Кто и как изобрел красные и желтые карточки в футболе?

Автор -
379

«Ехал я как-то раз по главной улице Кенсингтона, в Лондоне, и на перекрестке загорелся красный свет. И тут я подумал: «Вот! Желтый значит «успокойся», а красный — «все, стоп, уходи с поля».

Так английскому судье Кеннету Астону пришла в голову идея использовать желтые и красные карточки во время футбольного матча, пишет BBC.

В начале 1960-х годов потасовки между футболистами на поле приобрели столь массовый характер, что игру стало практически невозможно контролировать.

Многие матчи заканчивались массовыми побоищами не на жизнь, а на смерть, после чего раненых приходилось увозить в больницу.

Кульминаций подобных безобразий стал футбольный чемпионат мира 1962 года в Чили.

«Битва при Сантьяго»

В матче между Советским Союзом и Югославией игроки обеих команд играли настолько грубо, что даже поломали кости нескольким игрокам.

Нечто похожее произошло и в ходе игры между Германией и Италией.

В матче между Чехословакией и Испанией вратарь на несколько минут потерял сознание после удара по голове.

На матче между Аргентиной и Болгарией несколько футболистов также получили серьезные травмы.

И это еще ничего. Матч, в котором на поле встретились команды Чили и Италии, позже прозвали «Битвой при Сантьяго».

Безграничное насилие на поле? Не вопрос.

В бой шли руки и ноги. В какой-то момент пришлось вызвать на поле полицию. Сборная Чили победила со счетом 2:0, но все были недовольны судейством.

Главным судей этой игры был тот самый Кеннет Астон, которого глубоко потрясло произошедшее у него на глазах. «Я не футбольный матч судил, а разбирался с военными маневрами!» — так он описал позднее матч в Сантьяго.

И он же нашел решение проблемы — к чемпионату мира в Мексике 1970-го года.

Ярость на чужом языке

Астон престал заниматься судейством в 1963 году, а в 1966-м вошел в состав Комитета судей ФИФА (он возглавлял комитет в период между 1970 и 1972 годами).

Именно на этой должности ему пришлось разбираться с новым скандалом в ходе четвертьфинала чемпионата мира 1966 года, где играли Аргентина и Англия.

Полиции пришлось увести с поля судью Рудольфа Крайтлайна во время матча между Аргентиной и Англией в 1966 году.Правообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES
Image caption

Британским полицейским пришлось увести с поля судью из Германии Рудольфа Крайтлайна, после того как на 36-й минуте тот распорядился удалить капитана аргентинской сборной Антонио Раттина.

Один из спорных моментов Крайтлайн рассудил в пользу англичан, Раттин стал протестовать — и судья распорядился удалить его с поля.

«Выражения лица Раттина было достаточным для того, чтобы я понял, что он говорит и что он имеет в виду», — сказал Крайтлайн.

Проблема была в том, что судья не понимал по-испански, а аргентинский футболист — по-немецки или по-английски.

Раттин отказался уходить с поля, утверждая, что не понимает, чего от него хочет судья.

Матч был приостановлен на 10 с лишним минут — пока, наконец, не был найден переводчик, который объяснил Раттину, что происходит.

Раттин был разъярен услышанным.

«Пьеса из двух актов и 22 актерами»

Очевидно, что совершенно необязательно говорить на том или ином языке, чтобы понять, что в ваш адрес сыплются оскорбления.

И не нужно знать иностранный язык, чтобы понять, что судья удаляет вас с поля.

Желтая карточкаПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES
Image caption

Но когда человек достигает такого уровня ярости, что плохо воспринимает происходящее, лучше убедиться, что правила ясны абсолютно всем, а решения рефери демонстрируются невербально.

Астону, который тогда возглавлял судейский состав, понадобился недюжий талант переговорщика, чтобы успокоить аргентинского капитана и не допустить переноса матча.

Именно тогда Астон осознал, что необходим какой-то механизм, чтобы успокаивать агрессивных игроков, а разбушевавшихся — удалять с поля.

И идею ему подсказал обычный светофор.

Астон возглавлял Комитет судей ФИФА между 1970 и 1972 годами.
Image caption Астон возглавлял Комитет судей ФИФА между 1970 и 1972 годами

Кеннет Астон скончался 23 октября 2001 года в возрасте 86 лет, до самого конца оставаясь страстным любителем футбола.

«Игра должна быть пьесой их двух актов, где на сцене — 22 актера. А рефери — своего рода режиссер, — как-то сказал он. — У пьесы нет ни текста, ни сценария; и никто не знает, каким будет конец, — но всем должно быть приятно и интересно ее смотреть».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться