Темир Сариев против иссыкульского «Лас-Вегаса», и за преобразование Иссык-Куля в зону duty free (интервью)

Автор -
356

    Темир Сариев – одна из ключевых фигур в знаковых событиях, происходивших в Кыргызстане за последний год. Глава МЭ уговаривает бунтовщиков Джети-Огуза разблокировать дорогу и не обесточивать стратегического инвестора, его ведомство в эти месяцы разрабатывает «дорожную карту», ведет непростые переговоры по вступлению Кыргызстана в Таможенный союз. Он ищет пути компенсации огромных потерь от предстоящего вывода ЦТП «Манас». Глава министерства возглавляет госкомиссию по «Кумтору», чьи рекомендации лежат в основе предложений Кыргызстана на ведущихся сейчас тяжелейших переговорах с Центеррой. Его ведомство отвечает за реализацию крупных национальных проектов. Обо всем этом, а также об идее игровой зоны на Иссык-Куле, — в его интервью нашему агентству.

    По недавней ситуации. Почему первым в Джети-Огуз на разговор с демонстрантами прибыли Вы, а не силовик, не глава области?

    Во-первых, сами люди просили, чтобы приехал Сариев, и логика тут понятна – я возглавлял Госкомиссию по проверке «Кумтора», и, как министр экономики, больше владею экономическими вопросами, которые они поднимали. Кроме того, я понимал, что когда собирается большое количество протестующего народа, плохо информированного, зато взбудораженного — то надо выходить к людям, объяснять им. Это подсказывал и мой оппозиционный опыт, опыт депутата, когда приходилось часто оппонировать власти. Я говорил с ними больше двух часов, отвечал на самые острые вопросы, выдвигал свои аргументы и большинство согласились с ними – а почему? Потому что все вопросы, которые джетиогузцы поднимали, так или иначе сейчас правительство ставит на переговорах с Центеррой, а эти вопросы, в свою очередь, были инициированы отчетом госкомиссии, которую я возглавлял.

    Кто-то может сказать, и такие версии выдвигались, что события в Джети-Огузе были выгодны правительству, что они, как минимум, укрепили его позиции на переговорах.

    Нет, я так не думаю. Простая логика говорит о том, что тамошние протесты были невыгодны правительству. В целом, это невыгодно народу, и невыгодно национальной экономике.

    События в районе совпали — спонтанно, или так было кем-то задумано – с началом сезона на Иссык-Куле, где около 100 тысяч человек живут и кормятся за счет туризма. Они совпали с ожидаемым выходом работы «Кумтора», в третьем-четвертом квартале, на хорошие производственные объемы, после прошлогоднего простоя. А это, естественно, как-то отразится на макроэкономических показателях, в краткосрочной перспективе, отразится на инвестиционной активности, на налоговых сборах… В-третьих, ситуация в Джети-Огузе, так или иначе, спровоцировала события на юге, где прошли другие протесты. Все это, как легко догадаться, принесло мало выгоды, как правительству, так и народу.

    О переговорах по реструктуризации проекта «Кумтор». Сообщалось, что они ведутся по двум направлениям. Первое – известное предложение госкомиссии по приведению деятельности «Кумтора» в рамки национального налогового законодательства, и второе – предложение канадской стороны по созданию СП. В начале осени правительство уже обещало представить некие результаты. Что происходит сейчас на переговорах?

    Мы изучаем предложение Центерры. Главный и самый тяжелый вопрос — определение доли Кыргызстана в будущем СП. Спешка тут не нужна, чтобы не совершить ошибок, но и затягивать мы не намерены, чтобы этот вопрос не превратился в политику в чьих-то руках. Наши финансовые, юридические консультанты сейчас ведут расчеты, обсчитывают активы Центерры и Кыргызстана. К сентябрю эта работа закончится, и, как мы ожидаем, мы сможем озвучить в парламенте правительственную позицию. В любом случае, все предложения, которые правительство выработает совместно с Центеррой, будут представлены в ЖК, и только после парламентского обсуждения будут приниматься решения.

    Требование правительства, то есть, то самое первое направление переговоров, канадцами отвергнуто?

    Раз канадская сторона выдвинула встречную идею, значит, возможно, они не хотят идти по нашему направлению. Я, как председатель госкомиссии, считаю, что было бы справедливым рассматривать именно предложение кыргызстанской стороны. С другой стороны, переговорные процессы имеют свою философию. Надо рассматривать любые предложения, которые поступают. И аргументированно отвечать. На цифрах, на убедительных контраргументах. Это мы и собираемся делать, проводя экспертную работу. Мы по-прежнему считаем, что соглашение 2009 года было заключено с грубейшими нарушениями, без учета интересов Кыргызстана, и должно быть расторгнуто. В любом случае, в будущем СП мы должны получить контролирующий объем участия. Это естественно. Если вы возьмете отчеты Центерры за три последних года, то увидите, что доходы компании формируются в основном за счет Кумтора. В свое время мы обменяли две трети долевого участия в проекте на треть акций Центерры, и если сегодня мы хотим вернуться к прежней идее совместного предприятия, то первым и справедливым вопросом автоматически становится — к чему возвращается Кыргызстан?

    Какую долю в будущем СП для Кыргызстана вы считаете справедливой?

    Как минимум ту, которая была у республики до образования Центерры.

    То есть, две трети?

    Да, это было бы сложно, но справедливо.

    О ближайшем будущем. Вопрос к Вам, скорее, как к бывшему министру финансов. Вы не боитесь ближайших двух лет, когда Кыргызстан рискует потерять большинство крупных источников налоговых поступлений. Речь идет о готовящемся выводе ЦТП «Манас», о вступлении республики в Таможенный союз, при котором будет резко снижено получение доходов от легпрома, от реэкспортного бизнеса, и т.д.?

    Давайте разделим вопрос. Готов ли Кыргызстан, и за счет чего, компенсировать возможные потери, связанные с перечисленными вопросами?

    По ЦТП «Манас: действительно, после вывода возможны ощутимые потери для бюджета. Это прямая потеря 60 млн долларов, которые республика получает за аренду, плюс – потери косвенные. Тут и различные и платежи. У американцев много контрактов с нашими предприятиями, которые оказывают им различные услуги, американцы платят за стоянку самолетов, за услуги, предоставляемые аэропортом «Манас», — объем тут большой, более одного миллиарда сомов. Авиакеросин для ЦТП поставляет совместное российско-кыргызское предприятие, которое также платит большие налоги и дивиденды. В целом, общая сумма потерь оценивается примерно в 200 млн долларов. Естественно, что мы должны восполнять этот объем. Прежде всего, и об этом уже говорилось, за счет создания гражданского, транзитного, грузового хаба. Мы должны привлечь для этого большие инвестиции, развивать инфраструктуру….

    В СМИ утверждалось, что интерес к этому проекту проявляет Турция.

    Заинтересованность, да, проявляют и в России, и в Турции. Пока можно только лишь сказать, что на этот счет ведутся переговоры, предлагаются различные варианты…

    О потерях при вступлении в ТС.

    Во-первых, хочу подчеркнуть, что вхождение Кыргызстана в ТС будет иметь определенную этапность. С тем, чтобы республика могла получить некий адаптационный период. Сейчас наше министерство заказало исследование, как конкретно вступление в «тройку» отразится на нашей экономике, какие отрасли, и в каком объеме, получат трудности, сколько времени нам нужно для переходного периода, какие преференции мы должны предусмотреть для наших предпринимателей, и так далее. Только после просчитанного анализа правительство примет решение. Мы считаем, что, действительно, в краткосрочной перспективе существует определенные риск. Они назывались. Прежде всего, конечно, могут пострадать наши большие оптовые рынки, швейники, наши бизнесмены-импортеры, в связи с требуемым повышением тарифов на импорт продукции. Вторая проблема – рост цен, потому что более дешевые, нежели в других странах ТС, кыргызские товары будут вымываться из страны, а значит, нам надо предусматривать компенсационные меры, вплоть до повышения зарплат, пенсий, пособий. Есть опасность для нашего аграрного сектора, который может не выдержать конкуренции с более развитыми аграрными секторами других стран-членов ТС. С другой стороны, в долгосрочной перспективе многие минусы могут перейти в плюсы, так как те же самые швейники или наши крестьяне получают огромный рынок сбыта в Казахстане и России, решается важнейший вопрос с нашими трудовыми мигрантами, с нынешними трудностями пересечения границ. Учитывая наше географическое расположение, стоимость наших трудовых ресурсов, тарифы на электроэнергию, на другие виды услуг, наше либеральное налоговое законодательство, то в перспективе и казахские, и российские предприниматели будут заинтересованы в открытии у нас своих производств. В этом же будут заинтересованы такие торговые партнеры, как Китай, Турция, рассчитывающие на серьезные рынки Казахстана и России. Кроме того, поскольку границы Кыргызстана становятся границами ТС, то нам будет оказана серьезная поддержка в обустройстве наших таможенных постов, и так далее. Плюсы серьезные. Но и риски, перспективы недополучить определенные доходы в бюджет, конечно, существуют. Мы должны думать о восполнении потерь.

    За счет внутренних резервов?

    Да, и у правительства есть четкий план действий до 2017 года, разработанный на основе Национальной стратегии устойчивого развития. К 2017 году мы должны удвоить объем внутреннего валового продукта с нынешних 1200 до 2500 долларов на душу населения. Должны обеспечить ежегодные темпы роста на уровне не ниже 7 %. Эта задача посильная. Считаю, что мы выполним ее, в случае, если в стране будет стабильность и порядок. Наша уверенность основывается на нескольких реальных крупных национальных проектах, которые мы осуществим в ближайшее время. Это, прежде всего, нефтеперерабатывающий завод в Кара-Балте. откроется в августе, сейчас он готов процентов на 80, там идут пуско-наладочные работы. В этом году там планируют переработать около 60-80 тысяч тонн нефти. К 2015 году НПЗ выйдет на полную мощность переработки – это 800 тысяч тонн нефтепродуктов. В следующем году мы планируем запустить разработку золоторудного месторождения «Талды-Булак Левобережный». В 2014 году ожидается начало разработки золотомедного месторождения «Бозымчак» — это делает компания «Казахмыс». Планируется разработка золоторудного месторождения «Иштамберды». В скором времени будет повторно выставлен на аукцион Джеруй. Стартовая цена теперь определена в 100 миллионов долларов. Заложен фундамент четырех ГЭС в верхнем течении реки Нарын, там огромные объемы инвестиций и строительства. В следующем году, как мы надеемся, начнется строительство альтернативной дороги «Север-Юг», — заканчивается разработка ТЭО. Это строительство линии электропередачи 500 кВ «Датка-Кемин» и подстанции 500 кВ «Кемин». В следующем году закончится реконструкция основной части дороги «Бишкек-Торугарт». Все эти реализуемые проекты дадут рост национальной экономики. Она имеет огромный потенциал. Все, что нужно для роста – это, повторюсь, стабильность и порядок.

    В парламенте, в -кругах, Вы знаете, предлагают правительству другие источники бюджетных доходов. В частности, предлагается вновь легализовать игорный бизнес, выделить на Иссык-Куле специальную игорную зону. Говорится о том, что это принесет около 500 млн сомов налогов в бюджет. Ваше отношение к этой идее?

    Не только 500 миллионов. Есть заинтересованные в игорном бизнесе люди, которые говорят, что они готовы и удвоить сумму налогов, то есть, платить по миллиарду. Конечно, тут огромные деньги. Но за счет чего эти доходы? У нас ведь в свое время, предлагали разрешить и производство опийного мака. Давайте вспомним, почему запретили игорный бизнес, вынеся постановление парламента. Из соображений безопасности, чтобы положить конец целому ряду трагедий, которые происходили в обществе, в семьях. Сколько было проблем, по которым можно было писать целые романы. Все вместе это вело к деградации общества. Во сколько миллиардов это можно оценить?

    То есть, Вы против создания игровой зоны?

    Я считаю, что у Кыргызстана есть огромный потенциал за счет развития других отраслей. Например, наше министерство предлагает проект по созданию на Иссык-Куле развлекательного шоппинг — центра. На Иссык-Куль приезжает большое количество туристов, которые могут заниматься покупками – во всем мире шоппинг-туризм сильно развит. Должны быть развлекательные центры, аквапарки, детские площадки, сети ресторанов. Нужно создать на Иссык-Куле зону беспошлинной торговли. Все это есть в разработанном проекте, который мы предлагаем потенциальным инвесторам под названием «Хан-Тенгри сити». Я считаю, что есть очень много альтернативных проектов, которые принесут прибыли в два-три раза больше, нежели игорная зона, и при этом они будут привлекательны с моральной, этической стороны.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться