Итоги недели: почему наши горы не помогут нам?

Автор -
640

Наши долги уменьшились, бодро отрапортовали в Национальном статистическом комитете. По итогам мая, на каждого кыргызстанца, включая новорожденных младенцев, приходится всего $707,2 государственного долга страны. Если по итогам апреля каждый из нас был должен $708,8, то к июню каждый из нас сократил свою долю государственного долга на $1,6.

Однако обольщаться рано – долги мы сократили, но вот по итогам полугодия рост экономики, мягко говоря, замедлился.

Расти ВВП большое и маленькое

По итогам полугодия наш ВВП составил 213 млрд 640 млн 300 тыс. сом. Если сравнить с аналогичным периодом прошлого года, то его рост составил всего 0,1%. Напомним, ВВП января — июня 2017 года сложился на сумму в  193 млрд 895 млн 300 тыс сом. В 2017 году, по отношению к 2016 год, рост ВВП составлял 5,6%. То есть, наблюдаем снижение на 5,5%. Ежемесячный отчет показал, что темп роста экономики снизился на 0,6%.

Такое падение обусловлено низкими показателями в объемах промышленной продукции. Их падение составило 37%. Предприятия, не задействованные в разработке месторождения Кумтор, показали спад в 15,1%. Наиболее весомым падением – в 101% отличилась добыча полезных ископаемых. Причем добыча металлических руд упала на 52,8%.

Напомним, что под добычей металлических руд понимают не только добычу металлических полезных ископаемых  подземным и открытым способом, но и  обогащение и очистку руды, например, дробление, измельчение, промывку, просушку и другое. К металлической относят руду, которая содержит в своем составе один или несколько металлов в таких соединениях, количествах и концентрациях, при которых возможно и целесообразно их извлечение при современном уровне техники. Сюда отнесем и золото.

Горнорудка под ударом

Становится ясно, что горнодобывающая промышленность у нас под ударом. И может, если такие темпы падения сохранятся и дальше, кануть в небытие. Геологи и горнопромышленники бьют тревогу. Понятно, что они не хотят уничтожения отрасли и пытаются всеми силами доказать нужность своей работы.

Между тем, потенциал отрасли по-прежнему огромен. Первый заместитель председателя правления Ассоциации горнопромышленников и геологов Дуйшенбек Камчыбеков озвучил, что Иссык-Кульская область от разработки месторождений может получить $9,4 млрд, Таласская — $1,5 млрд, Чуйская —$1,8 млрд, Джалал-Абадская — $9,2 млрд.

— Баткенская область — богом забытый регион, отсталый, но полезных ископаемых там на $38,4 млрд, — удивил журналистов Камчыбеков. — Эти месторождения не сравнятся по значимости с Кумтором и Джеруем. Запасы Нарынской области оцениваются в $32,5 млрд.

Имеем то, что имеем

Всего же подсчитано, что общая возможная прибыль составляет $83,3 млрд. Но почему же тогда страна имеет то, что имеет?

Одной из главных проблем, связанной с остановкой развития отрасли, горнопромышленники называют непонимание жителей регионов значения добычи полезных ископаемых. Вследствие этого, возникают противоречия между инвесторами и населением.  В частности, глава Ассоциации горнопромышленников Орозбек Дуйшеев отметил:

— Президент заявил о том, что нужно обратить внимание на регионы. Развитие горнодобывающей отрасли позволит создать рабочие места, улучшить инфраструктуру, увеличить поступления в бюджет.  Горнодобывающие предприятия помогают регионам, к примеру, «Кумтор» на постоянной основе выделяет деньги в Фонд развития Иссык-Кульской области. Или когда работал Мин-Куш, Нарынская область не сидела на дотациях. На данный момент население не хочет понимать этого.

В свою очередь, Дуйшенбек Камчыбеков добавил, что на сегодняшний день Госкомитетом промышленности, энергетики и недропользования выдано более 2,5 тыс. лицензий на право пользования недрами.

— Это лицензии на все виды полезных ископаемых: и на разработку, и на разведку, и на поиск, — сообщил Камчыбеков, — Из общего количества 15% лицензий приходится на разработку. Остальные — на изучение. Если мы будем брать лицензии на разработку, то 20% находится в стадии работы, другие на стадии проектировании и согласования.

Уходят и не обещают вернуться

Сколько будут проектировать и согласовывать не знает никто. Вот и уходят потенциальные инвесторы. Да и действующие предприятия сворачивают свою деятельность. Что не может не отражаться на макроэкономических показателях в негативном ключе. К примеру, в первом полугодии этого года, в страну поступило $118,7 млн иностранных инвестиций. Но в аналогичный период прошлого года их поступило $152,9 млн. Кстати, на геологоразведку этих самых инвестиций поступило всего 19,5% их общего объема. На первом месте — обрабатывающее производство: 52,5%.

С другой стороны, надо признать, что в показателях Нацстаткома не все так мрачно. Производство текстиля у нас выросло на 170%, нефтепродуктов — на 27,3%, одежды — на 24,8%, а неметаллических минеральных продуктов — на 24,5%. Что касается сельского хозяйства, то здесь рост объемов валового выпуска составил 1,6% за счет увеличения производства продукции животноводства.

Немалую роль в этом сыграло, наверное, и то, что за январь-июнь 2018 года в Кыргызстане выдано 10 тыс. 305 льготных кредитов на сумму 4 млрд 614 млн 900 тыс сомов. Замминистра сельского хозяйства Жаныбек Керималиев сообщил, что по программе «Растениеводство» 2 тыс. 951 хозяйству выдали займов на 1 млрд 117 млн сомов. На развитие животноводства кредит получили 7 тыс. 120 человек на 2,6 млрд сомов. По программе «Переработка» выдали 59 кредитов на 845,3 млн сомов.

Что еще? Общее снижение цен на потребительские товары составило 0,1%, а средняя зарплата выросла на 7,4%. При этом бюджетникам похвастаться нечем – их средняя зарплата составила 12 тыс. 37 сом. Частному сектору повезло больше — средняя зарплата там приблизилась к 21,5 тыс. сомов. Таким образом, соотношение заработной платы работников бюджетной сферы к зарплате работников внебюджетной сферы ненамного превышает 56%.

В то же время, стоимость ГСМ за полгода выросла на 8,3%. А это значит, что в скором времени надо ожидать роста цен на все. Бизнесменам нужно будет «отбить» вложенные деньги и получить прибыль.

И тут есть смысл вспомнить, почему снижались цены в послевоенное время. Можно сколько угодно считать Сталина плохим экономистом, но он прекрасно знал, что начальное и конечное звено любой экономической модели — это не прибыль, а человек. То есть, его интересы и потребности. Поэтому снижение цен в то время было обусловлено двумя факторами: снижением себестоимости производства и сохранением качества выпущенных изделий.

Можно в Кыргызстане открыть хоть миллион заводов, но пока не вернутся те самые правила, от которых мы когда-то отказались, рост цен так и останется главной бедой населения. Об этом современные идеологи рынка как-то забывают. А между тем, именно эта система сейчас успешно работает в Китае. Потому-то ему и удалось завалить своими товарами весь мир.

Ирина Соколова

Поделиться