Time (США): Все, что мы слышали о восьмом сезоне «Игры престолов» — из уст самих актеров

Автор -

Как известно, актерский состав «Игры престолов» не любит распространяться о том, что ждет зрителей в следующих сериях, особенно сейчас, когда речь идет о финальном восьмом сезоне. После него нам предстоит распрощаться с «Игрой престолов» навсегда, пишет Time.

Тем не менее некоторые звезды популярнейшей драмы телеканала HBO время от времени намекают на содержание последних шести серий, которые порадуют поклонников выходом в эфир в 2019 году. Для удобства читателей мы собрали эти подсказки в одном месте.

Начиная с Эмилии Кларк, которая мучительно переживает из-за последней сцены Дейенерис, и заканчивая Питером Динклэйджем, который говорит о важности загадочного эпизода с участием своего персонажа в финале седьмого сезона — здесь вы найдете все, что актеры «Игры престолов» рассказывали о восьмом сезоне.

Эмилия Кларк (Дейенерис Таргариен)

Все будет плохо:

«Я была просто в шоке, — призналась Кларк в майском интервью журналу „Венити фэйер» (Vanity Fair), говоря о финальной сцене с участием Дейенерис. — От понимания того, каким именно будет последнее впечатление от Дейенерис».

Но есть и положительные моменты:

Кларк также сказала Vanity Fair, что впервые появится в одной сцене с  и Мэйси Уильямс, сестрами Старк.

Кит Харингтон (Джон Сноу)

Преодоление границ:

«На меньшее количество серий было потрачено гораздо больше денег, поэтому следует ожидать большего размаха, компьютерной графики… Мы пробовали новые вещи, экспериментировали с технологиями съемки. Думаю, в этих последних двух сериях мы пытаемся выйти за существующие рамки, пытаемся открывать новые горизонты, — сказал Харингтон в интервью „Хаффингтон пост» (Huffington Post) накануне выхода седьмой серии. — Приходится соответствовать шумихе, которую подняли вокруг сериала, и хуже всего — это закончить его, так и не попытавшись по-настоящему раздвинуть эти границы и попробовать что-то новое. Даже если это провал — помирать так с музыкой».

Софи Тернер (Санса Старк)

Прольется кровь:

«Этот сезон — самый кровопролитный из всех. В нем царят предательства, войны, опасность, — сообщила Тернер журналу „1883″. — Это все, что я могу вам раскрыть».

Но у стаи есть шанс:

После того, как выяснилось, что Тернер сделала себе татуировку с лютоволком, гербом Дома Старков, и надписью «Стая выживет», некоторые фанаты поспешили сослаться на комментарий, который сделала актриса в 2017 году на вручении «Эмми». «Мы с другими участниками „Игры» думали, что, если нам удастся пройти этот путь до конца, мы смогли бы все сделать себе одинакового волка, но мы в этом еще не уверены», — сказала Тернер телеканалу «E!» на красной дорожке.

В июне, будучи гостьей «Лейт-лейт шоу» (The Late Late Show) с Джеймсом Корденом, Тернер ответила на домыслы, возникшие вокруг ее новой татуировки. «Это всего лишь цитата из последнего сезона, — сказала она Кордену. — Все полагают, что стая действительно выживет, но это всего лишь мораль, по законам которой мне хочется жить».

Мизинца может не хватать:

«[Сансу] ждет подвох, потому что в конце прошлого сезона она чувствовала, что все, наконец, наладилось. Ее семья вновь объединилась. Они снова контролируют Север, — сказала актриса журналу „Враэти» (Variety) в декабре. — В этом сезоне появляется новая угроза, и внезапно ее снова отбрасывает к мрачному началу. А в отсутствие Мизинца для нее это своеобразный тест: справится она в одиночку или нет. Для нее это большое испытание, ведь ей придется действовать без помощи этого мастера манипуляций. В нынешнем сезоне противостояние для нее имеет в меньшей мере политический или манипулятивный характер — речь идет о гораздо более страстной борьбе».

И разгорятся нешуточные страсти:

«Я могу вам сказать, что в этом сезоне сойдутся вместе многие персонажи, — сказала Тернер в декабрьском видеоинтервью „Голд дэрби» (Gold Derby). — Все соберутся, чтобы сразиться с надвигающейся опасностью. Между этими маленькими группами много трений, каждая из них сражается за то, что считает правильным. Это „Игра Престолов», так что в нынешнем сезоне будет еще больше крови, смертей и эмоционального напряжения, чем во все предыдущие годы».

Мэйси Уильямс (Арья Старк)

Тяжело прощаться:

Уильямс дала повод некоторым фанатам посудачить о возможной судьбе Арьи, когда отметила хэштегом #lastwomanstanding памятную фотографию своих забрызганных красным белых кед в Инстаграме. «Прощай, Белфаст. Прощай, Арья. Прощай, „Игра Престолов», — написала она в посте. — Как это было здорово. Вперед к приключениям».

Питер Динклэйдж (Тирион Ланнистер)

Надо уметь вовремя уходить:

«Когда завершается целый этап, невозможно избавиться от этого одновременно горького и сладкого ощущения. Такова печальная составляющая нашей профессии: на короткое время вы работаете с кучей чудесных людей, а потом все заканчивается, и вам нужно двигаться дальше. Это всегда очень грустно. Особенно когда вы провели с этими людьми не пару месяцев, а гораздо больше, — сказал Динклэйдж в январском интервью журналу „Враэти» (Variety). — Но да, время пришло. И по логике событий, не только для жизней наших персонажей. Я думаю, если бы они продолжили, это превратилось бы… в общем, сейчас идеальное время для того, чтобы поставить точку. Бывает так, что сериалы затягиваются».

И любовь — сложная штука:

«Все сложно… — признался Динклэйдж „Энтертайнмент уикли» (Entertainment Weekly), имея в виду мысли Тириона о Джоне и Дени. — За все это время я вжился в образ Тириона, это и профессиональное, и личное. Очевидно, что он испытывает к Дейенерис определенные чувства. Он любит ее — или думает, что любит. Она волнует его. Он сомневается, потому что у него не так уж много опыта в любви. Ко всему примешивается ревность. И Джона Сноу он тоже любит. Это два человека, с которыми у него особенно много общего, в некотором смысле они оба — чужаки в собственных семьях, которые отказались идти по пути своих родственников, и, надеюсь, это к лучшему. Он задается вопросом, насколько разумным является этот шаг [начало романтических отношений между Джоном и Дени], потому что страсть и политика плохо совместимы. Он знает, что их сближение может быть очень опасным».

Николай Костер-Вальдау (Джейме Ланнистер)

«Едва ли можно было закончить нашу историю более качественно. Мы приложили максимум усилий, — сказал Костер-Вальдау журналу „Враэти» (Variety) в июне. — На съемки этих шести серий мы потратили в два раза больше денег, чем на два полных предыдущих сезона. Не сэкономили ни копейки. Мы пошли ва-банк».

Джон Брэдли (Сэмвел Тарли)

«Эти персонажи настолько хорошо продуманы и настолько многогранны, что в определенный момент начинаешь их чувствовать и понимать, как самого себя. Можно предугадывать, как ваш персонаж поведет себя в той или иной ситуации. Но когда вы окунаете этих персонажей в новую среду — это все равно, что помещать их под микроскоп, и вам постоянно приходится пересматривать своего героя, — сказал Брэдли в декабре „ТВ Гайд» (TV Guide). — В этом году каждый из героев в какой-то момент сезона оказывается в совершенно чуждой, не знакомой ему среде. Самое захватывающее — это наблюдать, как они на это реагируют и какие действия предпринимают… По-моему, этот сезон в большей степени, чем любой другой, испытывает персонажей на прочность».

И Цитадели может быть отведена важная роль:

Когда в финале шестого сезона Сэм, наконец, попадает в библиотеку Цитадели, он видит в огромном зале канделябры, сильно напоминающие гироскоп из заставки сериала. Позднее Брэдли сказал «Голливуд репортер» (The Hollywood Reporter), что, по его мнению, это сходство может служить намеком на то, как закончится .

«По одной из теорий то, что мы сейчас видим и как переживаем ход „Игры престолов», есть рассказ Сэма об „Игре престолов», — сказал он. — Если следовать логике повествования, история Вестероса и история битвы за Железный Трон являются одной из книг в этой библиотеке».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться