Обращение Наримана Тюлеева к работникам прокуратуры

Автор -
339

    В редакцию KNews поступило открытое обращение бывшего мэра Бишкека Наримана Тюлеева к работникам прокуратуры и лично к генеральному прокурору Аиде Саляновой. Текст обращения приводится полностью.

    «11 июля 2013 года пресс-служба Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики распространила «опровержение» информации ряда СМИ о том, что во время заседания в Ленинском районном суде адвокаты подсудимого экс-мэра Бишкека Наримана Тюлеева и других подсудимых представили суду документы, подтверждающих их невиновность.

    Выступая с подобными заявлениями, Прокуратура и генеральный прокурор берет на себя функции, которые в их компетенцию не входят. А именно оценку доказательств по уголовному делу на их относимость и допустимость, что, как известно, является исключительной компетенцией суда. Таким образом, обвинение, в лице генерального прокурора Саляновой А.Ж., пытается оказать давление на суд, оправдаться в глазах общественности, и попытаться повлиять на ее мнение. Эти попытки не делают чести прокуратуре, которая изложила свою позицию в обвинении, предъявленном мне и моим коллегам, и подтвердила ее, передав дело в суд и поддерживая обвинение. Мне совершенно не понятно, почему Генеральная прокуратура и ее руководитель ведут себя подобным образом, устраивая препирательство в средствах массовой информации и тем самым показывая личную пристрастность и прямую заинтересованность итогом судебного процесса. После подобных действий прокуратуры становится очевидным, что дело расследовалось с категоричным обвинительным уклоном, а доводы, опровергающие версию следствия, просто игнорировались.

    По существу сказанного Саляновой А.Ж., хочу заметить следующее. Все документы были представлены в рамках установленного УПК КР права подсудимого и его защиты собирать и представлять доказательства по делу. Сторона защиты представила суду множество документов, в том числе и легализованных в установленном законодательством порядке, хотя подобная легализация вовсе не требовалась. Мы представляли их не Вам, а суду, в компетенции которого и находится проверка доказательств. Тем не менее, Вы берете на себя функции суда и даете оценку представленным доказательствам, причем делаете это в категоричной форме:  «…при изучении предоставленных документов установлено… … не может являться доказательством невиновности подсудимых», неужели затруднительно открыть УПК и уяснить для себя, кто все таки компетентен признавать доказательства таковыми на стадии судебного процесса?

    Так, в опровержении говорится, что при изучении предоставленных документов установлено, что часть материалов имеется в уголовном деле, а другая часть не может являться доказательством невиновности подсудимых.

    Часть материалов действительно имеется в уголовном деле. Но часть урезанная, причем урезанная таким образом, чтобы работать исключительно на версию обвинения, а не на установление истины по делу.

    В сообщении также говорится: доставка груза транспортным средством и перегон автобусов своим ходом, не одно и то же. Стоимость перегона автобусов своим ходом намного ниже доставки груза. При этом, адвокат не запрашивал стоимость перегона автобусов своим ходом.

    В свою очередь сообщаю, что:

    —                     Согласно контракту на поставку автобусов JS6811GH между БАТП и Сингхайтен применяется термин «доставка» (Стоимость доставки одной машины составляет 7063 $, стоимость доставки 200 единиц составляет 141200 $).

    —                     На допросе от свидетелей Шень Дехуа и Цао Юасян – работника завода «Ясинь» от 23.07.2012 г., согласно перевода компании «Сленг К», стороной обвинения применялись термины «транспортировка» – многократно, и единожды – «доставить», и в ответах свидетеля не фигурирует термин «перегон», только «доставка» и «транспортировка».

    —                     В версии перевода от компании «GMC» по тем же позициям используется термин «доставка», «перевозка».

    —                     В предъявленных защитой суду документах (нотариальный акт (2013) Y.Z.J.W.Zi № 30 заверяющий ответа ОсОО «Тунда») также используется «перевозка».

    И это естественно, поскольку гражданское законодательство и правила Инкотермс предусматривают договоры поставки и перевозки, но никак не придуманного прокуратурой термина «перегон». Если бы сотрудники прокуратуры потрудились изучить законодательство и международную практику, то поняли бы, что между юридическими лицами заключаются договора поставки (когда товар поставляется продавцом покупателю), либо договора перевозки (когда товар доставляется третьим лицом покупателю).

    Более того, в постановлении о привлечении меня в качестве обвиняемого следователем нигде не применяется термин «перегон». Каким образом Генеральная прокуратура изменила формулировки обвинения, мне непонятно. В случае затруднения трактовки того или иного термина, сотрудникам Генеральной прокуратуры стоило бы не вдаваться в филологические диспуты, а обратиться в Академию наук Кыргызской Республики, где есть соответствующие и компетентные специалисты. Попытка же корректировать свою позицию прямо на ходу, пытаясь опровергать очевидные и доказанные защитой факты, выглядят как минимум неэтично и в очередной раз демонстрируют общественности Вашу личную заинтересованность в обвинительном ходе следствия, а теперь и судебного процесса. Подобный подход дискредитирует Вас, как генерального прокурора.

    Также пресс-служба Генеральной прокуратуры КР заявила: Кроме этого Генпрокуратура подчеркнула, что сторона защиты предоставила копию договора с китайской транспортировочной компанией «Тонгда» о поставке пассажирских автобусов.

    «Данная копия договора была переведена переводческой компанией «Сленд Ко». Однако по данному документу, отсутствуют сведения о заверении его перевода, он не содержит даты составления, никем не подписан, в нем не указано на какой день дается справка, на день поставки автобусов в 2008 году или на день поступления запроса адвоката в 2013 году».

    Относительно даты, номера, сведений о заверении перевода, подписи, а также указания на какой день дается справка, сообщаю:

    Нашей стороной было предоставлено два документа от ОсОО «Тунда». Первый датирован 10.01.2013 г. за подписью генерального директора ОсОО «Тунда» Лю Шэнминь, второй также за его подписью от 30.01.2013 г. И оба документа заверены нотариусом Министерства юстиции КНР Чжу Вэньшэн. В первом случае нотариальным актом (2013) Y.Z.J.W.Zi № 30 от 27.02.2013 г. и во втором случае нотариальным актом (2013) Y.Z.J.W.Zi № 33 от 14.06.2013 г.

    Касательно того, на какой день дана справка, в первом документе, а именно от 10.01.2013 г., речь идет именно о 2008 годе, что подтверждается следующей цитатой: «транспортная компания с ограниченной ответственностью “Тунда” города Янчжоу действительно в 2008 году дала компании “YangzhouYaxingMotorCoachCoLTDЭ” предложение на перевозку автобусов длиной 8 метров из Янчжоу в порт Синьцзян». Что касается документа от 30 января 2013 года, то он является продолжением переписки и ответом на запрос адвоката Осмонкулова М.

    Не отрицаю, что (цитирую) «следственные действия на территории Китая проводились не следователями Генпрокуратуры и ГКНБ КР, а сотрудниками Министерства общественной безопасности Китая». Но подчеркиваю, что допросы велись по инициативе ГП КР, с участием следователей из Кыргызстана, и вопросы следователя из КНР были согласованы с ними. Более того, на данном допросе сведения о стоимости доставки были представлены не представителем ОсОО «Тунда», и тем более не ее генеральным директором, а третьим лицом, что подтвердил государственный обвинитель на заседании суда, и это зафиксировано протоколом и видеозаписью.

    «Справка о стоимости транспортировки автобусов была получена китайской стороной у поставщика компании «Ясень». Указанный ответ генерального директора транспортной компании «Тунда» также не прошел установленную законодательством процедуру легализации в Департаменте консульской службы МИД КР», сказано в сообщении Генеральной прокуратуры. В этом случае Генеральная прокуратура путает свои документы, которые подтверждаются допросом Шэн Дехуа и Цао Юасян от 23.07.2012 года, и даны не самой компанией «Тунда», а третьими лицами. А документы, полученные нашей стороной от самой компании «Тунда», полностью прошли легализацию в установленном порядке и заверены Консульской службой МИД КР, хотя законодательство Кыргызской Республики такой легализации и не требует, что также стоило бы знать сотрудникам прокуратуры и Вам лично.

    Не желая вступать в излишнюю полемику, я по-прежнему убежден, что единственно приемлемые методы защиты – это методы строго соответствующие закону. В свете же подобной, заведомо пристрастной, позиции следственных органов, возлагаю надежды исключительно на объективность и беспристрастность суда. Поскольку обвинение и Вы лично уже неоднократно и популярно доказали лишь одно – собственную необъективность, пристрастность, и готовность жертвовать истиной в стремлении посадить невиновного любой ценой.  

    Если Вы, Аида Женишбековна, твердо уверены в своей правоте, то я предлагаю Вам выступить на прениях в роли государственного обвинителя и убедить суд в верности своих предположений.

    Есть хорошая поговорка: «Не ошибается тот, кто не работает», но есть и еще одна: «Умел ошибаться – умей и поправляться».

    Ваши работники вводят в заблуждение не только себя, Вас, руководство страны, но и народ, и подобные действия со стороны должностных лиц, в чьи обязанности входит соблюдение законности, преступны. Открытым остается лишь один вопрос, делается ли это в силу некомпетентности, либо сотрудники прокуратуры сознательно идут на подобные действия?

    Кроме того, если Вы считаете, что предъявленные нами документы, заверенные правительством КНР, не подтверждают нашу невиновность, тогда мы готовы в свою очередь пригласить из КНР руководителей упомянутых фирм: ОсОО «Тунда», заводов «Ясинь» и «Хубей» для дачи свидетельских показаний очно, в зале суда.

    Одумайтесь, уважаемые работники генеральной прокуратуры, и прекратите передергивать факты, пытаясь представить мое уголовное дело законным. Не накаляйте обстановку и поймите, что своими действиями органы прокуратуры провоцируют обострение напряженности в обществе, и могут стать причиной массового недовольства населения.

    Я посмотрел на то, как фабрикуются уголовные дела с другой стороны, и уверен, что мое дело – лишь частный случай в этой вакханалии бесправия и безграмотности наряду с конвейером по изготовлению сотен, а то и тысяч липовых дел на наших соотечественников.

    Я обращаюсь к Вам, как к высшему должностному лицу и человеку: что Вы творите? Одумайтесь! И в этот священный месяц Рамадан побойтесь Аллаха… и народа!

    С уважением,

    Нариман Тюлеев»

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться