Чолпон Джакупова: «Нынешняя власть – просто бессовестные и жадные»

Автор -

    Руководитель правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупова рассказала KNews о главных проблемах, с которыми приходится сталкиваться практикующим юристам,о работе своего объединения и действующей власти.

    «На этой неделе правовая клиника «Адилет» отметила свое десятилетие. Идея ее создания принадлежала главе миссии Управления Верховного комиссара по делам беженцев ООН в Кыргызстане Джеймсу Линчу. Мне предложили возглавить новую организацию. Я в то время работала заместителем директора Бишкекского центра по управлению миграционными процессами, и планов покидать его не было. Меня вполне устраивал статус заместителя, который чрезвычайно удобен тем, что ты можешь заниматься проектированием и содержательной частью, а администрирование и ответственность ложатся на плечи директора. Месяцев шесть я отказывалась, а меня настойчиво уговаривали. В конце концов, Джеймс Линч поставил условие: если я не соглашусь, он перестанет финансировать Бишкекский центр по управлению миграционными процессами. Так что в какой-то степени выбора у меня не было, и с февраля 2002 года начала работать правовая клиника «Адилет». А юридически она была зарегистрирована 28 мая 2002 года, и именно эту дату мы считаем днем рождения нашей организации.

    Были ли сложности? Да. Я думаю, что период становления — это всегда некий микс сложностей чисто организационного характера и периода самоутверждения. В то же время начало любой деятельности – это энтузиазм и убежденность, потому что еще нет разочарований.

    Вначале клиника занималась только правами беженцев и лиц, ищущих убежище, но уже на следующий год наша деятельность расширилась. Сегодня «Адилет» помогает наиболее уязвимым слоям населения: несовершеннолетним, апатридам, лицам, живущим с ВИЧ, женщинам в сельской местности, лицам с ограниченными возможностями здоровья.

    Де-юре в Кыргызстане есть много правозащитных неправительственных организаций, но де-факто их в сотни раз меньше. Устойчивость любой проектной организации зависит от умения постоянно находить источники финансирования, чтобы у уязвимых слоев населения была возможность получать качественные юридические услуги на бесплатной основе. Платных адвокатских контор очень много, богатые всегда могут нанять самых высококвалифицированных врачей, юристов, учителей и обеспечить себе лучшие услуги. Но есть категория людей, у которых в силу различных особенностей, в том числе физиологических, нет денег нанять хорошего адвоката – это несовершеннолетние, сироты, инвалиды, пенсионеры, беженцы и другие. Девиз правовой клиники «Адилет» — «Справедливость – это право слабейшего», то есть справедливость в государстве оценивается по отношению к самым незащищенным слоям населения.

    Мои сотрудники – профессионалы, наученные сопереживать и работать честно

    Сегодня в клинике сосредоточена команда высококвалифицированных юристов. Если честно, мне стоит немалых усилий удержать их в этой организации, потому что заработная плата, которую получают юристы их уровня и квалификации в коммерческих структурах и международных организациях, в разы выше. К сожалению, поэтому остается проблема текучести кадров. Мои сотрудники уходят, и к этому я отношусь с пониманием, я не могу до бесконечности эксплуатировать их энтузиазм. Я даю им возможность реализовать себя на начальном этапе и состояться в качестве профессионалов.

    Хочу сказать, что горжусь даже не брендом организации, а командой. В моих сотрудниках есть дух товарищества, коллективизма, борьбы, редкое чувство солидарности и порядочности. Я горжусь, что «Адилет» воспитал за 10 лет команду в 20-30 человек, у которых есть стержень, которые умеют слышать и сопереживать людям и, при этом, научены работать честно.

    В 2010 году у «Адилета» открылись филиалы в Оше и Джалал-Абаде после известных событий. Также сегодня у нас есть по 2 представителя-юриста в каждой области. К нам часто обращаются люди, дела которых уже лежат на рассмотрении в Верховном суде, а мы видим, насколько дело было безнадежно загублено еще в первой инстанции некачественной работой адвоката. Мы поставили себе цель – технически и консультационно поддерживать адвокатов, которые работают в более сложных и менее комфортных условиях в регионах. Через повышение их уровня, у граждан в регионах появляется возможность получать качественные юридические услуги.

    Мы берем дела, которые интересны с точки зрения ценностных ориентиров

    За десять лет работы правовой клиники «Адилет» нам удалось создать несколько прецедентов. Например, Международный комитет по правам человека в Женеве успешно рассмотрел четыре дела по обращению наших адвокатов, связанные с защитой прав беженцев из Узбекистана после Андижанских событий. В последнее время наша клиника занимается громким делом по апрельским событиям 2010 года.

    Мы создали прецедент и в Джалал-Абаде. В 2008-2009 годах к нам обратился офис ПРООН с просьбой, чтобы адвокат «Адилета» представлял интересы лица, которого довели до самоубийства, потому что была разглашена врачебная тайна о его заболевании, — он был ВИЧ-инфицированным. Местные адвокаты боялись заниматься этим из-за влиятельного чиновника от медицины и «крыши» в местной администрации.

    Мы очень часто выступаем и в защиту журналистов. Например, иск депутата Жогорку Кенеша Ирины Карамушкиной (СДПК) против журналистки Махинур Ниязовой. Дело даже не в том, что информагентство не может позволить себе нанять адвоката. Мне просто чертовски надоело, что большие чиновники (и все время члены одной политической партии) участвуют в скандалах. Когда человек совершает или с его позволения совершается правонарушение, а потом, будучи членом правящей партии, он прикрывает нарушителя, и при этом смеет заявлять о моральных ценностях, защите репутации и даже выставляет цену этой репутации – это, на мой взгляд, верх цинизма. Мы взялись за это дело, потому что хотим срывать маски с таких людей. Если бы у них было представление о морали, они должны были бы сдать мандат или, как минимум, не заниматься прикрытием нарушителя.  

    Мы берем дела, которые интересны с точки зрения разрушения ценностных ориентиров нормальных людей. У граждан должна быть уверенность, что хоть кто-то может сказать моральным уродам прямо в лицо, что они уроды.

    В последние два года юридическая профессия потеряла смысл

    Наша клиника стала свидетелем всех драматических изменений в стране за последние 10 лет. И говоря о правах человека, хочу сказать, что ситуация особенно ухудшилась в последние два года. При Аскаре Акаеве все только начиналось, коррупционные схемы только зарождались, но не было наглости. Все-таки была некая стыдливость, и правила в какой-то степени соблюдались. При Курманбеке Бакиеве остатки стыда были отброшены. Но нынешняя власть – просто бессовестные и жадные. И если Максим Бакиев составлял серые схемы и заумные комбинации вывода средств через оффшорные зоны, то нынешним руководителям в этом нет надобности. Они перед телекамерами могут придти и тупо разграбить банковские ячейки, а затем все это еще и «узаконить революционным декретом». Причем сопровождается все это воплями о преступности и коррумпированности прежнего режима. 

    Вообще уровень всего в стране снизился, произошла страшная маргинализация общества.

    Мне было смешно слушать отчет генерального прокурора Аиды Саляновой, который не выдерживает никакой критики. Любой студент-третьекурсник юридического факультета знает, что изъятие денежных средств из ячеек должно производиться в соответствии с законом, но генпрокурор утверждает, что в действиях членов Временного правительства Генпрокуратура не усматривает правонарушений. Но самое страшное, что этот бред с правовой точки зрения приняли 120 депутатов Жогорку Кенеша. В деле с банковскими ячейками «АзияУниверсалБанка» никто не задал генпрокурору самые простые вопросы для правовой оценки: «Были ли деньги из них изъяты с нарушением процессуальных норм?». Ответ был бы «да». Тогда возникает другой вопрос: «Почему деньги не были проведены через счет Центрального казначейства?». По логике генпрокурора и за июньские события 2010 года власть не должна нести ответственности, за исключением моральной. С каких пор бездействие, повлекшее за собой массовую гибель людей, не может подвергаться правовой оценке?

    Или другой пример – формирование судейского корпуса, которое длится уже два года. По прежнему законодательству двое судей в Конституционную палату уже избраны пожизненно, а по новому закону нужно добрать еще 9 человек сроком на 7 лет. Как так может быть: кто-то работает пожизненно, а кто-то определенный срок? Авторами законов оба раза выступили «заслуженные» юристы Данияр Нарымбаев и Омурбек Текебаев.

    В таких условиях юридическая профессия потеряла смысл, потому что она основывается на ответственности и осмысленности. Сейчас это понимают только те, кто работает с законом или в судебной системе. Но последствия разрушения правоохранительной и судебной системы затронут большинство граждан года через два. Страшные последствия отсутствия стабильного, понятного, логичного законодательства при алчности и отсутствии ценностей у элиты приведет к гибели государства. Африканизация страны с перманентными межклановыми разборками – очень удобная ситуация для разграбления ресурсов страны.

    При Бакиеве юристом было тяжело и страшно работать, а сейчас – бессмысленно. Произошла шейитизация страны, когда только один род деятельности приносит доход и имеет смысл: шантаж и выбивание новых преференций: то звания героев, то квартиры, то бесплатное обучение для детей.

    Да, я вынуждена критиковать власть, только, в отличие от других, я это делаю публично, а не на кухне. Я всегда с удовольствием и хвалю, если есть за что. Но критиковать приходится, потому что чем выше человек, тем страшнее последствия его ошибок. С этой точки зрения «Адилет» – организация с абсолютной гражданской позицией.

    В планах — коммерциализация

    Для устойчивости организации в последнее время мы все чаще думаем об открытии коммерческого бюро, чтобы часть услуг оказывать на платной основе. Парадоксально, но люди редко бывают благодарны, когда они получают услуги бесплатно. Когда ты платишь, ты понимаешь, что ты оторвал от собственной груди что-то и появляется уважение к профессии адвоката. А когда получаешь бесплатно, не ценишь этого и думаешь: «Они обязаны». Нас так часто упрекали в том, что мы «грантоеды», что невольно хочется заставить платить по счетам собственных граждан. Может, это и будут самые действенные уроки по воспитанию ответственности…».

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться