Бегом от доллара. Вернутся ли страны ЕАЭС, включая Казахстан, в «рублевую зону»?

На днях председатель правления Евразийского банка развития Андрей Бельянинов призвал перейти в рамках ЕАЭС на взаиморасчеты в рублях. Это предложение совпало с заявлением турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, который, выступая на саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств, отметил, что необходимо положить конец доминированию доллара и перейти на взаиморасчеты в национальных валютах.

«Мы создали единое экономическое пространство, мы создали структуры внутри этого пространства, которые позволяют нам с оптимизмом смотреть в будущее, — сказал Андрей Бельянинов. — Мы в состоянии создать региональную расчетную единицу, и ею, на наш взгляд, мог бы быть рубль. Есть еще интересная точка зрения, связанная с блокчейном…. Сейчас как никогда пришла пора серьезно задуматься об очередных шагах — что нам делать дальше и как развиваться? Мы можем ввести расчетную валюту, единицу, которая на сто процентов опирается на золотое содержание».

Согласно данным Евразийского банка развития (ЕАБР), удельный вес российского рубля в валютной структуре платежей в ЕАЭС  возрос за последние шесть лет с 56 до 75 процентов, тогда как доля доллара  в это же время сократилась с 35 до 19 процентов. В то же время, если брать страны союза, лишь в Казахстане, Армении и России есть биржевой срочный рынок, на котором могут быть внедрены механизмы хеджирования валютных рисков по операциям с использованием валют государств ЕАЭС.

По информации директора центра макроэкономических исследований и прогнозирования казахстанского Института экономических исследований Сары Алпысбаевой, в ЕАЭС отмечается рост расчетов в рублях.

«Мы очень внимательно отслеживаем все, что происходит сейчас в России, и хотели бы обратить внимание, через какие каналы оказывается воздействие на экономику Казахстана. Если говорить о внешнеторговором обороте, то экспорт Казахстана в РФ не так велик, а вот импорт из России достаточно значителен. Поэтому курс тенге чувствителен к колебаниям российского рубля. Хотелось бы обратить внимание на то, что сегодня он коррелирует с рублем больше, чем с ценой на нефть. Это стало особенно заметно после апреля, когда был принят первый пакет санкций в отношении РФ. Мы отслеживаем статистику в России и видим, что идет постепенное сокращение расчетов в долларах и, напротив, рост расчетов в рублях на евразийском пространстве. Поскольку Казахстан имеет отрицательный торговый баланс с Россией, то для нас не возникнет особых проблем, если мы будем рассчитываться в рублях», — заявила она.

Camonitor.kz решил узнать мнения экспертов относительно вероятности возвращения Казахстана в зону влияния рубля и перехода на взаиморасчеты в российской валюте. Насколько это необходимо, а главное – насколько реалистично?

Айкын Конуров, депутат мажилиса парламента РК: «Не в пользу рубля играет состояние российской экономики»

Ослаблению тенге дано много объяснений. Это и зависимость от российского рубля, и паника в ожидании санкций, и давление на валюты всех развивающихся стран. Все это действительно имеет место быть, но ссылки на внешние обстоятельства заслоняют реальную картину того, что у нас происходит и что необходимо предпринять.

Сейчас, по сути, единственная стратегия состоит в том, чтобы пассивно наблюдать за происходящим и гадать, какой новый пакет санкций введет Вашингтон против Москвы и как к этому отнесутся игроки на валютном рынке, а также готовиться к предстоящему росту инфляции.

На этом фоне заявление главы ЕАБР о необходимости снизить зависимость от растущего доллара видится как один из вариантов выхода стран ЕАЭС из-под растущего давления ФРС на развивающиеся страны со всеми вытекающими из этого неприятными последствиями для их экономик. Не буду углубляться в политические вопросы, рассуждать о  важности суверенитета стран в области денежно-кредитной политики, а сделаю акцент на поведении монетарных властей России, которое является существенным препятствием для введения рубля в качестве валюты для расчетов в ЕАЭС.

Денежно-кредитная политика, реализуемая Центральным банком РФ под патронажем МВФ и по лекалам Вашингтонского консенсуса (таргетирование инфляции методом «высушивания» денежной массы в стране, либерализация трансграничного движения капитала), создает серьезные проблемы для развития экономики. За 2014-2017 годы Россия потеряла около 20 трлн. рублей в виде невыпущенной продукции и 10 трлн. не вложенных инвестиций из-за политики Центробанка по сжатию кредитного предложения. Выведено за рубеж примерно 2 трлн. долларов. При таких показателях и при такой политике монетарных властей РФ использовать рубль как основную валюту внутри ЕАЭС, на мой взгляд, не представляется возможным. Не в пользу рубля играет и само состояние российской экономики, которая уже несколько лет подряд демонстрирует рост лишь в пределах колебаний статистических данных.

Более  перспективным видится введение расчетов в юанях, ведь уже почти два года денежная единица КНР является полноценной мировой резервной валютой, причем зона применения юаня и его доля в мировой валютной корзине растут. Запас прочности китайской экономики и внятная политика монетарных властей этой страны позволили юаню стать резервной валютой, а интеграция проектов «Нурлы жол», «Один пояс, один путь» и ЕАЭС — начать исключать доллар из взаимных расчетов.

Бекнур Кисиков, президент Евразийской ассоциации франчайзинга: «Нужно не запрещать доллар, а развивать национальные экономики, чтобы они не страдали от девальваций»

Тут нужно отделять политические эмоции от экономического расчета. Насколько я знаю, в странах ЕАЭС нет прямого запрета на хождение доллара. Какой-то документ готовят наши соседи, но опять же я до сих пор не понимаю экономических причин этого.

Конечно, страны ЕАЭС могут прибегнуть к взаиморасчетам в национальных валютах, но поскольку основной движущей силой здесь является рубль, то, несомненно, он и будет доминировать. Это несет определенные риски для экономической независимости других государств – членов союза. А, кроме того, я вообще против любых запретов на  хождение валют, поскольку это может привести к созданию спекулятивного «черного рынка».

Что касается остального мира, то, боюсь, он даже не заметит  нашего отказа от доллара, поскольку доля ЕАЭС в мировой экономике незначительна. Более того, мы являемся  странами-экспортерами. А какой смысл экспортерам продавать свою продукцию за подверженные волатильности, нестабильные валюты, если есть возможность продавать ее за те же доллары? К тому же  унификация финансовых систем – это долгосрочный и затратный процесс, который займет много времени и потребует немалых средств.

Если будет единая валюта, то остро встанет вопрос эмиссий. Вспомните: первое время после распада СССР в странах СНГ действовала «рублевая зона», из которой, если мне не изменяет память, Казахстан вытолкнули. Нужно ли к этому возвращаться?

Да, в торговле между странами ЕАЭС отказ от доллара и переход на национальные валюты может принести определенную пользу, снизить издержки, позволит избежать вовлечения иностранных банков-контрагентов. Более того, уже сейчас половина сделок совершается с использованием расчетов в национальных валютах. Но предприниматели используют доллары во взаимных расчетах хотя бы как инструмент хеджирования валютных рисков.

Бреттон-Вудская система обменных курсов валют, привязанных к доллару, неидеальна, а в 70-х годах прошлого века пережила ряд серьезных испытаний. Но создать более совершенную систему пока не удалось. Да, Китай, некоторые другие страны переходят на расчеты в национальных валютах, но речь не идет о полном отказе от доллара. Последний был и остается доминирующей валютой в международной торговле, и полностью исключить его из цепочек взаиморасчетов не удастся. Ведь ЕАЭС не собирается изолироваться от всего мира, а большинство расчетов с внешними партнерами осуществляется в долларах. За эти годы создан налаженный механизм, и стоит ли его разрушать?

Более того, внешние инвестиции и заимствования тоже идут в долларах. И насколько инвесторам будет интересно вкладываться в те территории, где доллар запрещен? Если же говорить о скепсисе по отношению к американской валюте, то это больше эмоциональное восприятие.

Возможно, в будущем система взаиморасчетов изменится, появится что-то типа биткойна, единой мировой валюты. Но если мы говорим о современной экономике, то пока она очень зависима от доллара. Поэтому нужно не запрещать его, а развивать национальные экономики, чтобы они не страдали от девальваций.

Наталья Мильчакова, заместитель директора аналитического департамента инвестиционной компании «Альпари»: «От доллара на евразийском пространстве отказаться реально, но этот процесс будет небыстрым»

В принципе, такое реально, поскольку с 2016-го в рамках ЕАЭС сократилась доля расчетов в долларах (с 25 до 20 процентов) и евро (до 6 процентов) при увеличении доли расчетов в рублях. Казахстану это может дать снижение, прежде всего, политических рисков. Операции с любыми активами США, включая долларовые расчеты, сейчас опасны для стран, внешняя политика которых независима от американской.

Почему не тенге? Потому что в текущем году он обесценился гораздо больше, чем российский рубль. А вот, скажем, армянский драм сохраняет относительную стабильность, и с учетом этого кто-то может задаться вопросом: почему он не может претендовать на эту роль? Но не исключено, что в ЕАЭС могут использоваться расчеты в разных валютах. А в будущем, возможно, появится наднациональная криптовалюта. Для  нее уже придумали название — «алтын» или «криптоалтын».

От доллара на евразийском пространстве отказаться реально, однако этот процесс будет небыстрым. Он уже идет, а придать ему ускорение могут санкции США против любой из стран ЕАЭС. Предложение Турции в данном контексте неудивительно: в ее отношении  тоже действуют американские санкции. Выжить без доллара можно легко, замена есть.

Для страхования валютных рисков можно использовать расчеты в евро. Но, на мой взгляд, лучший вариант – криптовалюта ЕАЭС, к расчетам в которой можно будет подключить и другие страны, уже сейчас формирующие «антидолларовый пул». Например, Турцию и Иран.

Сергей Дроздов, аналитик ГК «Финам»: «Расчеты в валютах развивающихся стран несут в себе риски потерь от их девальваций»

Факт борьбы с излишней зависимостью от иностранных валют и, в первую очередь, от валют государств, которые ведут достаточно агрессивную экономическую политику, безусловно, позитивен. Однако чтобы уйти от такой зависимости, нужно построить мощную и глубоко диверсифицированную экономику, которая будет лидировать, как минимум, в нескольких отраслях, обладающих высоким экспортным потенциалом.

Тем не менее, несмотря на недовольства многих стран гегемонией американской валюты, в обозримой перспективе более понятной и удобной  альтернативы не просматривается, а  вторая по значимости мировая резервная валюта (евро) попросту не обладает такой ликвидностью, как доллар, что является немаловажным условием при расчетах в глобальной торговле. Да и крах «американца», по большому счету, невыгоден никому, поскольку его коллапс приведет к серьезным потерям как в отдельных странах, так и в мировой экономике в целом.

Что же касается вопроса о том, почему расчеты в национальных валютах между странами осуществляются лишь в крайних случаях, то ответ лежит на поверхности. Никто из участников взаимной торговли, помимо рисков ценовой конъюнктуры на тот или иной товар, не хочет брать на себя дополнительный  риск валюты страны торгового партнера.

Ситуацию с турецкой лирой можно рассматривать как наглядный пример несостоятельности разговоров о расчетах между странами в национальных валютах, не считая те, чьи валюты являются мировыми резервными. Ведь помимо ценовой конъюнктуры на те или иные товары, расчеты в валютах развивающихся стран несут в себе риски потерь от их девальваций, связанных с политическими либо экономическими кризисами в этих государствах.

Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК TeleTrade: «В структуре расчетов внутри ЕАЭС процесс постепенного уходаот доллара идет давно»:

Проблема дедолларизации расчетов между странами ЕАЭС в последнее время встала исключительно остро. Она подогревается общей слабостью их валют относительно доллара из-за давления на рынки развивающихся стран, «валютных войн» США, усиления санкций и опасности блокировки активов в долларах. Резкое падение российского и белорусского рубля, казахстанского тенге в 2018 году создает дополнительные риски для экономик этих стран и для ЕАЭС в целом.

При этом нужно учитывать, что в структуре расчетов внутри ЕАЭС процесс постепенного ухода от доллара идет давно. И он все больше замещается российским рублем. Так, за последние шесть лет доля рубля в расчетах повысилась с 56% до 74,3%,  а доля доллара  снизилась с 35% до 19,3% (данные Евразийского банка развития). В то же время валюты других стран ЕАЭС занимают очень малую долю в расчетах: армянский драм – 0,1%, белорусский рубль – 0,4%, казахстанский тенге – 0,7%, кыргызский сом – 0%.

Подобное распределение выглядит естественным, так как  более 75% товарооборота внутри ЕАЭС приходится на Россию. Поэтому российский рубль востребован во  внешней торговле всеми странами ЕАЭС. Увеличение его доли вместо доллара выгодно странам союза, поскольку упрощает расчеты между ними и снижает зависимость от внешних обстоятельств. Здесь важно подчеркнуть, что финансовая независимость стран от этого не страдает, поскольку речь идет только о трансграничных расчетах между ними.

Михаил Делягин, российский экономист«Сегодня это вопрос, прежде всего, текущей безопасности»

Проблема лежит глубже — нам надо совместить наши стратегические цели. И вот здесь, я думаю, необходимо проявить интеллектуальную инициативу. Можно создать центр по расчетам типа блокчейна, площадку для разговора между национальными банками. Это становится очень актуальным. Нам нужно иметь такую систему расчетов, чтобы она была непрозрачной для наших американских коллег, чтобы они не знали в режиме онлайн, что и зачем мы делаем. Это глобальная потребность, которая объединяет всех. Мы видим огромные капиталы, которые хотят вернуться в ту же Армению, которые из Казахстана хотят прийти в Россию и даже в Кыргызстан, но их владельцев останавливает множество проблем, нетипичных для банковского дела. В частности, они хотят, чтобы о их деятельности не рассказывали «по секрету всему свету». И в таком случае есть потребность в евразийском рейтинговом агентстве.

Вне зависимости от отношений России с независимыми рейтинговыми агентствами, которые временно приостановлены, мы должны понимать, что рейтинг определяется не какой-то объективной истиной, а точкой зрения того или иного инвестора. То, что нужно  американцу, не совсем нужно китайцу. Сегодняшние международные системы рейтингов ориентированы на потребности американских инвесторов. А поскольку мы вкладываемся друг в друга, то у нас возникает потребность в евразийской рейтинговой системе. Конечно, нужно развивать торги в парах валют друг друга, но нужен спрос на эти валюты, а чтобы был спрос, нужны расчеты.

Да, конечно, у нас слабые валюты, да, конечно, хиджирование требует денег, но это сегодня вопрос, прежде всего, текущей безопасности. Это сфера, которую можно будет расширять далеко за пределы ЕАЭС,  и, может быть, даже расширится сам Евразийский союз. Альтернатива сейчас простая — или мы создадим единый экономический организм, или мы будем экономическими придатками Китая. Лучше иметь свое хозяйство, свой регион и взаимодействовать с Китаем на правах партнера, а не на правах придатка – это  совершенно разные удовольствия. Движение по этому пути требует серьезной интеллектуальной отваги.

Вадим Иосуб, аналитик инвестиционной компании «Альпари»«Рассуждения о том, насколько плох доллар для расчетов, напоминают басню, в которой виноград зелен».

Переводить расчеты внутри ЕАЭС в рубли – утопия, особенно в нынешней ситуации.

Одно из требований, которые предъявляются участниками международной торговли к валюте расчетов, – ее относительная стабильность, сохранение стоимости. Особенно это важно при расчетах с рассрочкой, отсрочкой платежа, когда товар отгружается сейчас, а деньги переводятся потом. А российский рубль тоько в нынешнем году дважды, в апреле и августе, под воздействием санкций в течение нескольких дней терял по 7-10% своей стоимости.

Валюта, регулярно подверженная подобной волатильности, — плохой инструмент для расчетов и фиксации цен контрактов. Рассуждения российских, да и турецких властей о том, насколько плох доллар для расчетов, напоминают басню, в которой «виноград зелен». Страны, не являющиеся целью американских санкций, никаких неудобств в подобных расчетах не испытывают.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться