Made in Kyrgyzstan: «Ламборгини» в Бишкеке

Автор и -
1364

По раздолбанным улицам Бишкека каждый день продираются сквозь ямы сотни тысяч автомобилей. Управляют ими и любители, и профессионалы, большинство – мужчины, многие считают себя «шумахерами», и поголовно все с благоговением относятся к машинам эксклюзивных знаменитых марок. Есть у нас в городе несколько навороченных «Мерседесов», крутой «Порше», попадается иногда на глаза «Бентли». Это элита мирового автопрома, но она меркнет по сравнению с «Мак Лареном» или «Феррари», которых местные ценители видели разве что по телевизору.

И вот сенсация, гудит город, соцсети разбухают числом посетителей – в столице видели настоящую «Ламборгини». Среднестатистический знаток скажет, что этого не может быть, уже только потому, что известнейшие итальянские спорткары просто не смогут проехать по нашим ямам.

«Это не профанация – это правда!», – говорит известный шоумен Азат Молдобаев. Более того, он уверяет, что это копия местного производства. «Ламборгини» made in Bishkek?    Я, скорее, готов поверить в снежного человека. И мы отправляемся с Азатом к его друзьям, которые готовы нам все показать и рассказать.

Почему, говоря о «Ламборгини», часто вспоминают «Феррари»

Когда-то Ферруччо Ламборгини (в другой транскрипции Ламборджини), хозяин  тракторной фирмы из окрестностей Болоньи, начал производить престижные спортивные автомобили (суперкары) скорее из вредности, чтобы доказать своему именитому соотечественнику Энцо Феррари, что тоже может делать дорогие авто. Противостоянию этому уже полвека. И «Феррари» и «Ламборгини» стали мировыми легендами, устойчивым трендом интереса поклонников автоспорта. Роскошь, престиж, эксклюзивность причудливо соседствуют с невероятными мощностями моторов и скоростями на спидометре. А еще их  «поле битвы» – дизайн, который задает тон всему мировому автопрому. Автомобили «Феррари» аристократичны и более-менее тиражны  (насколько корректно говорить о массовом выпуске спорткаров). «Ламборгини» более эксклюзивны. И именно это качество легло в основу нашей истории.

Sesto Elemento

Несколько дней назад по улицам города проехал прицеп, на котором стоял настоящий «Ламборгини». Тут же «взорвались» социальные сети, особо ретивые интернет-ищейки определили, что модель эта называется Sesto Elemento (LSE), и даже внутри модельного ряда фирмы считается суперэксклюзивной. Дизайнерский шедевр от Фелиппо Перини  выпущен тиражом всего 13 штук и распродан по конфиденциальному списку. Свое название модель получила из таблицы Менделеева, где 6-м элементом является углерод,  который в данной конструкции преобладает над всеми остальными. Именно современные технологии работы с углеволокном – это одна из главных идей в конструкции LSE. Другой аспект, доведенный до абсолюта, – дизайн кузова автомобиля. Это шедевр технологической мысли, симбиоз прочности и аэродинамики с лаконичностью кисти Малевича. Самый-самый мировой автоэксклюзив и вдруг в Бишкеке. Факт того, что уникальное авто перевозят на трейлере никого не удивил, ибо на такой машине по нашему городу проехать невозможно (привет нашему мэру), и в таком трафике на светофоре  могут просто переехать маршруткой (респект нашим водилам).

Новоформаторы

Есть такое выражение новореформаторы – те, кто в период изменения общества находят новые грани этих изменений. Вашингтон, Столыпин, Джобс, Фрейд – всегда находились люди, которые шли нетрадиционным путем, причем в совершенно разных областях и направления. Не всегда удачно, Чубайс с Явлинским, например. Но то, что это было заметно для общества – факт бесспорный. Наши сегодняшние собеседники на столь глобальные реформаторы. Их кредо – создать новый формат, их сфера деятельности – дизайн, аудитория – Кыргызстан. Они – это Медер Койлубаев, Азамат Джумабеков,  Кубан Койлубаев, Нияз Оросулбеков и Улан Толобеков – наши местные креативщики, которых интересует продукт, а не его позиционирование на рынке. В итоге, отрицая рекламу, они получают общественный резонанс. Им наплевать на собственную раскрутку – и сегодня это тренд местных соцсетей. Они считают, что создают новый формат общественных отношений, а в реальности получается новый формат внутренней свободы.  Простой и убедительный пример того, как выпускники местных вузов могут работать на одной частоте с гениями из Силиконовой Долины. С точки зрения возможностей, пример может быть и не убедительный, но с точки зрения человеческого потенциала – весьма наглядный.

Реклама, как разновидность тяжелого труда. Менеджмент, как искусство

Азат знакомит с Медером и Азаматом, мы начинаем беседу, а шоумен Молдобаев, как мальчишка, залезает на прицеп с суперкаром с надеждой найти следы самостроя на этом шедевре. В итоге он ничего не найдет.

Этот суперкар не напоминает самоделку и действительно изготовлен в Бишкеке. Но назвать его автомобилем, в точки зрения нашего техосмотра, нельзя. Правильнее сказать, что это реплика автомобиля, концепт бишкекского дизайна. Отчего захлестывает волна патриотизма: у нас есть такое или мы такое тоже можем. На мой взгляд, это намного важнее, чем рука на сердце во время исполнения гимна. Молодые ребята сделали реплику эксклюзивного «Ламбордгини». Сам себе не верю…, хочется понять.

Что и кому вы хотели доказать?

–Самим себе, что сможем. Смогли – значит, нас оценят. Мы сделали кузов одного из сложных автомобилей в мире, причем, не имея никаких технологических возможностей.  Даже в интернете нет чертежей. У нас не было возможности «печь» углепластиковые  детали, поэтому наш кузов из стали и обклеен карбоном.

До сих пор многие кузовные ателье делают первичный шаблон из пластилина. Как вы умудрились сделать стальной кузов?

– Не поверите – «на коленке».  Гнули стальные трубы каркаса, используя только подручные средства от кирпича до старой цистерны. Сами кроили и выгибали листы, и далее подгоняли и подгоняли…

Так все-таки перед нами автомобиль или инсталляция? Что в нем от автомобиля? Или это просто рекламный трюк.

– Колеса от «БМВ Х5», основа от «Вольво 740». Получается, есть ходовая часть, нет  двигателя и салона. По всем западным критериям такой автомобиль можно выставлять на самых престижных автосалонах (Париж, Женева, Токио) в качестве концепт кара.

Конечно, это реклама для нашей дизайн студии. Не телевизионная и не наружная, а в форме тяжелого труда. Зато ее размещать нигде не надо. Этот автомобиль уже сам по себе – и менеджмент, и маркетинг. Получается творчество и тяжелый труд в нашем случае  поменялись местами. И это тоже новый формат.

Если говорить о модели, почему не «Диабло» и не «Галлардо», которые известны каждому любителю?

– Наш выбор именно «Сесто Элементо» совершенно сознательный. Это эксклюзив в квадрате, это будущее, которое сама материнская фирма лишь слегка приоткрыла. И это однозначно не кит кар.

Старт кит кар строю

Кит кар строение – увлечение (наряду с тюнингом и кастомайзингом), охватившее весь мир. Все очень просто, в основе идея трансформера. Сегодня любой умелец в любой точке мира может заказать детали и построить на их основе свой собственный автомобиль. Который будет не только эксклюзивнее, но и существенно дешевле, чем сошедший с конвейера. Можно построить свой собственный «Хаммер», и, например, снабдить его двигателем от «Мерседеса», а салоном от «Рено». Даже «Ламборгини» можно построить, и «Диабло», и «Галлардо». А вот «Сесто Элементо» не получится. Поэтому выбор пал именно на эту модель. И если настоящих LSE по миру всего 13, то такая реплика, скорее всего, единственная в мире. Ребята надеются, что их пример станет наукой для других. Свобода и творчество неотделимы, а реализовать себя можно и в кит кар строении, и в любой другой области. И творческим и свободным можно быть в любой точке планеты. Кыргызстан для этого – не самое худшее место. Вот это мы называем реальным патриотизмом.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться