«Я ушел из дома по пьяни»,- откровения 13-летнего ребенка

Автор -

    «Я ушел из дома по пьяни, с мамой поругался», — так по-детски честно свое скитание по улицам мне объяснил 13-летний Олег, когда я нашел его в одном из отделений Республиканской инфекционной больницы. Ребенок выглядит очень плохо, еле ворочает языком, временами заговаривается, ходить сам уже не может – отказывают ноги. Олег бомжует с 8 лет. Не умеет ни писать, ни читать. Судя по наколкам на пальцах, успел отбыть наказание в детской колонии. Во всех больничных документах вместо подписи ставит крестик. Похоже, что крест ребенок поставил и на собственной жизни. Врачи диагностировали у него цирроз печени, как последствие гепатита «С» и алкогольного гепатита. Судя по состоянию печени, подросток пьет с малых лет. Заведующая отделением обещает, что Олег останется у них до-последнего. Под словом «до-последнего» имеется в виду совсем не выписка. Врачи делают все, что могут, но особо не скрывают – пациент с таким диагнозом, скорее всего уже не выкарабкается. Болезнь дает отрицательную динамику развития.

    Об Олеге мы узнали случайно. В редакцию позвонили специалисты Центра защиты детей, им в свою очередь пожаловались врачи бишкекской «Скорой помощи», якобы несколько дней назад они часа три не могли никуда пристроить больного гепатитом бомженка – все больницы отказывали. Дежурившая в тот день на скорой смена подтвердила – намучались.

    «Нам позвонили жители дома на пересечении улиц Айни и Кривоносова. Сказали, что у них уже несколько дней во дворе живет бомж, ребенок совсем. С их слов, он все утро лежит в арыке, не может встать, ему очень плохо. Мы выехали на место. Состояние ребенка действительно было очень тяжелое. Повезли его в «инфекционку», там нас не приняли – отправили в детскую больницу №3. В «детской» нас снова отфутболили в «инфекционку». Ездили мы с ним туда-сюда часа три, а потом я махнула рукой, сказала вести обратно в «инфекционку». В приемном отделении пообещала дежурным врачам, что завтра кто-нибудь придет и заплатит за его лечение. Так и устроили его», — говорит врач «скорой помощи» Наргиза Токталиева.

    В отделении Олега отмыли и переодели в чистую одежду, выделили ему кровать в самом конце коридора. Врачи пытаются стабилизировать состояние ребенка медикаментами, но пока это не получается. Пациенту с каждым днем становится все хуже. По мнению медиков, смертельно опасный вирус он мог подхватить в детской колонии, где, по всей видимости, более старшие товарищи пристрастили его к наркотикам и использовали для совсем не детских утех.

    По словам самого ребенка, из близких у него есть только мать. Она живет в районе бывшей птицефабрики в селе Жаны-Жер. Маму зовут Марина и она много пьет. Путаница и с фамилией – Олег называет себя то — Ветелков, то — Силков. Ни точного возраста, ни настоящих имени и фамилии не знает никто, при регистрации никаких документов при Олеге не обнаружено. Последние лет пять он прожил в Бишкеке, побирался, рылся в помойках, жил в теплотрассах, подъездах и парках.

    Таких детей, как Олег в Кыргызстане насчитывается около 10 тысяч. Предоставленная год назад иностранными донорами цифра очень приблизительна. Как изменилась эта картина на сегодняшний день – неизвестно. Независимостью республика гордится уже 22 года, а посчитать самостоятельно своих бездомных детей до сих пор не может.

    Ситуация с Олегом скорее обыденность, чем из ряда вон выходящий случай. Большинство беспризорников Кыргызстана – это сироты при живых родителях. В стране успело вырасти целое поколение детей-бомжей. И если их родители опустились, как правило, уже в сознательном возрасте, то дети в буквальном смысле родились на помойке. Они никогда не ходили в школу, не имеют никаких документов и ни разу не проходили медицинского обследования. Как правило, и отношение общества к беспризорникам и бомжам соответствующее.

    «Честно говоря, в нашей стране даже у рядовых граждан возникают проблемы с госпитализацией. Фактически любая больница может вам отказать в оказании помощи, прикрывшись уймой бюрократических тонкостей. Не редко врачи откровенно вымогают взятку. А бомжи, тем более, никому не нужны. У них полно болезней и нет денег – с ними одни хлопоты», — говорит врач Центра защиты детей Роза Сулайманова.

    Олегу в этом плане все-таки повезло. Врачи отделения приносят ему из дома одежду и еду. За ним ведется круглосуточный уход. Медики говорят, что если динамика болезни перейдет в положительную сторону, если удастся погасить острую форму гепатита, то они обязательно обратятся за поддержкой в международные фонды и правозащитные организации. В случае, если Олегу посчастливится выжить, ему понадобится дорогостоящий поддерживающий курс лечения. Выписывать ребенка на улицу никто не собирается. Без контроля и должного ухода он просто умрет.

    Редакция К-News в свою очередь просит читателей посодействовать в поиске его близких.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться