Станут ли Казахстан и Кыргызстан союзниками Турции в походе против доллара?

Автор -
979

Призыв турецкого президента Эрдогана к отказу от валюты США в расчетах может сблизить позиции Турции и России в Центральной Азии. Но до самого отказа от доллара еще очень далеко, пишет «Немецкая волна»:

Главным ньюсмейкером в Центральной Азии в начале сентября стал президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. В центре внимания оказались его заявления, сделанные во время визита в Кыргызстан, где он участвовал в турецко-киргизском бизнес-форуме и в саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств — ССТГ. Помимо лидера Турции в нем приняли участие главы стран-участниц организации — Азербайджана, Казахстана, Кыргызстан и Узбекистана, официальное вступление которого в ССТГ ожидается в будущем году, а также премьер-министр Венгрии.

Эрдоган против доллара и диких волков

В Киргизии глава Турции заявил о необходимости положить конец монополии американского доллара в мировой торговле. Он призвал Бишкек и, как можно понять, других торговых партнеров Анкары перейти на расчеты в национальных валютах. При этом Эрдоган отметил, что Турция готовит почву для такого перехода с Россией, Китаем, Ираном и Украиной, и дал рекомендацию турецким предпринимателям инвестировать в Кыргызстан, а также в Россию, Казахстан и Беларусь — то есть в четыре страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС), интерес к сближению с которым в последний период времени обозначала Анкара. Так, в 2017 году начались переговоры о таможенном соглашении между Турцией и ЕАЭС, вызвавшие в СМИ массу комментариев о возможном вступлении Турции в это объединение, ориентированное на Москву.

На сей раз СМИ, суммируя итоги саммита ССТГ, помимо слов турецкого лидера о долларе и США, которые «ведут себя как дикие волки», выделяют декларации об усилении сотрудничества между участниками ССТГ. Еще недавно такие заявления были бы восприняты в контексте «неоосманских» планов Анкары.

«Анкаре присущ неоосманизм — стремление восстановить Османскую империю. Это стремление появилось после распада СССР и снижения роли Москвы, когда коммерческие, политические и культурные агенты Турции устремились в бывшие советские республики с тюркским населением с целью усиления влияния Турции и «неоосманской идеи». Это по разным причинам не удалось, но желание осталось, и мы наблюдаем вторую волну этой тенденции«, — говорит директор Института евразийских исследований в Италии Андреа Джанотти.

Бояться ли Москве неоосманима?

Впрочем, продолжает он, на этом пути есть серьезные препоны. Так, Казахстан и Кыргызстан входят в военную организацию ОДКБ, а Турция — в НАТО, что является препятствием «для организации общей с Турцией платформы и пути под «зонтик» Анкары». Далее, напоминает собеседник DW, «за время правления Эрдогана происходит поэтапное, но постоянное сближение религиозного и политического элементов общества, тогда как в тюркоязычных республиках Центральной Азии власти старались и стараются жестко подчеркнуть, что государство — это светский субъект, и это сильно различает внутриполитические курсы Турции и этих стран». Андреа Джанотти считает, что Турция сегодня — перспективный партнер для ЕАЭС, но не видит ее внутри союза, хотя у президента и правительства Турции определенные амбиции в этом отношении есть.

В свою очередь, казахстанский политолог и экономист Петр Своик, исходя из резко меняющейся геополитической ситуации, предлагает ориентироваться на перспективу постепенного укрепления ЕАЭС в качестве «сетевого объединения, радикально отличающегося от централизованной тоталитарной системы СССР» и сближения Турции с ЕАЭС, вплоть до очень мягкого включения в него». При этом Своик считает, что по линии отказа от доллара Анкара сейчас будет стараться найти союзников в ЕАЭС.

Но готова ли Россия к большему вовлечению Турции в сферу своего влияния — и в ЕАЭС, где и без Анкары немало проблем, и вообще в Центральной Азии? Причем в то время, когда экономическое положение Турции западные эксперты оценивают как сильно пошатнувшееся? По мнению сотрудницы Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) в Берлине Беате Эшмент (Beate Eschment), Москва во многих видит конкурентов в регионе, но как раз в Турции — наименее опасного, по сравнению, например, с Китаем. В этом отношении с Турцией конфликтный потенциал невелик, говорит она.

ЕАЭС и долларовая система

С этим согласен и Петр Своик. «Обстоятельства, которые в течение нескольких веков заставляли две империи, Российскую и Османскую, теснить друг друга, по большому счету, закончились. Даже в Сирии сейчас интересы разведены. И России выгодно, чтобы в быстро меняющемся мире Турция относилась дружественно к объединению, которое создается под контролем Москвы», — считает он.

Призыв президента Турции отказаться от расчетов в долларах также вряд ли вызвал в Кремле негативную реакцию. Впрочем, как и в Астане. «Переход на расчеты не в долларах — дело предопределенное, отчасти благодаря Дональду Трампу, который ведет дело к разделению глобальной долларовой системы на несколько валютно-расчетных блоков, чтобы снять с доллара ответственность за глобальные финансовые расчеты», — делится своей теорией с DW собеседник. По его словам, вопрос, как скоро это произойдет и по какому сценарию, резкому или плавному.

«Главные игроки в мире поняли, что к этому надо готовиться, но следующий, кто вслед за Трампом этот процесс открыто форсирует, это Эрдоган. В латентном виде этим же занимается Россия, но не столь явно. При этом еще в феврале 2009 года, по свежим последствиям тогдашнего финансового кризиса, в «Российской газете» вышла статья Нурсултана Назарбаева «Ключи от кризиса», где он пишет, что мировая долларовая система неизбежно разрушится и подлежит замене чем-то иным. То есть в глубине сознания евразийских политиков сидит понимание, что доллар распадется. Они просто не форсируют этот процесс», — описывает свое виденье ситуации политолог.

Приглянется ли Казахстану турецкая лира?

Он считает, что помимо слов Москва, Астана и Минск предприняли в этом направление заметное, но не доведенное до конца усилие. «После 2009 года произошло объединение сначала в Таможенный союз, а потом в ЕАЭС, который, по элементарной технологии, после отмены таможенных границ должен был бы перейти к общему валютному союзу. Но этого не делают, потому что само создание ЕАЭС было воспринято на Западе как предтеча восстановления СССР и встречено так жестко, что привело к большим геополитическим последствиям. Однако теперь, по факту все больших трудностей с долларовым обращением, на этой территории будет актуализироваться мысль об общей курсовой политике и о привязке курсовых отношений не к доллару», — рассуждает собеседник DW.

«Преимущество доллара на мировом рынке — это последствие второй мировой войны и особенно распада СССР. Но сегодня роль США в мире изменяется, и в силу действий Трампа, и в силу объективных причин. Мир переходит к многополярности. И это неизбежно определит новую экономическую реальность», — более осторожен в прогнозах Андреа Джанотти.

«Я опасаюсь, что отказ от расчетов в долларах в Казахстане и Кыргызстане действительно произойдет, хотя не считаю это позитивным», — подчеркивает Беате Эшмент. Однако, по ее мнению, такой отказ возможен только если на это решится большая группа стран. «Казахстан, например, слишком связан с глобальной системой мировой экономики, в отличие от Киргизии или от Таджикистана, чтобы самостоятельно пойти на такой шаг. Вот если Москва начнет активно двигаться в этом направлении, Астана окажется в цугцванге, поскольку экономическая зависимость от России очень велика. Но я пока не вижу сообщений, что Москва в этом отношении давит на Астану. А одной Турции тут недостаточно, и страны Центральной Азии вряд ли решатся себя привязать к ней и к ее валюте», — делает вывод немецкий эксперт.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться