Откровения роженицы: Это был момент абсолютного счастья и гармонии

Население Кыргызстана все больше увеличивается, рождается новое поколение. Почти год назад в стране отметили рождение шестимиллионного соотечественника. Появление на свет детей – процесс сложный и абсолютно непредсказуемый.

Своими «свежими» впечатлениями с KNews решила поделиться одна из 24-летних бишкекчанок.

«Утро начиналось как обычно – завтрак, проводила мужа на работу, занятие домашними хлопотами. Только ощущались боли внизу живота, это немного настораживало, но, начитавшись достаточно статей о беременности в интернете, я знала, что поводов для беспокойства нет – мой организм всего лишь подготавливает себя к появлению на свет ребенка.

Так прошло несколько часов. Затем я спокойно прилегла на кровать и задремала. Проснулась через некоторое время от той же боли, только сильнее. Правда, тогда я не понимала, что это и были эти самые схватки.

Однако еще через время боли усилились, и промежутки между ними сократились. И тут я начала волноваться… Позвонила супругу со словами: «Приезжай домой. Кажется, мне надо в больницу». В ответ я услышала короткое «Скоро буду», но вместе с этим небольшую ноту волнения. И снова боль. Поморщившись, я «взяла себя в руки» и пошла в душ, затем собрала сумку, проверила наличие документов, рассказала обо всем родителям мужа. В доме началась маленькая суета, родители и сестренка стали собираться, приехал супруг, а у меня в голове только одно: «Дыши, дыши, дыши. Неужели началось?» – рассказывает женщина.

В отличие от некоторых рожениц, наша героиня не искала роддом, а поехала в тот, к которому относилась по месту жительства – Чуйский областной роддом.

«По дороге в больницу я уже сжимала зубы и кулаки. В голове бесконечное: «Дыши, не кричи, экономь силы» – и маленькая надежда на то, что все это ложная тревога. Однако по прибытии в роддом меня осмотрели и сказали ложиться. «Сегодня родишь», – сообщила медсестра и велела переодеваться», – вспоминает роженица.

Молодая мама пожалела о том, что не позавтракала, а купленный по пути в больницу йогурт и булочки совсем не хотелось есть – пропал аппетит. Хотя беременяшка понимала, что в еде необходимая ей сила, заставить себя есть было невозможно.

«Все мысли были сконцентрированы на одном – я пыталась представить себе картину своих родов. Страха уже не было, было только желание правильно родить и поскорее… как можно скорее. Рядом со мной была моя свекровь. Но мы узнали, что парные роды запрещены, и мама вышла на улицу к остальным.

В родильный зал меня сопроводила медработница, взяв сумки. Поднявшись на этаж выше, она указала на самую дальнюю дверь в коридоре. Заглянув робко вовнутрь, я не спеша вошла туда в тапочках и ночной рубашке. В руке крепко сжимала телефон. Это был мой родзал – светло-серое помещение, оснащенное специальными приборами и мебелью. Я никогда не любила больничный интерьер, он всегда казался «холодным». Вот и в тот день я чувствовала себя одинокой как никогда. Признаться, в этот момент мне не хватало одного – присутствия моего мужа, потому что знала, что только он способен помочь мне успокоиться и побороть свое волнение.

Медсестра быстро подготовила помещение, кушетку, раскрыла окна. К счастью, в этот день лил дождь и было прохладно. После девушка вышла, оставив меня в полном одиночестве. Настала тишина, но лишь на время. Спустя пару минут из коридора стали доноситься крики – это другие роженицы в соседних родильных залах.

Я чувствовала, что мои схватки усилились еще больше. Я вышла в коридор, подошла к своей сумке, вытащила йогурт и булочку, пыталась поесть, но аппетита не было. Затем снова вернулась в зал и прилегла на кушетку. Примерно через пару часов я уже начала сжиматься всем телом, на лбу выступал холодный пот, а руки стали дрожать, но никаких криков. Важно было не тратить силы на крики. Чтобы хоть как-то отвлечься и облегчить себя, я начала думать о том, как важен правильный эмоциональный настрой. «Давай, держись! Через это проходят все, ты справишься. Больно, но кричать нельзя. Думай о ребенке, если больно, значит, все нормально – и это хорошо. Терпи» – эти фразы вертелись в голове, затем я начала произносить их шепотом себе под нос, словно молитву», – говорит женщина.

От изнеможения героиня сжимала в руках мокрую от пота простынь, жмурила глаза и пыталась правильно дышать.

«Время еще никогда не шло так медленно. До предполагаемых родов оставалось еще 3-4 часа, а сил уже не осталось. Кроме слабости я ничего не чувствовала. Вдруг я начала засыпать. Сон приходил быстро, я засыпала на пару минут и просыпалась от схваток. Затем зашла медсестра. «Не спи, нельзя», – сказала она, а после спросила, чувствую ли я боль. Когда я еле выдавила из себя «К-к-конечно», девушка посмеялась и сказала, что про меня почти забыли, потому что я не кричу. В ответ я попыталась улыбнуться, но, думаю, у меня не получилось. Потом я снова осталась один на один со своими схватками», – сказала новоиспеченная мама.

Крики в коридоре, голоса, умоляющие врачей «сделать что-нибудь» сменялись на детский плач. Ближе к 23:00 визиты к роженице участились, стали заходить и медсестры, и санитары, и сама врач, постоянно проверяющая сердцебиение малыша.

«От невыносимой боли я постоянно спрашивала, сколько мне еще терпеть, но ответ был один и тот же: «Скоро. Уже скоро». Сдерживать крики больше не было сил, и я стала кричать… громко. Спустя еще время доктор проткнула мне пузырь, чтобы отошли воды, сделала так называемый «вызывающий укол», стимулирующий схватки. После него стало еще невыносимее, но желаемых результатов не было, и поэтому пришлось делать капельницу – тот же вызывающий схватки, препарат.

Оказалось, плод ребенка был большой для меня и никак не опускался вниз, из-за этого пришлось помучиться дополнительных 5 часов. Врачи заставляли ходить по палате, но сил не было даже встать с кушетки, и в виде исключения на помощь позвали мою свекровь. Мама активно начала массироваать поясницу, помогала ходить, подавала воду, успокаивала.

Тем временем возле стен многоэтажного здания в машине сидели остальные члены семьи – свекр, муж и золовка.

«Я ходил вокруг да около. Было страшно за жену и ребенка, опасался, что с ними может что-то произойти. Плюс ко всему, именно в тот день шел сильный дождь, и хотя было лето, было очень прохладно. Так проходил час за часом», – комментирует супруг героини.

Только около О3:00 врачи велели пациентке лечь на специально привезенную железную кушетку. Правильно расставив ноги и руки, медик произнесла: «Тужься». «Однако это оказалось не так легко, тужиться правильно у меня получилось не с первого раза. Врач рассказала, как это делать, затем четкими, короткими словами давала указания: «Тужься! Еще! Долго! Давай! Молодец! Еще!». Все мое внимание было сконцентрировано на докторе, голова полностью освобождена от мыслей, только правильное дыхание и указания врача. В тот же момент все вокруг происходящее стало таким странным. Я будто смотрела на себя со стороны – измученная, бледная, с широко открытыми глазами внимательно смотрела на врача и ждала указаний. Вокруг стало так тихо, лишь голос акушера в голове: «Давай! Тужься! Тужься! Тужься!» – и… я увидела в руках у доктора маленький комочек, весь в крови, свернувшийся калачиком. Раздался пронзительный крик на всю палату – первый крик моей дочки. На глазах выступили слезы, я встретила малыша вялой улыбкой. Ее тут же положили мне на грудь. Помню, она была такой горячей, маленькой и беззащитной. Это был момент абсолютного счастья и гармонии. Я стала мамой», – вспоминает женщина.

Спустя пару минут свекровь, с легкостью вздохнув, взяла в руки телефон, позвонила супругу и сказала коротко: «Девочка».

«Ребенок, у меня ребенок. Я папа, нет, даже папуля», – сказал молодой отец, и улыбка расплылась по лицу. Затем прошел еще пару кругов возле больницы, уже было не так холодно. «И вправду говорят, что лучшая погода – после сильного ливня. Я – папа, круто, Я – ПАПА… Надо теперь больше зарабатывать», – заключил про себя супруг.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться