Пять лет после денонсации соглашения по авиабазе США: Послесловие или как изменился геополитический контекст

Автор -
1109

Парламент страны 20 июня 2013 года денонсировал соглашение с США, касающееся использования американскими военными аэропорта «Манас» с находящимся там Центром транзитных перевозок. 26 июня документ о денонсации подписал президент Алмазбек Атамбаев.

Это событие приобретает актуальность в нынешнее время, когда в странах Центральной Азии вновь поднимается вопрос о возможности создания военных баз США под предлогом содействия стабилизации ситуации в Афганистане.

И снова остро стал вопрос верности союзников России, подчеркиваю стратегических, которые в свое время упрекали Кыргызстан в том, что он пытается усидеть на двух стульях. Вопрос размещения военных объектов США в ЦА также вызывает беспокойство Пекина.

Атамбаеву пришлось в то время преодолеть мощное сопротивление внутри страны и давление извне со стороны Вашингтона. Но экс –президент должен был поставить точку в данном вопросе, то есть в вопросе вывода американской авиабазы, так как, из-за нее Кыргызстан чувствовал определенную неполноценность в таких организациях как ШОС, ОДКБ, к тому же шел активный процесс интеграции в ЕАЭС. Кыргызстану могла грозить определенная изоляция, и возможно, даже экономическая блокада в 2010 со стороны Казахстана стала возможной из-за двоякой позиции Бишкека, который заявлял о намерениях активно участвовать во всех интеграционных процессах в регионе, которые запустили и двигали Пекин и Москва.  С другой стороны, страна упорно пыталась получить преференции от авиабазы США. Игры вокруг авиабазы дорого обходились Кыргызстану. Из-за нее Бишкек постоянно находился под угрозой террористических атак, и мог стать первой мишенью в случае эскалации конфликта США с Ираном, который не скрывал, что ответные удары в случае американской атаки будут нанесены и по авиабазе Ганси в Бишкеке.

Следует учитывать и то, что сложилось в деле конкуренции крупных геополитических игроков в ЦА. Китай и Россия, которые ранее из-за некоторой слабости вынуждены были молча наблюдать за активностью США в регионе, теперь уже четко начали давать сигналы о том, что Вашингтон должен умерить своим аппетиты и амбиции.

Одним словом, в регионе сложился иной геополитический и исторический контекст, вырисовывались новые контуры развития внешнеполитической деятельности страны. Атамбаев сумел все это увидеть, так как, понимал, что вопрос авиабазы Ганси может стать причиной постоянной скрытой враждебности со стороны Пекина и Москвы, что будет сказываться на жизнедеятельности государства, на его дальнейшей перспективе. Оказаться в стороне от интеграционных процессов, фактически проектов Москвы и Пекина, для Кыргызстана была бы слишком большой роскошью.

Тем более, что помимо глубоких исторических, географических связей с Россией и Китаем, Кыргызстан не мог игнорировать инвестиционные, экономические возможности двух стран, стремящихся вернуть статус сверхдержав и свое лидирующее геополитическое и геоэкономическое положение. А ЕАЭС для Кыргызстана сулил большие выгоды, несмотря на первые шоки от вступления.

Но даже несмотря на все это Атамбаеву было трудно, так как, ни Пекин, ни Москва особо и не верили в решительность Бишкека, учитывая то, что произошло при Бакиеве. Когда, заявив о выводе авиабазы, просто сменили вывеску.

История вопроса

Впервые вопрос о выводе авиабазы США из Кыргызстана был поднят во время саммита ШОС в Астане в 2005 –году. Тогда после мартовской революции Курманбек Бакиев впервые принял участие как глава государства в саммите «Шанхайской шестерки». Как писали СМИ, главным итогом того саммита стало не столько расширение ШОС за счет новых стран, получивших статус наблюдателей, сколько озвученное наконец на уровне глав государств нежелание видеть в Центральной Азии американские войска. ШОС дала понять, что дело не в нескольких сотнях солдат Пентагона, а в появлении силы, полагающей, что справиться с любой проблемой в регионе она сможет сама — без вмешательства вездесущего Вашингтона.

Соответствующий пункт был внесен в Астанинскую декларацию ШОС. Там было написано следующим образом: члены ШОС «считают необходимым, учитывая завершение активной фазы антитеррористической операции в Афганистане, чтобы соответствующие участники коалиции определились с конечными сроками временного использования объектов инфраструктуры и пребывания военных контингентов на территориях стран — членов ШОС». Проще говоря, США Штатам намекнули на то, что в их присутствии в Кыргызстане и Узбекистане, а именно там базировались американские части, эти страны более не нуждаются. Было понятно, что поскольку Декларация ШОС была подписана всеми участниками организации, то, следовательно, от соседства «звездно-полосатых» хотели избавиться и в Пекине, и в Москве.

«Мы поддерживаем и будем впредь поддерживать усилия международной коалиции, проводящей антитеррористическую операцию в Афганистане. Сегодня мы отмечаем позитивную динамику стабилизации внутриполитической ситуации в Афганистане. Ряд стран ШОС предоставил свою наземную инфраструктуру для временного размещения военных контингентов государств-участников коалиции. Учитывая завершение активной военной фазы антитеррористической операции в Афганистане, государства-члены ШОС считают необходимым, чтобы соответствующие участники антитеррористической коалиции определились с конечными сроками временного использования упомянутых объектов инфраструктуры и пребывания военных контингентов на территории стран-членов ШОС», говорилось в декларации.

Тогда США в ЦА располагали двумя военными базами — «Карши-Ханабад» в Узбекистане и «Манас» в КР. Они начали использоваться американцами в 2001 году, после того, как Вашингтон начал активные военные действия против режима талибов в Афганистане.

Если Узбекистан жёстко потребовал после Андижанских событий вывода авиабазы США, то Бишкек тянул с вопросом, так как, эмиссары из Госдепа и проамериканское лобби сумело отстоять авиабазу.

Снова вопрос о выводе авиабазы был поднят в 2009 году. 20 февраля 2009 года парламент Кыргызстана подавляющим большинством голосов денонсировал соглашение с США о размещении в столичном аэропорту Манас американской военной авиабазы.

Вашингтон отреагировал на это решение крайне раздраженно. Не ожидая от Бишкека такой «прыти», они даже начали апеллировать поначалу к Москве. Так, директор национальной разведки США Дэннис Блэр выразил недовольство действиями России в ситуации вокруг авиабазы в КР. «Я, честно говоря, разочарован ролью России в переговорах по авиабазе Манас в Киргизии. Складывается впечатление о том, что Россия играет не полезную роль, хотя в целом Россия считает, что роль США в Афганистане и борьба с терроризмом в этой стране отвечает ее интересам, т. к. в своих южных регионах она сталкивается с использующим насилие суннитским экстремизмом», – заявил чиновник, выступая на слушаниях в сенатском комитете по разведке.

Москва, в свою очередь, заявила американцам, что их претензии – не по адресу. Договариваться о своей авиабазе в они должны с Кыргызстаном, а не с Россией. Тогда, осознав, что они окончательно потеряли Манас, американцы начали зондировать почву на предмет размещения авиабазы в соседних с Кыргызстаном странах. И как не странно, но они не побрезговали вступить в переговоры с президентом Узбекистана Исламом Каримовым, которого еще несколько лет назад заклеймили как кровавого тирана и против режима которого ввели санкции.

Стремление сохранить военное присутствие американцев в ЦА было настолько сильным, что  в Ташкент с визитом направился генерал Дэвид Петреус, который тогда возглавлял Центральной командование США. Он обсудил с руководством Узбекистана вопросы обеспечения транспортного коридора для доставки грузов в Афганистан, а также возможность передислокации из КР американской военной авиабазы.

Но потом произошло неожиданное. Бакиев и его окружение, получив, многомиллионные гранты и кредиты от России, начали вилять. В результате авиабаза была переименована в Центр транзитных перевозок.  В 2009 году было заключено межправительственное соглашение о переформатировании военной базы в Центр транзитных перевозок сроком на пять лет. В год американские военные платили в качестве арендной платы 60 млн. долларов.

Это решение вызвало раздражение не только в Кремле, но и в Пекине. Даже ходила байка о том, что когда Данияр Усенов (премьер-министр КР в 2009 году) сказала тогдашнему премьеру Путину о том, что авиабазы нет, а есть другой объект ЦТП, нынешний президент РФ среагировал жестко: «Раньше Бишкек назывался Фрунзе, от переименования суть не изменилась».

Россия резко охладела к Бакиевым и последовали определенные санкции. Помимо этого, вопрос о вступлении в ЕАЭС (тогда Таможенный союз) Кыргызстана просто завис.

Что дальше?

«Не буду скрывать, что некоторые страны предупреждали нас, что они готовы в случае необходимости нанести ракетный удар по расположенной на нашей территории авиабазе США», — рассказывал Атамбаев журналистам 24 июля 2017 года на своей пресс-конференции в Чолпон-Ате.

Атамбаев отметил, что угрозы поступали вплоть до вывода американской авиабазы из страны. «Наши люди подвергались до этого момента серьезной опасности», — сообщил глава государства, пояснив, что это и стало одной из причин закрытия авиабазы США.

По словам Атамбаева, вывод ЦТП стал поводом и для пересмотра соглашений по военным объектам России в Кыргызстане.  В новом соглашении с РФ срок пребывания ее военных сил в республике «сокращен с 74 до 15 лет», подчеркнул Атамбаев.

Соглашение о пребывании российской военной базы в Кыргызстане вступило в силу 29 января 2017 года. Договор был заключен в 2012 году сроком на 15 лет.

В соответствии с соглашением Россия ежегодно будет платить Кыргызстану за размещение военной базы 4,5 млн долларов. При этом соглашение, подписанное Курманбеком Бакиевым, предполагало размещение военной базы РФ на 49 лет с последующим продлением на 25 лет.  «Кыргызстан в будущем должен опираться только на свои силы», — говорил Атамбаев в конце 2016 года.

Атамбаев во время своего президентства поставил точку в очень непростом вопросе авиабазы США. Главное, был снят раздражающий фактор в отношениях со стратегическими партнерами – Россией и КНР. Страна активно включилась в интеграционные процессы на просторах Евразии, как по линии ЕАЭС, так и по линии ШОС. Несмотря на худшие прогнозы, связанные с выводом авиабазы, Кыргызстан уже получает определенные преференции от ЕАЭС и ШОС. И вероятно, что страна при нормальном и грамотном подходе будет получать еще больше. Вывод авиабазы США из Кыргызстана также стал ощутимым ударом для Вашингтона, который фактически был оттеснен из региона, потеряв свой плацдарм вблизи Бишкека.

Но вопрос иностранного присутствия в странах – стратегических союзниках России вновь стал актуальным. Те страны, которые, когда-то упрекали Кыргызстан в двоякой позиции, сами стали на тот же путь, вызывая раздражение и Кремля, и Пекина.

Если Москва говорит более –менее открыто, то Пекин может действовать скрытно, как обычно не высовываясь. Снова поднимается вопрос, могут ли в России быть уверенными в верности своих партнеров в ЕАЭС, ОДКБ и ШОС.

Вновь геополитическая ситуация в ЦА оказалась под угрозой переформатирования, когда Казахстан дал добро на создание перевалочных пунктов для военных грузов США на своих портах на Каспии.

Министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов пояснил, что по предложению США маршрут транзита специальных грузов в Афганистан (в этой стране до сих пор остаётся 10-тысячный контингент американских войск и 3-тысячный — их союзников по НАТО.) теперь пойдёт из Грузии и Азербайджана через Каспийское море в Казахстан и далее железнодорожным транспортом через станции Сарыагаш, Келес или Бейнеу-Каракалпакия в Узбекистан, а затем в Афганистан.

«В перечень контрольно-пропускных пунктов добавлены порты Актау и Курык. Делается это целиком в интересах Казахстана как стратегического партнёра США, которые стремятся к поддержанию мира и стабильности в соседнем Афганистане», — заявил глава казахстанского МИДа.

 

Как отмечают аналитики (российские), главная угроза для России на Каспии — это постепенное втягивание Казахстана в орбиту тесного военно-политического сотрудничества с НАТО. Перед Россией стоит задача не допустить появления в регионе американской военной базы. Это принципиальная позиция России, и она начала категорически возражать против этого по дипломатическим и иным каналам.

«Мы договаривались совместно вести дела на Каспии, — напомнил первый зампред комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Константин Затулин. — Появление там вооружённых сил внекаспийских государств — это нарушение самого духа договорённостей по нему».

Каспий принадлежит не только Росси и Казахстану, но и ещё трём государствам — Азербайджану, Ирану, Туркменистану. До сих пор каспийским государствам не удалось уладить все спорные вопросы, касающиеся правового статуса моря. Нет полной ясности по поводу разграничения каспийского дна, территориальной принадлежности крупных углеводородных месторождений на морском шельфе.

На фоне последних событий в ирано-американских отношениях, Тегеран не может также, как и Россия спокойно воспринимать под боком любые военные объекты США.

По всем признакам, снова меняется геополитических контекст, и опять Россия вынуждена с раздражением реагировать на активность своего геополитическое соперника –США. И снова звучат отговорки от стратегических союзников Кремля.

Как заявляют в Астане, Казахстан будет предоставлять Соединённым Штатам коммерческие услуги грузового транзита для снабжения миссии НАТО в Афганистане в рамках международных усилий по стабилизации в регионе. На Каспии американский флот не появится — сообщения СМИ о «военных кораблях США» дипломаты назвали фейком.

Соглашение об использовании каспийского порта «Актау» было заключено после встречи президентов Казахстана и США Нурсултана Назарбаева и Дональда Трампа. Американская сторона, в свою очередь, сняла арест с активов Национального фонда Казахстана (более 20 млрд долларов США), которые хранились в США и были заблокированы по иску молдавского бизнесмена Анатолия Стати.

О поддержке Северной сети поставок во время встречи с Трампом заявил, и президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. В такой непростой ситуации возникает острый вопрос – имеет ли Россия верных союзников в ЦА? Похоже, что на этот вопрос уже становится проблематичным ответить.

Пока единственным и последовательным политиком в отношениях с Россией был и остается Атамбаев, который несмотря на свой сложный и порой неудобных характер был верен своему слову и союзническому долгу.

Видимо, поэтому Путин говорил о Атамбаеве: «Он человек эмоциональный очень, я может немного другой по психотипу. Но вы знаете, что в нем подкупает? Это не сразу становится понятно — он человек, который держит слово. С ним иногда сложно о чем-то договориться, но если договорились, то он идет до конца в исполнении тех договоренностей, которые достигнуты. Я тоже стараюсь так делать и это, пожалуй, нечто общее. Я это в людях очень ценю.»

В какую сторону повернется геополитическая ситуация в регионе пока трудно ответить. Хотя и так понятно, что ни Россия, ни Китай уже не позволят усилится США. Но насколько главы государств региона могут быть лояльны или же поддадутся влиянию через различные рычаги давления со стороны Вашингтона? По сути и Назарбаева, и Мирзиеев, и даже Рахмон уязвимы по ряду причин в отличие от Атамбаева, которого Вашингтон так и не смог зацепить за что-то и вынудить отказаться от своих намерений по авиабазе.

Ильяс Кангельди, публицист

Мнение автора не отражает позицию редакции K-News

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться