Орозбек Нусувалиев: Кыргызстан не столь богат, чтобы разбазаривать свои ресурсы

Автор -
606

    Орозбек Нусувалиев, 6-ой по счету генеральный директор СЭЗ, был назначен на должность в сентябре 2012 года, и за год работы многое изменил, чем вызвал немало нареканий в свой адрес, равно как и немало похвал. KNews попробовал разобраться, что сегодня на самом деле происходит в СЭЗ «Бишкек», посетив объект и задав каверзные вопросы директору.

    Первым, чего коснулась беседа, стал нашумевший конфликт с корейским инвестором – компанией Central Asia FEZ Development Corporation (Центральноазиатская Корпорация по развитию СЭЗ «Бишкек» или сокращенно ЦАК).  Дело в том, что в редакцию попала аналитическая записка, подготовленная корейской компанией, из которой следует, что нынешний генеральный директор СЭЗ всячески выдавливает инвесторов с вверенной ему территории.

    Орозбек Токталиевич, корейская сторона заявляет о том, что Вы настаиваете на расторжении договора с инвестором, хотя не имеете на то оснований, так как инвестор полностью выполняет условия контракта. Так ли это?

    Мы не расторгаем договор. Мы, согласно условий данного договора, изъяли неосвоенную территорию. Взамен предложили выделить конкретные участки фиксированных размеров под конкретные проекты с указанием сроков освоения. Кроме того, я должен подчеркнуть, что договор, который мы якобы пытаемся расторгнуть, уже признан ничтожным Верховным судом Кыргызстана в ходе разбирательства по делу другого хозяйствующего субъекта. Раз высшая судебная инстанция фактически признала ничтожным этот договор, нам ничего не остается, как заключить с инвестором новый. Понятное дело, учитывая на этот раз интересы нашей страны. Что мы и предлагаем сделать. И от чего корейская сторона отказывается. Но так как сотрудничество в СЭЗ не может проходить вне документально оговоренных рамок, мы вынуждены были подать иск в Межрайонный суд Бишкека, чтобы суд вынес определение на принуждение к заключению нового контракта в связи с ничтожностью прежнего.

    Так что конкретно было изъято у корейского инвестора?

    Изъято было доведенное до аварийного состояния здание основного выставочного павильона. Это здание эксплуатировалось инвестором с 1998 года и ни разу не ремонтировалось. Так продолжалось до тех пор, пока в нем не потекла крыша, – тогда «инвесторы» павильон бросили. Вот, кстати, фотографии.

    В этом павильоне в советское время проводились всесоюзные выставки достижений народного хозяйства.

    По контракту корейская компания получила 23,25 гектаров на территории СЭЗ, но большая часть этой территории так и осталась неосвоенной, фактически бесхозной. Хотя прошло уже 15 лет.

    Более того, «инвестором» были снесены два, расположенных на этой территории, огромных здания (гостиница и кафе), но ничего на их месте не было построено взамен. Другое здание, терминал, которое было передано корейцам, находится теперь в неудовлетворительном состоянии. Когда мы попытались выяснить, что там происходит, стало ясно, что «инвестор» сдает его в субаренду двум сторонним хозяйствующим субъектам, чего, разумеется, без согласия Гендирекции СЭЗ делать не должен.  

    Хочу подчеркнуть, что за аренду территории ЦАК платит ничтожные деньги. За аренду зданий – выставочного павильона, терминала, а также здания, в котором сейчас расположен «Банк Азии», у них общий учредитель, – «инвестор» не платил вообще ничего. Поясню. Годовая арендная плата, которую платит ЦАК, составляет чуть больше 230 тысяч сомов. При этом они занимали 23,25 га территории. То есть 1 квадратный метр арендуемой площади обходился корейской компании в 98 тыйынов (!). Давайте посмотрим на другие цифры.

    За коммунальные услуги ЦАК платит чуть больше 769 тысяч сомов в год, за аренду, как я уже говорил, около 230 тысяч, обязательный платеж в пользу Гендирекции СЭЗ, 2 % от выручки, составляет столько же, сколько и арендная плата. В общей сложности это примерно 1 миллион 230 тысяч сомов в год (в том числе за оказанные коммунальные услуги).

    «Банк Азии», занимающий здание на территории СЭЗ, у которого тот же учредитель, вообще не платит аренды, но перечисляет чуть больше 29 тысяч сомов в год за коммунальные услуги и примерно 291 тысячу сомов в виде обязательного платежа в пользу Гендирекции. Итого чуть больше 320 тысяч в год.

    Таким образом, Кыргызстан в лице СЭЗ «Бишкек» получал от корейского инвестора примерно 751 тысячу сомов в год. То есть 1 квадратный метр занимаемой ими площади на территории СЭЗ приносит доход в размере 3,22 сома в год. Вам не кажется, что как человек, который представляет в СЭЗ интересы Кыргызстана, я просто обязан был поднять вопрос о том, что эту площадь нужно использовать более эффективно?

    К примеру, для других хозяйствующих субъектов аренда квадратного метра пустой территории в пределах СЭЗ (где расценки, понятно, много ниже, чем за ее пределами) минимально обходится в 1 доллар, а аренда квадратного метра территории, занятой под производство, – в 3 доллара. Расценки эти были установлены моими предшественниками, и пока мы их не пересматривали.

    Еще момент. На территории СЭЗ ЦАК был по договоренности построен бетонный завод, который по условиям все того же контракта 14 ноября 2012 года должен был перейти в собственность кыргызской стороны. Я был назначен на должность гендиректора СЭЗ 13 сентября 2012 года, т.е. за два месяца до даты передачи объекта. К моменту сдачи выяснилось, что завода уже лет 5 как нет. Корейцы его не передали, как того требовал договор, а разобрали подчистую и продали в частные руки. Кыргызстан остался ни с чем.

    Поэтому сегодня мы, еще раз подчеркну, строго следуя условиям контракта, на который все время ссылается корейская сторона, изъяли неосвоенную территорию. У корейского инвестора остался парк «Фламинго», осталось здание «Банка Азии» (но при заключении нового контракта нам следует поднять арендную плату с нуля хотя бы до каких-то значений), и пока остается терминал, сданный ЦАК в несогласованную субаренду. Вот его фотография. Даже на снимке видно, что его никто не ремонтировал уже много лет.

    Каковы ответные действия ЦАК? Насколько мы вправе говорить, что именно они виноваты в сложившейся ситуации?

    Как ни странно, вопреки контракту, где прописано, что по всем спорным вопросам, которые не удается урегулировать путем переговоров, следует обращаться в Третейский суд при Торгово-Промышленной палате КР, ЦАК не подавал судебных исков нашей Фемиде. Они обратились не в суд КР, а в Третейский суд города Москвы, который на основе соглашения между нашими странами, также как Третейский суд при Торгово-Промышленной палате КР, имеет право рассматривать хозяйственные споры. Что ж, будем судиться. Но, к сожалению, сейчас я вижу, что корейская сторона всячески пытается придать данному хозяйственному спору межгосударственное значение, и поэтому подала в суд не на Гендирекцию СЭЗ, а на правительство Кыргызской Республики. Более того, ЦАК намеренно вводит суд в заблуждение: указывает, что договор расторгнут, хотя его не расторгали; говорит, что их имущество национализировали, хотя это – наша земля, переданная в свое время в аренду, условия которой ЦАК не выполнил. 

    Я не обвиняю корейских инвесторов ни в чем, кроме того, что они не освоили территорию, которую должны были освоить согласно договору, нанесли ущерб СЭЗ, доведя до аварийного состояния одни, и снеся другие переданные им во временное пользование объекты, не выполнили свои обязательства по передаче бетонного завода. Совершенно очевидно, что нельзя перекладывать на плечи инвестора всю вину за просчеты, допущенные чиновниками Кыргызстана. Но инвесторы тоже допустили ряд ошибок со своей стороны. Например, не учли, что согласно законодательству Кыргызской Республики, на территории СЭЗ нельзя строить гостиниц и торговых центров, как они собирались. В конце концов, они могли бы получить в законном порядке другой участок в городе, за пределами СЭЗ, и строиться там. СЭЗ – это, прежде всего, место для производства.

    Сейчас речь больше идет не о том, кто виноват, а о том, что делать. Занимаемая территория не использовалась 15 лет. И даже сейчас, когда мы вели переписку с ЦАК и при личных встречах, стало очевидным, что корейская сторона не планирует в ближайшее время ее осваивать. Кыргызстан не столь богат, чтобы так разбазаривать свои ресурсы, не так ли? Вы можете представить себе, чтобы кыргызстанская компания получила в Корее 23,25 га земли на территории СЭЗ, плюс 5 зданий, 2 из которых своевольно снесла, и все это по цене, эквивалентной трем сомам в год за квадратный метр? Я, например, нет.

    К слову, состояние этой территории и зданий может увидеть любой неравнодушный. Доступ открыт.

    Ваши оппоненты говорят, что Генеральная дирекция СЭЗ имеет перед ЦАК громадные долги. Более того, строительство административных зданий Гендирекции, а также таможенных пунктов и дорог на территории СЭЗ осуществлялось за счет средств корейского инвестора.

    Хотите знать, насколько это правда? В части долгов – правда, но не вся. И здесь я с сожалением должен вспомнить об акаевском наследии. Гендирекция СЭЗ «Бишкек» должна ЦАК около 11 миллионов сомов. Но Гендирекция СЭЗ «Бишкек» брала деньги в долг у ЦАК лишь на бумаге. На самом деле корейская компания завозила через СЭЗ автомашины KIA. Затем, очевидно по согласованию с верхами, передавала машины депутатам Жогорку Кенеша и правительству, а стоимость «подарка» оформлялась в виде долга на Генеральную дирекцию СЭЗ. Такой вот долг. Впрочем, его наличия я не отрицаю. Гендирекция СЭЗ готова погасить его в полном объеме.

    Что касается инфраструктуры СЭЗ, дорог, административных зданий и т.д., – то все это Гендирекция строила на свои деньги, а именно на те 2 % от выручки хозяйствующих субъектов, работающих на территории СЭЗ, которые отчисляются согласно закону за полученные ими налоговые льготы.

    Для справки: Свободная экономическая зона «Бишкек» была создана в 1995 году Постановлением правительства КР за номером 133-1. С момента ее образования на территории СЭЗ было зарегистрировано 1 тысяча 239 хозяйствующих субъекта. 666 из них в разные годы были закрыты. Из 573-х оставшихся хозяйствующих субъектов, на сегодняшний день действующими являются 332, 82 из них занимаются производством. В частности в СЭЗ производятся строительные материалы, пластиковые трубы, мебель и пищевая продукция.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться