Сарылбек Борбашев: «Отбор судей в Кыргызстане превращается в их аттестацию»

Автор -
366

    Совет по отбору должен отобрать 35 новых судей Верховного суда. Несмотря на то, что конкурс проходит слаженно и четко, некоторые члены Совета недовольны его ходом. Свое недовольство и точку зрения на конкурс в интервью K-News выразил член Совета по отбору Сарылбек Борбашев от партии «».

    Как Вы прокомментируете нынешний конкурс в Верховный суд?

    ждет настоящего отбора судей. и основным фильтром конкурса должна быть вся профессиональная и жизненная деятельность претендентов.

    На мой взгляд, нельзя считать настоящим отбором изучение и проверку профессионального багажа кандидата в течение 30 минут, когда он предстает перед Советом. За эти 30 минут нельзя делать выводы и решать, соответствует ли претендент должности судьи. К тому же может выпятить и показать членам Совета свой профессионализм.

    Если мы определяем, соответствие или несоответствие кандидата судейской должности на основании его профессионального багажа, то это не тот отбор, который ждет Кыргызстан. Это обычная аттестация судей.

    Что еще в отборе вызывает у Вас нарекания?

    Все жалобы и отрицательные отзывы рассматриваются здесь, как незначительное приложение к общей характеристике претендентов. Будь-то 35 жалоб на кандидата или всего три, но они все будут оценены в минус три балла к общей оценке претендента. Причем, все жалобы называются неподтвержденными.

    Нельзя говорить, что жалобы неподтвержденные. Можно обозначить их непроверенными, и это будет вернее. Чтобы жалобу признать неподтвержденной, нужно же провести определенное разбирательство: заслушать все стороны, назначить какую-либо экспертизу, получить показания всех сторон.

    Само собой, что в работе судьи есть благодарные и обиженные, причем последних больше. Но нельзя большое число жалоб одним махом назвать неподтвержденными. В этих жалобах же могут заключаться судьбы людей, бумаги с написанными жалобами могут быть пропитаны болью и слезами людей и семей! Ставить оценку минус три балла за все жалобы не является соразмерным тому, что побудило написать их.

    Как Вы предлагаете проводить отбор?

    Я бы хотел, чтобы отбор происходил с акцентом на рассмотрение личностей каждого претендента и только потом всех остальных параметров, включая профессиональный багаж.

    Кыргызстану известно, кто есть кто, кто в какую эпоху — Акаева или Бакиева — смог себя показать, сохранить безупречность и беспристрастность в своей работе.

    А что Вы имеете в виду под рассмотрением личностей кандидатов? Сидеть и просто обсуждать их личную жизнь?

    Рассматривать историю претендента.

    А жалобы и биографии кандидатов — это не история?

    Это больше подходит на оглашение резюме…

    Но ведь процедуры отбора определены законодательством?

    Определены законодательством, но конкретное положение об отборе закреплено нами. Мы сами его выработали и по нему работаем. Не было такого, что этот документ спустили нам из Жогорку Кенеша или правительства, а мы начали работать по этому документу.

    Значит, Совет по отбору не заинтересован в отборе лучших судей?

    Я не знаю, заинтересован ли Совет в отборе лучших судей. Но в течение года существования Совета я видел, что при упоминании слов «реформа и революция» у некоторых членов Совета появлялись ироничные ухмылки…

    Некоторые члены Совета воспринимают реформу судебной системы, как борьбу Дон Кихота с ветряными мельницами. Типа: «Да нужно ли тебе это все!». У них есть такое восприятие и безразличное отношение к реформам, потому что они комфортно себя чувствовали и чувствуют при любом режиме. Мало в Совете людей, которые хотят понимать необходимость настоящих революции в судебной системе. А ведь люди хотят иметь чистый судебный корпус.

    К сожалению, нынешний состав Совета по отбору не хочет понимать, что такое боль настрадавшихся от судов людей. Многие из членов Совета сами не страдали в жизни от судов, а просто наблюдали за происходившими в Кыргызстане событиями на экранах телевизоров.

    Вы предлагаете более тщательно подходить к жалобам на кандидатов в судьи?

    В 2011 году я предложил ввести критерий, по которому нужно рассматривать, принимал ли претендент политические решения в угоду прежней власти, то есть в пользу Курманбека Бакиева. Я не говорю о тех случаях, когда судья принял решение в угоду обычных или более низких по рангу людей.

    Судья, который привержен Ташматову или Сидорову — он не настолько опасен, как тот судья, который вынес политическое решение в угоду определенного круга политических людей.

    Прислуживавшие прежнему режиму судьи являются самыми опасными. Но многие из судей, которые выдвигаются сейчас в Верховный суд, раньше работали при Акаеве и Бакиева. Почему их не отсеивают и не принимают во внимание их прошлое?

    Если подходить так к отбору так, как мы делаем это сегодня, то все судьи подходят к требованиям. Отсеивание может произойти только тогда, когда мы будем рассматривать, что судья сделал плохого и хорошего за свою карьеру.

    К сожалению, многие критерии отбора изначально были поставлены не совсем верно. Например, есть критерий о количестве государственных наград у претендента. Но если судья получил награду за политическую гибкость при Курманбеке Бакиеве (экс-президенте — прим.ред.) или за принятые решения в пользу его окружения? Ведь в те годы за такие решения выдавались звания, грамоты, поощрения. А сегодня это все воспринимается, как положительный аргумент в пользу кандидата.

    Одним словом — желаемый народом отбор в Кыргызстане превращается в их аттестацию.

    Напомним, в Кыргызстане проходит второй тур конкурса на замещение 35 вакансий в Верховном суде. 71 человек претендует на судейские должности.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться