Правительство Кыргызстана официально ответило на заявление Сагинтаева

Автор -
4412

Правительство Кыргызстана официально ответило на заявление премьер-министра Казахстана Бакытжана Сагинтаева, озвученного 25 октября на заседании Евразийского межправительственного совета, в Ереване.

«Заявление Сагинтаева, по нашему мнению, направлено на оправдание действий Казахстана по нарушению норм ЕАЭС и Всемирной торговой организации и по отдельным моментам не соответствует действительности. По информации казахстанской стороны, за 2014-2016 годы у всех стран-членов ЕАЭС, кроме Кыргызстана, наблюдается снижение объема импорта из Китая», – говорится в сообщении.

В кабмине отмечают, что Кыргызстан стал членом ЕАЭС 12 августа 2015 года, а механизм распределения и зачисления ввозных таможенных пошлин согласно Договору о присоединении КР к Союзу заработал лишь в октябре 2015 года. Отсюда можно сделать вывод о том, что сопоставление данных за 3 года не совсем корректно.

«В 2015 году по сравнению с 2014-м объем импорта Кыргызстана из Китая (согласно официальным данным ЕАЭС) снизился на 6,4% в стоимостном выражении, а в физическом объемы упали с 736,3 до 578,4 тонн, или на 22%. При этом за 2016 год рост импорта по сравнению с 2015 годом из Китая в КР составил 12% в физическом и 42,7% — в стоимостном выражении. Если сравнивать физический объем импорта товаров из за 2016 год с 2014 годом, наблюдается снижение на 12%. Рост произошел исключительно за счет введения в действие Единого таможенного тарифа ЕАЭС и перехода к стоимостным показателям ставок и стандартам Союза в части таможенного администрирования», – поясняют в кабмине.

За 8 месяцев 2017 года наблюдается снижение объема импорта из в Кыргызстан на 3,5%, ($927,6 млн). При этом наблюдается увеличение объема импорта из КНР во все страны-члены ЕАЭС, за исключением КР. Импорт из Китая в Казахстан увеличился на 35,9% ($3 млрд). Поэтому перетока товаров из КНР в Кыргызстан в озвученных казахской стороной масштабах не происходит.

«В своем выступлении Сагинтаев отметил, что за 2015 год, по данным КНР, экспорт в Кыргызстан составил $4,3 млрд. По данным КР, импорт составил $1,0 млрд, отклонение составляет $3,3 млрд. В то же время, согласно статистической базе Comtrade, экспорт из в Казахстан составил $8,4 млрд, а импорт Казахстана из Китая составил $3,7 млрд, расхождение составляет $4,6 млрд. Переходя к 2016 году, отмечаем следующее. Экспорт из КНР в Кыргызстан составил $5,6 млрд, а по данным КР — импорт составил $1,5 млрд, отклонение – $4,1 млрд. Однако, по данным таможни КНР, экспорт из Китая в Казахстан сложился на уровне $8,3 млрд, импорт РК из КНР по сопоставимой статистике составляет $3,7 млрд, расхождение в $4,6 млрд. Увеличение объемов «серого импорта» на $1,3 млрд в Казахстане в 2016 году совпадает со вступлением республики во Всемирную торговую организацию и получением около 2000 изъятий из ЕТТ ЕАЭС», – продолжают в пресс-службе.

Отмечено, что значительное влияние на эти расхождения в таможенной статистике оказывает учет транзитных товаров. Кыргызстан является важной транзитной страной для китайской торговли со странами центральноазиатского региона. В большинстве случаев в качестве страны назначения в китайских таможенных документах указывается КР как первая страна на пути следования транзитных товаров в Узбекистан, Таджикистан, Афганистан и Туркменистан. По отчетным данным, за 2016 год порядка 420 тыс. тонн ввезено транзитом через Кыргызстан в РУз и Таджикистан.

«Премьер-министром Казахстана также отмечено, что в 2016 году доля расхождения к внешнеторговому обороту РК составляет всего 9%, а доля Кыргызстана – более 30%. Вместе с тем удельный вес импорта в Казахстан из в общем объеме импорта, без учета стран-членов ЕАЭС, составляет 23,4%. Аналогичный показатель для Кыргызстана составляет 61,6%. Сопоставление объемов импорта к внешнеторговому обороту несопоставимо ввиду разной доли (веса) импорта из КНР в общем объеме импорта двух стран», – говорится в сообщении.

Относительно мнения о потери таможенных пошлин за 3 года в сумме $828 млн, считают в правительстве некорректным, так как КР присоединилась к ЕАЭС 12 августа 2015 года, республика в интеграционном объединении находится всего 2 года.

«В заявлении премьер-министра не приводится точный механизм расчета сумм потерь таможенных пошлин. Если предположить, что объем потерь рассчитывается путем умножения средней таможенной ставки на величину расхождения в объемах импорта из КНР, то применение вышеуказанного метода является необоснованным. При этом, применяя аналогичный метод к Казахстану в отношении расхождений по импорту сумма потерь ввозных таможенных пошлин от использования схем «серого импорта» в РК в общий бюджет ЕАЭС за 3 года должна составить более $1 млрд», – рассказывают в правительстве.

Более того, говорить о потерях по таможенной пошлине в отношении товаров, озвученных казахской стороной, не совсем корректно, так как в отношении этих товаров применяются специфические ставки таможенных пошлин.

«В КР применяются ставки ЕТТ ЕАЭС, перечень изъятий из ЕТТ минимальный и составляет всего 166 позиций, в то время как изъятия Казахстана в рамках ВТО насчитывают в настоящее время около 2000 позиций. Решением Высшего Евразийского экономического совета от 16 октября 2015 года утвержден перечень товаров, по которым таможенными службами должны применяться единые стоимостные показатели. В целях соблюдения правила ЕЭК проведен практики таможенного оформления таких товаров. По ее анализу, объем ввезенных товаров из перечня ниже установленного уровня стоимостного показателя от общего объема подконтрольных товаров в Казахстан составил 47%, в Кыргызстан всего 15%. По этому показателю Казахстан занимает вторую позицию, а КР — последнюю (5-е место), что позволяет сделать вывод о том, что общий бюджет ЕАЭС недосчитался поступлений по 47% товаров, включенных в перечень, имеющих общие стоимостные индикаторы риска», – комментируют в кабмине.

Большие претензии Казахстан предъявляет к объемам импорта по 62 и 64 группам товаров (одежда и обувь), а также 07 и 08 группам (овощи и фрукты).

«Так, по озвученным данным казахской стороной, в КР ввозится одежды больше, чем в Казахстан, в среднем в 65 раз. Хотя по данным Comtrade по 62 группе экспорт в КР из составил за 2016 год $1,54 млрд, а в Казахстан – $0,57 млрд. Разница составляет лишь 2,7 раз, соответственно, заявление казахской стороны некорректно. При этом по 62 группе, по данным КНР, экспорт в Казахстан составил $578 млн. По данным Казахстана, импорт из РК этой группы товаров составил $42,2 млн. Таким образом, расхождение в 13,7 раза, а по Кыргызстану — в 19 раз», – говорится в сообщении.

По данным Comtrade, по 64 группе экспорт в КР из составил за 2016 год $0,9 млрд, а в Казахстан – $1,2 млрд. По данным Казахстана, импорт из КНР этой же группы товаров составил $119 млн. Наблюдается расхождение в 10,1 раза, в то время как по КР — всего в 3,8 раза.

«По позициям «фрукты и овощи» (07-08 группы ТН ВЭД) в Кыргызстан за январь-сентябрь 2017 года наблюдается снижение импорта из овощей и фруктов в натуральном выражении в 4 раза, с 56 тыс. до 13 тыс. тонн. Аналогичная и в стоимостном выражении. Импорт овощей и фруктов снизился с $23,2 млн до $6 млн. За 5 месяцев 2017 года импорт в Казахстан по 07 группе товаров увеличился в разы. Если за 2016 год ввезено 30,8 тыс. тонн, то только за 5 месяцев 2017 года ввезено 99,2 тыс. тонн», – отчитались в ведомстве.

Сказано, что Кыргызстан существенно занижает таможенную стоимость при проведении таможенной очистки по отдельным видам товаров. В частности, приводились примеры по позициям «сапоги женские и блузки женские». В Казахстане имеются аналогичные случаи занижения таможенной стоимости по товарам, не подпадающим под изъятие ВТО.

«Следует подчеркнуть, что Кыргызстан не поднимал в рамках ЕАЭС вопрос по перетокам товаров, которые завезены по сниженным ставкам ВТО. 24% всей импортируемой продукции в Казахстан товары проходят процедуру растаможки по ставке ВТО. Более того, РК взяла обязательство по недопущению вывоза данной продукции за пределы территории республики, то есть исключительно для внутреннего потребления. Такие перетоки подрывают конкурентоспособность экономики Кыргызстана. Однако на сегодняшний день в Кыргызстан продолжают поступать товары, завезенные под изъятиями ВТО, и со вступлением Казахстана организацию ввезено товаров на $115,5 млн. То есть на всю эту сумму не представлено соответствующих товаросопроводительных документов, подтверждающих, что товар завезен по ставкам ЕТТ и легитимно ввезен в Кыргызстан», – сообщили в правительстве.

Относительно потерь по НДС следует отметить, что вопросы налогообложения являются прерогативой самого государства-члена ЕАЭС и определяются национальным законодательством. Каждая страна самостоятельно устанавливает ставки налогов. Бизнес сам выбирает место, где проводить таможенную очистку. Ставки ЕТТ едины и выбор страны зависят от других факторов, таких, как сопутствующие формальные, а также неформальные сборы, легкость ведения бизнеса и других конкурентных преимуществ.

«В целом эти вопросы актуальны не только для Кыргызстана, но и для Казахстана. Полагаем, что озвученные проблемы будут решены при внедрении единого механизма прослеживаемости и маркировки товаров в рамках ЕАЭС. Кыргызстан полностью поддерживает внедрение этого механизма. Заявляем, что установление для Кыргызстана усиленных механизмов контроля товаропотока можно рассматривать как инструмент скрытого ограничения торговли и дискриминации, что в итоге не способствует достижению основных целей и принципов Союза, таким, как свобода передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, а также установленных норм в рамках ВТО», – подытожили в правительстве.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться