Руины дома Терентьева: укор из прошлого, стыд настоящего и отсутствие будущего

Автор -
2051

Первое, что приходит на ум при посещении загородного дома первого старосты Бишкека Ильи Терентьева – это слова, которые для официальной публикации никак не подходят, уж слишком некультурные ассоциации и эпитеты рождаются в голове. Такие же некультурные, как и те, кто превратил место исторического значения в общественный сортир, яму для наркоманов и бомжатник. В обгоревших, рассыпающихся от времени руинах – горы мусора: шприцы, окурки, бутылки. Вонь стоит непередаваемая. Воняет людьми, которые почему-то считают, что здание, построенное в конце 19-го века, лучше всего подходит для справления нужды. Воняет человеческой узколобостью, серостью и необразованностью. Если однажды Кыргызстан не на словах, а не деле решит приобщиться к всемирному историческому туризму то, пожалуй, это место стоит поставить первым пунктом в списке посещения достопримечательностей для зарубежных гостей. Лучшего примера показать прошлый и современный культурный уровень общества и государства в целом, пожалуй, не найти.

А кто такой этот Терентьев?

Для определенного круга читателей рассказ о доме Ильи Терентьева лучше начать с его хозяина, человека для истории Кыргызстана поистине выдающегося, но почему-то современными мужами исторических наук невзлюбленного, ну или просто игнорируемого. Как будто и не было его. Вышло как-то так, что в программу школьного образования личность эта не вошла, а если и вошла, то упоминается кратко – двумя-тремя формулировками.

Илья Федорович Терентьев родился в 1848 году в семье мастера-оружейника из Ижевска. До пенсии жил в городе Верном (ныне Алматы). В конце 19-го века купец вместе со своей семьей перебрался в Пишпек. В 1895 году Терентьева избрали старостой упрощенного городского самоуправления, состоявшего из собрания в 15 человек. Своего рода первый городской кенеш.

Своим современникам он запомнился, как человек принципиальный. Как личность, его можно охарактеризовать по нескольким моментам. Был случай, когда члены городского самоуправления отказались назначать двум осиротевшим сыновьям уездного фельдшера пособие на учебу. Илья Терентьев обратился за помощью к губернатору. Рассмотрев прошение, тот дал распоряжение поддержать оказавшихся в сложной ситуации детей. Благодаря этому поступку, Михаил Васильевич Фрунзе, один из тех самых сирот, позже смог закончить гимназию.

В первый год своего управления Илья Терентьев организовал общественную новогоднюю елку, под его руководством была построена первая больница на семь мест, первая аптека. Он принимал активное участие в озеленении Пишпека, открыл первую ярмарку и первое подобие банка – «общество мелкого кредитования». Провел первую перепись населения. В 1897 году пишпекчан было 6 615 человек. При его участии Пишпек узнал, что такое синематограф и театр. Открылись частные кузнечные мастерские, пекарни, купеческие лавки. Культуре глава города придавал особое значение. Современный театр русской драмы имени Чингиза Айтматова стоит на месте кинотеатра «Эдисон», со зрительным залом на 400 мест. Илья Тереньтев за свои заслуги был отмечен целым рядом государственных наград.

Загородный дом Терентьева

Те руины, которые сегодня можно увидеть в парке имени Кычана Джакыпова, по соседству с бывшим Домом пионеров – загородный дом Ильи Терентьева. Рядом с дачей находилась плантация хмеля. Градоначальник, помимо всего прочего, первым в Кыргызстане организовал промышленное изготовление пива. Вокруг дачи главы города был разбит сад. Свой последний урожай хмеля Терентьев собрал в 1913 году. 14 мая 1914 года первого старосты Бишкека не стало – Илья Федотович скончался в возрасте 66 лет.

Спустя столетие практически не осталось и следа от того, что привнес в современный Бишкек Терентьев. От посаженой им рощи осталось одиноко стоящее дерево. Оно нависает над развалившимся домом и как будто пытается прикрыть своими хвойными ветвями останки дорогого ему прошлого от нелепой и слепой современности.

Вопрос реконструкции дома Терентьева поднимался не раз. Высказывались предложения архитекторов, публике показывались возможные варианты восстановления парка и усадьбы. Все тщетно. Городская мэрия открещивается от наследия своего предшественника, убеждая, что участок и остатки усадьбы находятся на балансе Министерства культуры. Судя по его современному состоянию, с уверенностью можно сказать, что исторический памятник на балансе этом «висит», а не находится. Эдакий ребенок-отказник или, скорее, брошенный в дом престарелых ветеран. Искать виноватых в этой ситуации хочется меньше всего. Как говорится, было говорено-переговорено сотни раз – толку нет. Несмотря на публикации журналистов, реакцию общества, чиновники всех мастей продолжают хранить молчание и спихивать усадьбу друг на друга, как бомбу, ну или констатировать факт -отговорку «денег нет, в бюджете не запланировали».

Остается только гадать, чем же так не угодила современным управленцам память о первом градоначальнике. Быть может, боятся наивные, что на фоне его достижений, наград и шагов их сегодняшние поступки покажутся шажками, награды – медальками, а работа – тщетными потугами. Потому что при нем ели на городских площадях не падали, рощи не вырубались под особняки богатеев, новостройки формировали город, а не висели саманной удавкой на шее горожан. Ответить на этот вопрос сложно. Вновь воссоздать усадьбу сегодня, наверное, смог бы сам Илья Федорович, если бы чудом восстал из мертвых, вновь разбил плантации хмеля, организовал несколько ярмарок и на вырученные деньги провел реконструкцию… У ныне живущих начальников на такие поступки, похоже, нет ни сил, ни духа.

В приложении к материалу — современное состояние загородного дома Ильи Терентьева

Поделиться