Вилы для педофила

Автор -
261

Очередной случай сексуального глумления, в этот раз над 14-летней школьницей в Жайылском районе Чуйской области, вновь вызвал в обществе всплеск негодующих эмоций. А у экспертов – повод вернуться к злободневной теме.

Вместо шприца могли бы использовать скальпель, или еще лучше – секатор!

В кыргызстанском социуме, многие члены которого реально больны душой и разумом из-за бесконечных потрясений и личных проблем, число насильственных случаев против несовершеннолетних действительно ужасает. В 2011 году было выявлено 75 случаев педофилии, в 2012-м количество подобных преступлений возросло вдвое — до 150. Немало их было и в году ушедшем. А сколько незарегистрированных ЧП? К тому же, согласно мировой статистике, рецидив педофилии приближается к 100%. То есть извращенцев всегда тянет повторить свои «подвиги».

Как же их остановить? Многие помнят, какой ажиотаж поднялся в июне прошлого года, когда Жогорку Кенеш принял-таки в третьем чтении (85 — «за» и только 2 — «против») законопроект о химической кастрации насильников малолетних. Предполагалось, что осужденным лицам за полгода до освобождения будут вводить специальные инъекции, подавляющие похоть, дабы исключить рецидивы. Вводить их должны были с добровольного согласия зека, однако при этом отказ от укола предусматривал заключение в тюрьму на 2 года. В полемику вступили правозащитники («негуманно это, к тому же не исключены медицинские и судебные ошибки»), часть медиков («химическая кастрация не может гарантировать того, что сексуальная функция мужчины будет нарушена, и он никогда больше не совершит половое преступление в будущем, к тому же это может вызвать побочные эффекты – остеопороз, ожирение, перепады давления, сбой сердечного ритма»), молодежные НПО («в Канаде, где применяется гормональная кастрация, она не оказала серьезного влияния на снижение случаев изнасилований детей»), и т.д.

Впору развешивать такие предупреждающие знаки по всей республике!

В результате президент Атамбаев отклонил идею депутатов, сославшись на то, что «реализация закона не позволит достигнуть поставленных целей». Некоторые эксперты считают, что основная причина все же гораздо банальней – в тощем бюджете попросту не нашлось денег на эту затею. По данным урологов, стоимость кастрации, в зависимости от препарата, обошлась бы для каждого педофила от $3 тыс. до $4608 в год. Дорогое, однако, удовольствие! Особенно если учесть, что инъекционный курс нельзя прерывать, а длиться он может десятки лет…

Поэтому вместо оскопления мерзавцев глава КР предложил ужесточить для них уже имеющиеся меры наказания, вплоть до пожизненного лишения свободы, подписав соответствующий от 9 июля 2013 года № 126.

Научите ребенка говорить «Нет!»

Как же уберечь наших детей от посягательств со стороны нелюдей с извращенной психикой? Вот что думает по этому поводу бишкекский эксперт Акбар Залилов.

— Вопрос этот приобрел в нашем обществе особое значение неспроста. Общий упадок культуры, финансовый кризис, депрессия, нивелирование моральных ценностей и многое, многое другое способствуют все большему появлению моральных уродов – утверждает собеседник.

Ни один из людских проступков не укрывается с такой старательностью, как проступок, вызванный половым желанием.

Л.Н. Толстой.

— Где охотятся педофилы?

— Спонтанные нападения все же редки. Чаще они выискивают себе жертву на площадках для игр, в бассейнах, в спортзалах, и терпеливо «обрабатывают» ее. Причем зачастую это происходит как бы с согласия родителей! Поясню. Того, что «дружеские» отношения с любезным человеком, проявляющим интерес к их ребенку и взявшим на себя организацию его досуга, затем перерастают в сексуальные «игры», родители, как правило, не знают. А дети, увы, не всегда рассказывают об этом.

Злоумышленники не всегда относятся к разряду «падших» наподобие наркоманов и алкоголиков. Это могут быть вполне симпатичные, располагающие к себе люди. И для них не столь уж важно, кто это: собственная дочь или падчерица, маленький мальчик со двора, 13-летняя девочка из спортшколы или предлагающая себя малолетка с вокзала. У всех преступников есть основополагающий мотив: жажда власти и превосходства. Ни один другой объект не может так удовлетворить их патологическую жажду подчинения и насилия, как мягкое, невинное детское тело. Беззащитных созданий соблазняют и насилуют, им платят и их мучают. Сексагрессоры разрушают души своих жертв… Зачастую в роли извращенцев выступают люди мужчины из непосредственного окружения ребенка: родственники, друзья семьи, соседи.

— Акбар Халилович, а есть ли дети, больше других подверженные опасности, составляющие, так сказать, группу риска?

— Несомненно. Это те, кто растет в сильно авторитарных семьях, которых воспитывают в духе абсолютного послушания и смирения. Именно поэтому они едва ли отважатся дать отпор кому-нибудь из взрослых.

Повышенный риск возникает и в тех случаях, когда не просвещены в вопросах физиологии и сексуальных отношений. Особо подвержены насилию заброшенные дети, не получающие достаточно родительской любви и ласки. Они просто более открыты, если кто-нибудь из взрослых проявляет к ним интерес и внимание.

— Действительно ли воспитание способно предохранить ребенка от домогательств, тем паче от насилия?

— Ответственность лежит на взрослых, и воспитание – самое сильное оружие . Тот, кто уважает ребенка и всерьез считается с его желаниями и потребностями, может существенно, я бы сказал, на 80% снизить риск и избежать опасности. Чрезвычайно важной является способность ребенка сказать «нет» или «хватит» в случае, если взрослый переходит определенные границы.

— Например?

— Это начинается в раннем детстве. К примеру, ребенок не хочет, чтобы его отец или дядя брились в ванной в тот, момент, когда он купается. Если такие просьбы и установленные им самим рубежи морали уважаются взрослыми, малыш понимает: я имею право сказать «нет», я могу сам решать, что мне приятно, а что нет. Эти принципы никогда не должны оспариваться.

— Должны ли родители целенаправленно беседовать с ребенком о том, что он может подвергнуться  насилию?

— Обязательно! Решающим здесь является сексуальное просвещение ребенка. У него не должно создаваться впечатления, что сексуальность — это что-то дурное, опасное изначально. Наоборот, это положительное явление в человеческих отношениях. Но объяснить и просвещать нужно весьма аккуратно и тактично, дабы не перегнуть палку.

Проверьте, как реагирует ваш ребенок на ниже предлагаемые вопросы с тем, чтобы выяснить, насколько он «вооружен» против домогательств:

  1. 1.                Что ты скажешь, если кто-нибудь из родственников или наших друзей начнет к тебе прикасаться или обнимет так, что тебе станет неприятно?
  2. 2.                Как ты прореагируешь, если человек, которого ты не знаешь, вдруг окликнет тебя по имени или станет звать к себе в гости, предлагая полакомится конфетами, мороженым, «поиграть в компьютер» или посмотреть «что-то интересное», но при этом попросит ничего не рассказывать потом родителям?
  3. 3.                Что ты сделаешь, если кто-нибудь захочет забрать тебя из детского сада (школы, спортсекции, кружка и т.п.) сказав: «Твоя мама заболела, пойдем со мной, я отведу тебя домой»?

— В каком возрасте стоит начинать подобные беседы?

У детей весьма рано просыпается интерес к «этому». От родителей целиком и полностью зависит, смогут ли они откровенно и без «зажима» ответить на все, даже самые острые вопросы. Важно взять инициативу в свои руки и объяснить, например, как называются отдельные части … Необходимо, чтобы умели и могли, не стесняясь, назвать их. В случае же, если вы ограничиваетесь сомнительным термином «там внизу», тема автоматически переходит в разряд запретных. А запретный  плод, как известно, сладок, и ребенок невольно захочет узнать об «этом» подробнее. Так пусть уж лучше он узнает обо всем из ваших уст, уст человека, которому ребенок доверяет, нежели закончит -ликбез на улице…

— Насколько конкретными должны быть родители в своих беседах?

— Предостережения типа «будь осторожен(на) с чужими дядями, они могут сделать тебе что-нибудь плохое» способны (самое большее) пробудить лишь дикие фантазии, но вряд ли защитят. Нужно выражаться яснее, объяснить, кто может быть этот «дядя» и что он способен сделать: попытаться прикоснуться, потрогать или обнять так и в тех местах, где ребенку этого не хотелось бы, потому что это будет больно и неприятно… Бывает, что он должен твердо сказать в таких случаях «Я этого не хочу!» или «Я все скажу маме».

— А не может ли подобное «нет» оказаться смертельным риском для малыша?

— Конечно, бывают ситуации, когда малыш просто не в силах сопротивляться грубой физической силе или он очень запуган. Поэтому надо объяснить: если уж что-то, не дай Бог, произошло, и ребенок ничего не мог сделать, то он абсолютно не виноват и должен быть уверен: его не ждет за это наказание. Напротив, следует тут же сообщить о произошедшем, даже если насильник, угрожая, запретил это делать. Кстати, насилие всегда связано с давлением, угрозами или подкупом. Однако помните: ребенок признается вам в том случае, если ваши отношения с ним построены на доверии, и вы всегда прислушиваетесь к его проблемам и заботам, какими бы смешными и незначительными они вам не казались.

— Какие же тревожные сигналы указывают на то, что ребенок уже вовлечен в процесс совращения?

— В основном физиологические симптомы. Скажем, венерические болезни, разрыв и растяжение в области влагалища или заднего прохода, ссадины на теле и кровоподтеки… Но, так как развратные действия могут происходить и без применения силы, часто возникают симптомы чисто психического порядка, их надо воспринимать как немой крик о помощи. Эти признаки различны и индивидуальны, поэтому будьте внимательны!

Родители должны обратить внимание на заметные изменения в поведении ребенка: неспецифические страхи, нарушения речи и сна, ночные кошмары, появление у ребенка замкнутости, порой даже агрессивности. Сцены пережитого насилия могут разыгрывать с куклами или своими сверстниками. Многие из жертв, боясь обо всем рассказать, выражают свою боль в рисунках. Вас должны насторожить и неожиданные заявления типа: «Я больше не пойду на физкультуру!» или «Мне больше не нравится ходить к папиному брату».

— Что же в таком случае могут сделать родители?

— Не надо устраивать допросы с пристрастием. Спокойно и ласково предложите малышу поговорить с вами. Ведь даже ваш взволнованный тон повергнет ребенка в большой страх. Он должен быть уверен, что его ждет поддержка и помощь, а не наказание и укоры.

Если же выяснится самое худшее, естественно, надо немедленно обратится в компетентные органы для изобличения преступника, а также в психотерапевтическую службу, где специалисты окажут квалифицированную помощь пострадавшему ребенку и при необходимости назначат ему особый курс лечения…

Странно, что многочисленные гражданские активисты КР так пассивны в борьбе с педофилией. Хотя могли бы взять пример у тех же коллег по СНГ, энтузиастов и волонтеров, которые самостоятельно разыскивают отморозков в Сети, а затем публично наказывают, чтоб другим неповадно было, и фиксируют это на видео. Жестко? Зато более-менее эффективно!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться