Кыргызская рота в ИГИЛ

Автор -
1381

ИГИЛ – Исламское государство Ирака и Леванта. ИГИЛ – террористическая организация, которая обрела широкую известность в 2013 году, начав боевые действия в Сирии против президента Башара Асада и в 2014 году объявив о создании халифата на территории Ирака и Сирии. В рядах группировки воюют до 100 тыс. человек – выходцы из самых разных стран мира. Не обошлось и без граждан Кыргызстана.

На днях в эфире Первого российского канала, в рамках цикла репортажей «Своими глазами» была показана сирийская тюрьма Службы разведки, где в одной из камер содержались трое граждан Кыргызстана. Один из них, уроженец одной из южных областей страны Шухрат Бабаджанов, поведал московским журналистам, как он попал в Сирию и за что собственно воюет.

Шухрат Бабаджанов рассказал, что причиной выезда в Сирию стал призыв в интернете к мусульманам всего мира – ехать сражаться за новое исламское государство. Главным лейтмотивом выезда Бабаджанова стала фраза «Я хотел делать джихад, с целью установления религии Аллаха и создания халифата во всем мире».

По утверждению официальных источников Кыргызстана, кроме Бабаджанова в Сирии, и возможно в рядах ИГИЛ находятся 150 человек – все с паспортами Кыргызской Республики. Эти люди, преимущественно молодые ребята, прошли военную подготовку и принимают участие в боевых действиях на стороне антиправительственных войск. Однако по независимым оценкам на Ближнем Востоке воюет до 400 граждан Кыргызстана.

О том, распространится ли экспансия ИГИЛ на Кыргызстан, за что умирают наши соотечественники на Ближнем Востоке, рассказали на встрече с журналистами эксперты в сфере религии и права. Мероприятие было организовано при поддержке международной неправительственной организации «Поиск общих интересов».

«Звон мечей» или как на сеть ловят

Интернет – как средство вербовки новых адептов террористических организаций – явление далеко не новое. В структуре ИГИЛ успешно функционирует созданное медийное специальное подразделение «Аль-Фуркан», которое на зависть «Аль-Каиде» и «Фронту ан-Нусра» эффективно использует все инструменты всемирной паутины: публикуя свои идеи и призывы; размещая сцены истребления колонн военной техники правительственных войск; нападения на семьи военных и казни гражданского населения.

Так, в мае 2014 года, «Аль-Фуркан» разместила в интернете документальный фильм «Звон мечей». По оценке кинематографов из CNN – по качеству съемки, монтажу сравним с продуктами американского кинематографа, как по зрелищности, так и по реалистичности. Пропагандистский фильм «Звон мечей» и вышедший за ним фильм «Пламя войны» были заблокированы в интернете. Видеозапись ИГИЛ с казней целой группы офицеров сирийских ВВС, как и другие ролики были удалены практически сразу во всех странах мира, с формулировкой «за пропаганду экстремизма».

Кыргызстан также не остался в стороне. В конце ноября, на новостном сайте Kloop.kg был размещен видеоролик «Дети джихада» в котором показаны дети из Казахстана, которые проходят тренировку в одном из лагерей Сирии. МВД КР при помощи Государственного агентства связи (ГАС) КР, отреагировав на просьбу казахстанских властей, поспособствовало тому, что страница с видеороликом была заблокирована. Некоторые отечественные провайдеры пошли дальше, заблокировав сайт Kloop.kg полностью.

Директор аналитического центра «Религия, право и политика» Кадыр Маликов считает, что каждое опубликованное видео – это военный успех организации ИГИЛ.

«Закон о средствах массовой информации, журналистская этика требует донести эту информацию населению, власти, показав серьезность сложившегося положения. Обратная сторона заключается в том, что демонстрация этого ролика приводит к тому, что террористическая организация достигает своей цели, заведомо зная, что СМИ будет распространять их ролик. Именно так, как они нам хотят представить и навязать. Если подобного рода ролики попадают в руки журналистов, то, я думаю, что нельзя сразу опубликовывать их. Необходимо постараться, несмотря на конкуренцию – позвонить специалисту, пусть это будет муфтият, пусть это будет государственный чиновник. Необходимо, чтобы ролик обязательно сопровождался комментариями, пояснениями, осуждением. Тогда в этом случае направленность ролика можно либо снизить, либо повернуть в другую сторону», — считает Кадыр Маликов.

Директор аналитического центра отметил, что современная идеология джихадистских групп выходит на новый уровень, используя современные технологии и методы пропаганды, нацеленные на все мировое сообщество с целью реализовать террор – вызвать страх.

«Демонстрация детей говорит о том, что вслед за убитыми приходит следующее поколение. Это вот эти дети! У этих детей будет еще поколение, которое пойдет до конца, и так далее. То есть посыл в непрерывности», — считает Маликов.

Шахид в детском садике

Докторант Академии управления МВД РФ Бакыт Дубанаев напоминает, что даже отрицательные герои фильмов и мультфильмов становятся предметом подражания.

«Террористическая организация снимает ролик с процессом обезглавливания. В данном случае, ИГИЛ ищет свою жертву. Первая жертва – это человек с ненормальной психикой, который проявляет к видео определенную позитивную реакцию. Но есть другая категория зрителей. В ролике устами детей говорится: «Завтра мы придем к неверным и будем резать ваши головы». У определенной части это вызывает страх и панику. Террор — это и есть насаждение страха в переводе с латинского языка. Цель террора – вызвать общественный резонанс. Вызвать у населения мнение о том, что государство не может справиться с террористами, оно бессильно», — говорит научный сотрудник.

Бакыт Дубанаев отмечает, что молодые люди, которые выставили видеоролик, стали орудием в руках террористов.

«Мы адептов «Хизб ут-Тахрир» сажаем лишь за то, что в их журнале «Аль-Ваъи» написано, что они хотят установить халифат. Данная исламская политическая партия запрещена в Кыргызстане, и правоохранительные органы имеют все основания, чтобы привлечь их к уголовной ответственности за публичные призывы к насильственному изменению конституционной власти. А здесь молодой человек показывает, как люди живут и как надо жить в халифате. Подумайте о своих детях! Дети смотрят мультфильмы в интернете. Например, они посмотрели «Человек-паук», и на следующий же день в школе или садике они люди-пауки, Бетмены или Халки. Даже отрицательные герои становятся предметом подражания, культом. Если такие ролики будут в свободном доступе, то я не удивлюсь, что ребенок старшей группы в детский сад попросит нарядить его в шахида», — заключил Дубанаев.

По мнению редактора новостного сайта Kloop.kg Бектура Искендера, блокировка сайта осуществлена незаконно.

«Блокировка сайта – незаконна, пока нет решения суда и адекватной экспертизы. Причем коллегиальной экспертизы, а не как ГАС, который в своем предписании сослался на одного человека, который боится, что население начнет сомневаться во власти. Блокировка незаконна еще и потому, что наш материал не содержал пропаганды экстремизма – это был материал о вовлечении детей. Причем с мнением правоохранительных органов. В материале использовалось, конечно же, не полное видео от ИГИЛ, а укороченная, смонтированная версия Daily Mail», — рассказал Искендер.

Войны «Ислама» Ферганской долины

Кадыр Маликов считает, что силовыми методами остановить узкий ручеек будущих воинов террористических организаций из Ферганской долины невозможно — как невозможно контролировать мобильные телефоны, YouTube, Facebook и Twitter.

Маликов отмечает, что силовыми методами можно лишь снизить процесс вербовки и вовлечения, но не остановить. Вербовку остановить практически невозможно. Страны мира, включая Турцию и Иорданию, страны, где есть жесткие системы контроля, не могут обеспечить выезд своих граждан. На территории Ирака среди джихадистов замечены граждане Японии, Южной Кореи, стран Европы, которые готовы умереть ради Аллаха. Это проблема вышла за рамки географии. Как отмечают специалисты, точную цифру о численности граждан Кыргызстана в Сирии и в рядах ИГИЛ никто не даст. Количество кыргызстанцев, воюющих на стороне повстанцев и террористов, учитывается по количеству обращений от жителей страны. Боевики из числа граждан Кыргызстана сами связываются со своими родственниками, которые уже сообщают в правоохранительные органы.

Как считает политолог-исламовед Икбалжан Мирсаитов, стартом вербовки граждан Кыргызстана нужно считать Ноокатские события 2008 года, далее межнациональный конфликт 2010 года в Ошской и Джалал-Абадской областях, а также тех, которые уже давно стали членами Исламского движения Узбекистана.

«Мы сразу столкнулись с этой проблемой на юге страны. Мы не учитываем тех, кто погиб. Родители получают CMC-сообщение и при этом не обращаются в органы. Есть люди, которые уехали туда с 2006 года. Достоверно известно, что из нескольких семей, дети которых были осуждены после июньских событий, братья покинули страну и вместе с семьями выехали в Сирию в 2010 году. Да и в настоящее время уровень радикализации не спадает. Все потому, что люди узбекской национальности не могут влиться в общественную и политическую жизнь Кыргызстана. На общем фоне безработицы, на общем фоне невостребованности молодежи и отсутствия справедливости, они это воспринимают как удар по себе. Уровень радикализма зашкаливает по всей Ферганской долине. По нашим данным, в ряды ИГИЛ идут в большей степени из Исфары и Ферганской долины – Наманган, Ош, Андижан, Араван. Высокая плотность населения, безработица», — отметил Мирсаитов.

Кадыр Маликов же считает, что начало активизации вербовки – 2012 год.

«Начало сирийской войны – 2011 год. В этом году не было зафиксировано официально выезжающих граждан Кыргызстана. Рост пошел в 2012 году. За три года количество возрастает. Недавно, 4 месяца назад, было всего 70 человек. Сегодня 150 человек. Динамика говорит, что с учетом скрытых, не выявленных выездов  в Сирии находится от 300 до 400 человек. Уже в 2012 году в тюрьмах Сирии сидели два человека из Кыргызстана», — говорит Маликов.

Маликов и Мирсаитов отмечают, что в ИГИЛе из числа боевиков из Средней Азии больше всего таджиков и узбеков, а потом уже кыргызов.

Пути вербовки разные. Самый распространенный – интернет, а затем уже вербовка на территории России и Турции граждан, которые были депортированы из этих стран за нарушение миграционного законодательства. Однако исламоведы считают, что главное – не сколько, а главное почему.

От ханафизма к такфиризму!

По мнению Кадыра Маликова, ИГИЛ – высокие профессионалы своего дела. Философия ИГИЛ по построению мусульманского государства строится на крови и убийствах, но, несмотря на это, число вовлеченных извне в данную организацию растет.

«Опасность в том, что молодежь будет попадать под ее влияние. Обратите внимание на то, что в ИГИЛ очень много выходцев из богатых стран, которые идут воевать не из-за денег, а за идеологию. Сегодняшняя молодежь в наших странах сталкивается с кризисом ценностных систем — нет идеи. ИГИЛ же в свою очередь предоставил идею, ради которой можно умереть, пожертвовать жизнью. Эта идея заключается в построении справедливого государства. Протестное государство, противопоставленное всей мировой системе, выступающее за построение нового миропорядка. У ИГИЛ очень сильная вербовочная пропагандистская машина, которая учитывает все факторы. Поэтому сегодня молодежь подвержена идеологии такфиризма», — отметил Маликов.

Причина выезда кыргызстанцев во многом и во внутреннем факторе.

«Возьмите наше общество! Нестабильность, нет уверенности в завтрашнем дне, молодежь сталкивается с двойными стандартами. Не виден результат работы властей, коррупция, падение авторитета власти и традиционного духовенства. Молодежь, как самая протестная часть населения, находит ответы, определенные ошибочные ценности в действиях террористов», — добавил правовед.

Обрезание бороды или таджикский опыт?

По мнению множества аналитиков, проект ИГИЛ – геополитический. За созданием организации стоят силы, заинтересованные в дискредитации не только мусульманства, а дискредитации политической системы ислама.

Аналитик Маликов отмечает, что противостоять вербовочной кампании можно, но только тогда, когда мы предоставим кыргызскую альтернативу, свою идею. Маликов подчеркивает, что идею невозможно дать и привить, если она не будет революционной.

Маликов подчеркивает, что нужно учитывать уровень местных сообществ, где бизнесмены стран Персидского залива будут приезжать, открывать фонды с идеей распространения ислама нетрадиционного характера. Здесь, конечно же, важно в первую очередь выработать у общества иммунитет путем получения правильного доступа к информации и образовательных программ для укрепления ханнафистской правовой школы, традиционной для Кыргызстана. Закрыться от тех стран просто невозможно. Мы все понимаем, что должно быть сближение с арабскими странами, сотрудничество в области туризма и привлечения инвестиций. Другим отношениям нужно уделять пристальное внимание. Риск есть, но это будет зависеть от человеческого фактора наших государственных чиновников.

Как мы уже отмечали, большинство представителей в ИГИЛ от Средней Азии – это граждане Таджикистана. Однако именно эта страна официально объявила о том, что государство будет официально придерживаться ханафистского мазхаба. Когда как Кыргызстан объявил об этом буквально месяц назад.

Эксперт Дубанаев отмечает, что ситуация в сфере религиозной политики в Таджикистане — тоже очень далека от совершенства.

«Президент Таджикистан принял волевое решение. Он вернул всех молодых ребят, которые проходили обучение в различного рода исламских учреждениях Ближнего Востока, на родину. Отныне, если человек хочет выехать за рубеж и получить исламское образование, должен получить его в первую очередь на родине. В местном исламском университете он поймет азы, что такое религия, какие течения существуют. То есть дома он возьмет нашу ханафистскую основу матрудитской школы, и когда он приедет в Пакистан, или другую страну – ему будет тяжело втиснуть какие-либо радикальные идеи. Такую же практику необходимо перенять у Таджикистана и нам. Кроме этого, в Таджикистане запрещено детям посещать мечети до совершеннолетия. С одной стороны – это нарушение. С другой стороны, человек может самостоятельно принимать решение, когда он совершеннолетний. Печально видеть, когда ребенок, который учится в первом классе, закутан по арабским обычаям», — рассказал Дубанаев

Напомним, что в некоторых странах, в рамках борьбы с экстремизмом приняли решение сбривать бороды у мусульман. Обрезание бороды сотрудниками правоохранительных органов повсеместно практикуется в соседних странах. Однако, по мнению кыргызских ученых, обрезание бороды приведет к тому, что уровень радикализма еще больше возрастет. В Кыргызстане тоже не нужно перенимать данную практику. Когда человека публично унизят, он пойдет до конца, а это — прямая дорога к терроризму. А в Кыргызстане пока не научились создавать контртеррористические коммуникации. 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться