Кыргызстан сейсмоопасный. Три тысячи землетрясений в год

Автор -
4094

В Кыргызстане сейсмологи ежегодно фиксируют примерно 3 тысячи землетрясений с эпицентром на территории республики. Естественно, что не все из этих событий мы ощущаем. Как правило, абсолютное число землетрясений население не замечает. О сейсмической ситуации в Кыргызстане, Бишкек и Ош редакции KNews рассказал директор Института сейсмологии Национальной Академии наук Кыргызской Республики Канатбек Абдрахматов.

 — Канатбек Ермекович, расскажите, как вы решаете задачи по прогнозированию землетрясений?

Сначала нужно понять, что такое прогноз землетрясений. Прогнозирование землетрясений состоит из трех важных составляющих. Это, во-первых, прогноз места землетрясения, то есть где оно будет. Во-вторых, сила будущего землетрясения. И третье, время катаклизма.

Вот что касается первых двух пунктов, то прогноз места и силы, здесь мы научились прогнозировать их довольно точно. Скажем если брать период ближайших 50 лет, то мы можем с точностью в 90% можем сказать, где произойдет определенное событие и какой силы оно будет. Что касается времени землетрясений, то эта проблема прогнозирования не решена во всем мире. Это очень сложная проблема, и я не уверен, что в этом столетии эта проблема будет решена. Но, тем не менее, все сейсмологи работают в этом направлении и пытаются найти методы, по которым можно установить время события.

 — Однако время катаклизма все же можно предсказать?

На сегодняшний день существует примерно 520 различных явлений и процессов, по которым якобы можно определить время землетрясения, включая поведение животных, атмосферные явления, и так далее и тому подобное. Но при этом не один из этих методов не дает точного прогноза.

Сам прогноз разделяется на несколько типов. Это долгосрочный прогноз, среднесрочный, краткосрочный и оперативный. Долгосрочный прогноз, это когда вы даете прогноз до ста лет и больше, а долгосрочный оперирует временным отрезком в 500-1000 лет.

Среднесрочный прогноз места и силы – от года до 5 лет. Здесь есть успехи, в том числе и по нашему институту. Мы на 5 лет довольно с высокой точностью можем прогнозировать место, и на 75% — силу катаклизма. Краткосрочный прогноз — это прогноз до 1 года. Здесь очень много проблем, непопаданий в цель. Это связано с тем, что мы имеем недостаточно современное оборудование, оно старое и несовременное, методика обработки данных неоперативная.

Последний метод прогноза, это когда вы можете дать информацию на ближайшую неделю. Оперативный прогноз практически никогда не давал ожидаемого эффекта, за исключением одного случая. В 1975 году в Китае за 5 часов до землетрясения власти вывели население за пределы города. Это был удачный прогноз, который был осуществлен. С тех пор никто не смог дать такой точный прогноз и поэтому китайский случай можно отнести к разряду случайностей. Оперативный прогноз связан с большими рисками. Скажем, если мы предупредили власти, власти население вывели, а землетрясения не произошло. Люди теряют покой; производство и жизнь в городе останавливается. Кто может вся на себя такую ответственность, не зная на все 100%, прав он или нет? Это по сути эвакуация…

 — Сколько землетрясений или, как вы выражаетесь, событий происходит в Кыргызстане ежегодно?

В течение года в Кыргызстане происходит 3 тыс. землетрясений с эпицентром на территории республики. Естественно, что не все из этих событий наши жители ощущают. Абсолютное число землетрясений население не замечает, а мы их фиксируем своими сейсмическими станциями, которые очень чувствительны. Ощущают наши граждане примерно 10-15 землетрясений. Чаще всего мы ощущаем землетрясения, которые произошли далеко от столицы. К примеру, в начале зимы на Иссык-Куле было землетрясение силой в 5 баллов, в Бишкеке оно было 2-х бальное. В 1992 году в 162 км от столицы, в Суусамырской впадине произошло землетрясение, в эпицентре было 9 баллов, а мы ощутили как 6-балльное сотрясение. Включая землетрясения, которые происходят в Китае, Казахстане и Таджикистане, наши приборы ежегодно фиксируют 5-6 тысяч землетрясений.

Людям нужно говорит о событиях, которые обладают разрушительной силой. Это события силой 5 баллов и выше. Наверняка все знают, что сила максимального землетрясения по шкале МСК 94 (Шкала Медведева – Шпонхойера – Карника) составляет 12 баллов. Она используется для оценки ощущений и разрушений. Считается, что при 12 баллах будет катастрофа. Сотрясение в 6 баллов вызывает панику и дает некоторые повреждения зданий. Люди излишне драматизируют ситуацию, пугаются, когда сейсмологи говорят о том, что землетрясение может привести к повреждениям.

 — Отдельно о повреждениях? Кто регулирует отрасль строительства, ведь от прочности здания зависит безопасность его жителей?

Нет, мы не оцениваем. Наш институт занимается наукой. Мы исследуем причины, место возникновения события. Оценкой занимается Кыргызский институт сейсмостойкого строительства Государственного агентства по архитектуре и строительству. Другое дело, как они этим занимаются, насколько качественно. Вполне возможно, по статистике строительная сфера является одной из самых коррупционных в мире, даже в таких странах, как Швеция. Уже не говоря о нашей стране, где коррупция пронизала все слои общества.

У нас на территории республики установлено 16 цифровых станций и плюс вокруг Бишкека 10 станций. Информация к нам поступает в режиме реального времени, то есть после землетрясения, через 3 секунды, оно фиксируется у нас в центре обработки данных. Через несколько минут, после обработки данных, информация направляется в первую очередь министерство чрезвычайных ситуаций КР. В области фиксации события, которое произошло, мы подготовлены и оснащены очень хорошо. К сожалению, не за счет родного правительства, а за деньги различных фондов. Буквально три году тому назад система обработки и получения была иной, у нас на это тогда уходило до одного месяца. Сейчас на это уходит максимум 30 минут.

Но вот что касается приборов, которые призваны фиксировать какие-то изменения перед землетрясением для успешного прогноза. В этом отношении мы оснащены из рук вон плохо. К примеру, есть метод, по которому можно спрогнозировать землетрясение. Это изменение химического состава подземных вод. Установлено давно, что при назревании сильного землетрясения состав подземных вод иногда меняется. К сожалению, таких приборов у нас очень мало и они все очень старые. Таких станций всего 5 и они расположены в Чуйской долине и Иссык-Кульской области. И еще пять станций, которые измеряют температуру и дебет подземных вод, которые также изменяются перед событием. Естественно, что на такую территорию это очень мало. Основная часть территории не покрыта такими приборами.

Мы обращались к различным международным фондам, но дело в том, что некоторое время тому назад мировое сообщество решило отказаться от понятия «прогнозирование землетрясений», считая, что такой прогноз невозможен. В связи с этим, международные фонды, которые выделяют средства на исследования, любые мероприятия с термином «прогнозирование землетрясений» просто зарубают и денег на них не дают.

 — Расскажите, какие зоны в Кыргызстане являются наиболее сейсмоопасными?

Исходя из карты сейсмического районирования видно, что наиболее сейсмоопасными зонами на территории Кыргызстана являются Алайская впадина – Алайский и Чон-Алайский районы, и северная часть Иссык-Кульской области. Если говорить о том, где могут произойти сильные события в ближайшие пять лет, то это и есть вышеуказанные районы.

По статистике, большая часть землетрясений происходит зимой. Мы нашли этому объяснение. Дело в том, что 2 раза в год, в апреле и ноябре, земля замедляет скорость вращения на одну тысячную доли секунды. Имея в виду массу земли, даже такое замедление может приводить к увеличению сейсмичности. Два раза в год, в мае и начале зимы происходит увеличение сейсмичности во всем мире по инерции после апрельского и ноябрьского замедлений. После замедления происходят процессы в глубине земли, ведь земная кора, мантия и ядро имеют свое вращение.

Там где кора очень толстая, там землетрясений меньше. Но необходимо, чтобы земная кора была неподвижной. Земная кора в Кыргызстане имеет плотность в 60 км. У нас кора толстая и подвижная, к примеру, а в Сибири толстая и неподвижная, отсюда меньше событий. Наша подвижность обусловлена наличием молодых гор, которые еще растут со скоростью 1 мм в год. Наши горы поднимаются вверх, но еще сжимаются за счет того, что на нас с юга надвигается индийская и таримские платформы, а с севера подпирает казахская платформа. Между этими двумя платформами наши горы сжимаются, как листок бумаги, то породы начинают накапливать в себе энергию за счет движения, которая вырывается и реализуется за счет сильных землетрясений.

 — А когда населению стоит ждать сильного землетрясения?

Слабые землетрясения имеют определенную повторяемость. К примеру, землетрясение силой 4-5 баллов происходят в Кыргызстане практически каждый год. Землетрясения силой 6-7 баллов происходят один раз в 2-3 года. Катастрофические землетрясения, как Кеминское силой 11 баллов в Чон-Кеминской впадине недалеко от села Шабдан, такие происходят один раз в 3-5 тыс. лет. Ждать следующего такого события нам еще тысячелетия надо. Зато более слабые землетрясения, скажем, силой 8 баллов, имеют повторяемость в 200-300 лет. Последнее землетрясение в Чуйской впадине было в 1885 году, это было Беловодское событие, и прошло уже более 100 лет. В ближайшее время, период 50 лет сильного землетрясения не будет.

 — Ваш институт разработал карту сейсмического микрорайонирования Бишкека и Оша. Какие районы являются наиболее неблагонадежными в плане строительства?

Самая опасная полоса идет по югу, по предгорьям проходит Иссык-Атинский разлом, не очень широкой. Частично село Орто-Сай находится практически в его зоне. К сожалению, люди начали строить свои дома до того как начали проводить какие-то исследования, до того, как мы узнали, что разлом существует. Другая полоса расположена в северной части города, где очень близок уровень грунтовых вод. Это район БЧК, люди, живущие там, знают, что нельзя выкопать яму, потому что буквально через 1,5 метра вода начинает проступать. Грунты насыщены водой и при сотрясении они будут вести себя как жидкая субстанция, как грязь, то есть никакой фундамент не выдержит. Там есть зоны, где сотрясения могут составлять силу в 9 баллов, при условии, что в центре города тряска будет ощущаться как 8-бальное событие. Центр города, микрорайоны расположены в благоприятных условиях, и там, по нашим оценкам, сотрясения свыше 8 баллов быть не могут за счет мошной толщи галечниковых грунтов. Сейсмическая волна, которая проходит через 1,5 км галечника, гасится за счет того, что галька движется относительно друг друга.

Город Ош расположен в хорошей зоне. Но при этом по центру города проходит Мадинский разлом. Он проходит у подножья южной части Сулайман-тоо. Это тоже довольно опасное место по карте микрорайонирования, но, к сожалению, я вынужден отметить что все, включая градостроителей, не учитывают эту карту. Район застроен и в далекой перспективе может привести не к очень хорошим итогам.

 — Соседние государства выступают против строительства Камбаратинских гидроэлектростанций, говорят о сейсмичности в зоне строительства? Насколько прочно построена плотина Токтогульская ГЭС?

В определенной степени все страхи преувеличены. Говорят, что если тряхнет, то все представляют себе голливудский блокбастер, когда огромная масса воды хлынет в Ферганскую впадину и никому не выжить. Но эти страхи преувеличены. Дело в том, что сама плотина Токтогульской ГЭС находится в безопасном месте и для того, чтобы она разрушилась, необходимо, чтобы в теле плотины образовалось трещина, а для этого под телом плотины должен быть разлом. Его там нет. Плотина рассчитана на землетрясения более 9 баллов, когда она строилась, бетона не жалели. В этом отношении мы можем не беспокоиться, разрушения самой плотины не произойдет.

Хотел бы я сказать несколько слов в отношении Камбар-Атинской ГЭС-1. Если ее будут строить в том месте, на которое мы указывали в 1989-90 годы, когда мы там работали, то будет все нормально. Если ее будут сдвигать верх или вниз по течению, то там нужно проводить очень детальные исследования.

Что касается Камбаратинской ГЭС-2. Там был взят проект, который был сделан еще в советское время. Люди, которые там работали, не указали или не знали, что рядом со строившимся зданием машинного зала проходит линия активного разлома. Когда начали строить, то раскопали эту линию, по которой могут пойти подвижки. Там нужно оценить вероятность события, риск. Если риск высок, то нужно предусмотреть перенос, либо пересмотреть конструкцию. Если риск низкий, то повторяемость событий составляет 4-5 тысяч лет, то можно жить спокойно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться