что котировки «обвалятся», акции «Центерры» резко упадут вниз.

    В конце концов, есть разные инструменты продажи: есть опционы, когда у тебя есть выбор, продавать или нет — то есть ты договор заключил, премию платишь, но если цена еще ползет вверх, ты на этот момент можешь не продавать. Есть другие инструменты, и те, кто разрабатывал Программу развития, должны об этом знать, у правительства должны быть свои эксперты.

    Потом, я думаю, наши дети, наши внуки и правнуки нам не простят, что у нас был такой хороший актив на 1,5 миллиарда долларов, и что мы даже по чуть-чуть – по 50-100 миллионов — не продавали его и не использовали для каких-то целей, для развития. Следующее поколение нам будет, грубо говоря, «предъявлять», мол, у вас была возможность, у вас были живые деньги на руках, а вы «профукали» эту возможность, и сейчас эти акции стоят всего 300-500 миллионов долларов.

    Но ведь продав акции, мы получим деньги разово, тогда как, имея их в своей собственности, имеем периодические отчисления в течение длительного срока.

    Не нужно держаться за эти 33 % акций. Многие политики думают, у нас есть 33 % в компании, которой мы управляем. Но опять же, есть ли смысл? Да, мы получаем дивиденды, никто не спорит. Но дивидендная политика принимается на общем собрании акционеров, то есть конкретно Кыргызстан не сможет заставить «Центерру» выплатить 100 % прибыли на дивиденды, потому что есть большинство акционеров, которые владеют 67 % ценных бумаг. Они, а не мы, решают, в каком размере выплачивать дивиденды.

    Кроме того, не стоит забывать, что Кыргызстан получает кучу налогов за то, что у нас разрабатывается месторождение «Кумтор». Это и рабочие места, и всевозможные отчисления —  бюджет на «Кумторе» зарабатывает очень хорошо, это сам по себе достаточно весомый актив в экономике страны.

    То есть все эти отчисления будут поступать Кыргызстану, даже если у нас не будет акций?

    Да, нам нужно иметь 33 % только ради того, чтобы получать дивиденды по концу года. Но сработает ли в целом  компания хорошо за год, получит ли она прибыль, — мы не знаем. Вдруг она завтра, к примеру, обанкротится. Тогда все наши акции упадут до нуля. Мы же не можем контролировать, в каких еще проектах эта компания захочет принять участие. В Монголии, в России у нее есть месторождения, куда-нибудь в Африку залезет, там у нее отберут, национализируют, к примеру, месторождение. Мы прекрасно понимаем, что все это может случиться, акции могут упасть, депутаты какие-нибудь в Монголии также могут поднять вопрос по месторождениям, на которых работает «Центерра», как и наши поднимают. Как только у нас начинают рассматривать вопрос по «Кумтору», акции «Центерры» сразу же начинают идти вниз. Рынок же отслеживает это все. И иметь вот такой волатильный нефиксированный актив, который каждый день меняется – и в хорошую, и в плохую сторону — не так уж и хорошо.

    Не надо Кыргызстану быть долгосрочным, стратегическим инвестором компании «Центерра». Государство – плохой менеджер. Особенно наше государство…

    А в целом по программе у Вас есть нарекания? Кажется, что она разрабатывалась с учетом того, что будут приходить новые сильные менеджеры, которые смогут эту программу правильно реализовать, чтобы она реально работала.

    Вот эта данная программа у меня вызывает определенный скептицизм. Ее уже и депутаты каждый по-разному называл. Я прямо такими словами не хочу называть эту программу, жестко критиковать ее. Хорошо, что у нас в стране есть министры, которые вообще задумываются о среднесрочном развитии страны, не затыкают дыры, не тушат пожары, а есть план стратегического развития, но насколько этот план качественный – вот, что вызывает вопрос. Насколько он проработан? Там нет конкретных цифр, сколько нам нужно на ипотеку, сколько нам нужно на лизинг, на другие вещи. Думаю, что все эти вещи можно решать структурными реформами, о которых я уже говорил: создавать ипотечную компанию, развивать лизинг и так далее.

    Чтобы все это заработало, нам необходимо параллельно бороться с коррупцией. Кроме этого – сократить государственный аппарат, «порезать» штат чиновников в два-три раза. Не нужно такое  бремя на бюджет взваливать  – оплачивать тех многих бездарных чиновников, которые сидят сейчас в госаппарате. Лучше эти средства потратить с пользой. Мы хотим, чтобы брать ипотечные кредиты могли все граждане, даже с небольшим достатком – пожалуйста, те деньги, что будут сэкономлены в бюджете за счет уменьшения числа чиновников, мы должны отправлять на субсидирование процентной ставки.

    Все говорят, что у банка высокие процентные ставки, что он устанавливает планку в 15 % годовых. Тогда пусть 10 из этих 15 % покрывается за счет бюджета, пусть сам учитель со своей зарплаты платит только 5 % — вот это будет реальная помощь и для банков в плане того, что они свои риски буду снижать, и для граждан с невысокими доходами.

    Это нормальный механизм, который работает и в России, и в других странах. Кто хочет реально этим заниматься, кто хочет реально помочь, тому нужно сесть и за месяц этот механизм разработать. Потребуется пара толковых экономистов, пара банкиров и все.

    Получается, что при такой схеме государство работает безвозмездно – отдает, ничего не получая взамен?

    То, что сейчас государство платит зарплату огромному чиновничьему аппарату, — это же тоже безвозмездно. Поэтому, если мы хотим развивать ипотеку и помогать при этом учителям, врачам, такие механизмы нужны. Тогда любой человек будет видеть, что это реальная помощь в приобретении квартиры, что государство ему помогает. Сейчас никто не хочет быть учителем, никто не хочет быть врачом, если же со стороны государства будет реальная помощь, то, думаю, ситуация изменится и в этом плане.

    Возвращаясь к программе: скептицизм у вас вызывает степень ее доработанности – отсутствие цифр, конкретики и так далее, или же ее наполнение?

    Расставленные приоритеты. Вот эти приоритеты, что очень большой упор делается на Банк развития, про него все говорится. Хорошо, делайте Банк развития, но у него, повторюсь опять, совсем другие задачи, он должен помогать нашим экспортерам.

    Может быть просто название неудачное подобрали? Ну, назовут они его не Банк развития, а как-то по-другому. Или Вы считаете, что вообще эта структура не нужна?

    Я считаю, что госбанк еще один здесь не нужен. У нас есть достаточно хороший банк РСК, у нас есть «Айыл банк», который кредитует как раз фермеров, зачем нам третий государственный банк?

    Если Вы видите недочеты этой программы, наверное, и в правительстве это видят. В чем тогда дело? На этих недочетах кто-то что-то выиграет?

    Не думаю, что есть какие-то скрытые цели. Просто я считаю, что многие, кто принимает решения, покупаются на красивые слова, суть которых не понимают до конца. Помню, в свое время Данияр Усенов любил говорить всякие новомодные словечки, и многие, просто чтобы не выглядеть глупо, соглашались. Данияр Усенов говорил: «Мы выведем аэропорт «Манас» на IPO». Я думаю: «Боже, о чем он говорит, какое IPO, как на него можно вывести аэропорт?». И некоторые чиновники в это время, наверное, сидели и думали: «Что же такое IPO?»

    Да, кстати, что же это такое?

    Это публичное размещение акций где-то, скажем, на Лондонской бирже. А там же не дураки сидят на Лондонской бирже, чтобы покупать акции аэропорта «Манас». Это нужно такую огромную работу сделать – как минимум получить инвестиционный рейтинг для страны. У нас ни одна компания не соответствует требованиям IPO, кроме той же «Центерры». И то же самое здесь – есть какие-то умные словечки типа «банк развития», «ипотека», «лизинг», там сидят, кивают: да это надо. У нас вообще очень мало экономистов — это проблема нашей страны. Посмотрите, наши кандидаты в президенты… Никто из них не защищал экономическую программу, хотя в любой другой развитой стране, в тех же Штатах, людей, в первую очередь, выбирают на основании их экономической программы. У нас же часть говорила: «посадим тех, кто виноват в июньских событиях», часть говорила: «Бакиевы не должны прийти к власти». И в итоге мы голосовали просто эмоциями.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться