Сергей Слесарев: Гособвинение проявило недюжинную фантазию для очернения Омуркулова

Автор -
355

    В ближайший понедельник, 7 июля, в суде продолжится рассмотрение дела бывшего мэра столицы Исы Омуркулова. Экс-градоначальника обвиняют в том, что, утвердив в свое время границы парка Победы имени Даира Асанова, Омуркулов якобы уменьшил площадь парка на 16 га. Тем самым, настаивает гособвинение, он легализовал имеющиеся на территории парка капитальные постройки и создал условия для последующего незаконного предоставления этих земель в собственность и аренду.

    В преддверии судебного заседания, KNews побеседовал с адвокатом экс-мэра Сергеем Слесаревым.

    На чем Вы строите защиту?

    Прежде всего, я уверенно заявляю: нет никаких фактов для обвинения, и существуют все факты для утверждения обратного. Обвинение не состоятельно. Гособвинение проявило недюжинную фантазию для очернения экс-мэра Исы Омуркулова.

    Материалы уголовного дела не подтверждают обвинение, и ссылка на то, что парк Победы был уменьшен, беспочвенна.

    Откровенно говоря, я до последнего момента считал, что прокуроры при таких результатах судебного разбирательства откажутся от обвинений. Эта позиция могла бы повысить авторитет органов прокуратуры. Не произошло! Сожалею!

    Гособвинение потребовало для вашего подзащитного 8 лет заключения. Прокомментируйте, пожалуйста.

    А о чем говорил государственный обвинитель, требуя столь строгую меру наказания экс-мэру Бишкека и другим должностным лицам? Он говорил обо всем и в то же время ни о чем. Спросите, к чему такая замысловатая фраза? Отвечу и поясню. Обо всем – это значит: обо всем, кроме вмененного состава преступления и предмета обвинения. А это одновременно значит – ни о чем.

    Постановление мэрии от 3 октября 2011 года, утвердившее границы парка и его площадь в 33,92 га, было принято в рамках должностных полномочий на основании Земельного кодекса. В целом перечне статей Кодекса – 1, 7, 8, 13, 14, 16, 25 – четко и прямо указаны полномочия мэрии Бишкека. А потому, устанавливая границы парка, мэр не превышал полномочий, как утверждает гособвинение.

    Мне не понятно, каким образом обвинение вывело фантастическую формулу о том, что «территория парка была уменьшена на 16 га, и данная площадь выведена из территории парка»?! Ведь границы территории и ее общая площадь впервые были определены именно постановлением мэрии в 2011 году. При этом в 1979 году исполком Фрунзенского городского совета народных депутатов издал распоряжение, где предлагалось разрешить разработать проект парка на территории… в 20 га!

    Хочу отметить, что в основу постановления муниципалитета столицы в 2011 году легло представление прокурора Бишкека, изданное несколькими месяцами ранее и адресованное мэру Омуркулову. Прокуратура предписывала принять незамедлительные меры по определению границ столичных парков. Между прочим, Омуркулов не единолично определял границы парка Победы – основанием для постановления стали заключения Бишкекглавархитектуры, Бишкекского городского управления по землеустройству и регистрации прав на недвижимое имущество, решение комиссии по предоставлению прав на земельные участки, а кроме того ряд статей Земельного кодекса. При этом, согласно законодательству, только мэрия вправе утверждать границы земельных участков.

    В то же время обвинение настаивает на том, что государству нанесен ущерб…

    Негативные последствия – а тем более последствия тяжкие – для общества и государства отсутствуют. Не приводит их, кстати, и обвинение. Если, конечно, нес считать вымышленных предсказаний вроде «будущего продления прав» или «передачи в будущем права собственности на землю». Мне не хочется верить, что органы прокуратуры превратились в оракулов или предсказателей, и теперь будут требовать наказывать кыргызстанцев за свои предсказания.

    Вы утверждаете, что состава преступления нет. Но ведь заведено уголовное дело, предъявлено обвинение.

    Вы правы, и в этом парадокс: дело не могло быть возбуждено, так как не было оснований для его возбуждения. Не могу отрицать, что был повод, но можно было ограничиться проверкой и отказом в возбуждении уголовного дела. Не могло быть предъявлено и обвинение – не было доказательств совершения преступления, дело должно было быть прекращено. Обвинение не должно было быть утверждено прокурором, так как сами материалы дела, Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс требовали прекращения уголовного дела. Но при всем при этом в суде мы не дождались отказа от обвинения.

    Судебное разбирательство, показания свидетелей обвинения – кстати, мы не привлекали свидетелей защиты – и исследование материалов уголовного дела показало полную не состоятельность и не обоснованность обвинения.

    Как Вы считаете, чем все закончится?

    Выход из сложившейся ситуации, на мой взгляд, предельно прост и очевиден. Это – оправдательный приговор как для Исы Омуркулова, так и для других привлеченных по уголовному делу должностных лиц. Это – единственное и верное решение, которое обеспечит защиту от необоснованного обвинения, будет способствовать укреплению законности и формированию уважительного отношения к праву.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться