Наркотики я начала употреблять с 17 лет. Так начинается наш разговор со Анной (имя изменено). На вид ухоженная женщина, с которой приятно поговорить, но лишь она знает, через что ей пришлось пройти, и никто из присутствующих не догадывается, что большую часть жизни она сидела в тюрьме и употребляла наркотики.

В разговоре женщина охотно поделиться с корреспондентом K-News своей историей, может для кого то она станет хорошим уроком.

— Расскажите, когда вы стали употреблять наркотики?

— Сама я родом из Оша, в 17 лет я потеряла родных, у меня не осталось никого, именно в тот момент я попала в плохую компанию, где и начала употреблять наркотики. Для тех, кто был для меня якобы друзьями было удобно, у меня своя квартира, где они и варили наркотики. Первое, что я попробовала – химка (прим. ред. суррогат, приготовленный особым образом из анаши или конопли, растворителя и частично табака), тогда я и поняла, что такое чувство кайфа. Первый раз меня поймали в 1992 году, как раз в тот момент, когда распался Советский Союз. Милиция, за такими как я охотилась, чтобы квартиры забрать, меня взяли в первый раз, но срок не дали, так как я была в бегах, когда уже приехала, просидела три дня в КПЗ и меня отпустили. Через полгода меня снова поймала за употребление, хотя при себе у меня ничего не было, да были проколы на венах и пустые шприцы, но был первый срок, и мне дали шесть лет. Я отбывала в женской колонии в селе Маевка, весь срок я отсидела, и вернулась в Ош. По приезду продала квартиру бабушки, которая у меня осталась, а деньги я как обычно прокайфовала, покупала и употребляла наркотики, и снова села на пять лет, из них отсидела 4 года.

— Как долго это продолжалось?

— Снова вышла, и решила не возвращаться на родину и остаться в Бишкеке, скиталась по съемным квартирам, были дни, когда ночевала у знакомых, но так долго я не продержалась. Меня снова поймали на «яме» (прим. ред. цех — источник получения наркотиков), опять срок все по той же статье за употребление наркотиков, из 5 лет я отсидела 4 года.

Последний раз отсидки, мне рассказали про Общественный фонд «Астерия», который помогает таким людям как я, предоставляет жилье, и помогают бороться с наркозависимостью, очень помогли с жильем, и временной работой.

Там мне предложили принять участие в проекте ОФ «СПИД Фонд Восток-Запад в КР», под названием «Наш выбор: расширение экономических возможностей уязвимых женщин в Кыргызстане». В проекте с нами работали психологи, но я не верила, что мне это поможет, так как руки уже опустились, жила одним днем, и возраст давал о себе знать. Но мне это очень помогло, появились цели в жизни. Сейчас у меня в планах восстановить документы, так как они были потеряны, я не успела их забрать у следователя, так как на протяжении 15 лет с некоторыми промежутками времени я провела за решеткой.

— Почему выбрали другой путь?

-Сейчас употреблять наркотики у меня нет ни малейшего желания, хотя раньше при всех моих отсидках, я начальнику колонии говорила перед судом: «Я кололась, колюсь и буду колоться!» желания бросать не было вообще. Но возраст дал о себе знать и здоровье, не было сил зарабатывать деньги на отраву, да и желания тоже. На данный момент я на метадоновой терапии 8 лет (прим. ред. заместительная поддерживающая терапия метадоном прежде всего преследует цель социализации наркоманов, отмены у них внутривенного введения наркотиков. Терапия проводится строго под наблюдением лечащего врача и предполагает назначение других необходимых специалистов).

За это время да, был момент, что я пробовала снова колоться, но уже такого кайфа не было. Я думала, никогда не брошу, но я себя взяла себя в руки, могу сказать, если сам человек не захочет бросить, его никто не заставит это сделать. Зависимость может и излечивается, а мания остается в голове и тут никакие деньги, отданные за лечение не помогут.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться