Всемирный банк: Над мировой экономикой сгущаются грозовые тучи

Автор -
1607

Перспективы развития мировой экономики в 2019 году омрачились, об этом пишет Всемирный банк.

Сократились объемы международной торговли и инвестиций. Сохраняется повышенная напряженность в сфере торговли. Несколько крупных стран с формирующейся рыночной экономикой столкнулись в прошедшем году с серьезными финансовыми проблемами.

Ожидается, что в этих сложных условиях темпы экономического роста в странах с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся странах в 2019 году практически не изменятся. Оживление экономики стран, которые в значительной мере зависят от экспорта сырьевых товаров, по всей вероятности, будет гораздо более медленным, чем ожидалось. Темпы роста экономики многих других стран, как ожидается, снизятся.

Кроме того, как явствует из вышедшего в январе 2019 года доклада Всемирного банка «Перспективы развития мировой экономики», увеличивается риск того, что экономический рост может оказаться даже слабее ожидаемого.

Центральные банки развитых стран продолжат свертывание программ финансового стимулирования, которые поддерживали затянувшееся восстановление после мирового финансового кризиса десятилетней давности. Кроме того, могут обостриться вялотекущие торговые споры. Рост уровня задолженности привел к тому, что некоторые страны, особенно более бедные, оказались в большей степени зависимы от повышения мировых процентных ставок, смены настроений инвесторов или колебаний обменных курсов.

Кроме того, участившиеся экстремальные погодные явления повышают вероятность значительных колебаний цен на продовольствие, что может привести к усугублению бедности.

Поскольку справедливый экономический рост является необходимым условием преодоления бедности и повышения общего благосостояния, странам с формирующейся рыночной экономикой и развивающимся странам необходимо приспособиться к этой сложной экономической ситуации, принимая меры по сохранению динамики экономического развития, обеспечению готовности к экономическим потрясениям и стимулированию долгосрочного экономического роста. Важными способами решения этих задач являются восстановление защитных механизмов на уровне бюджета и центрального банка, формирование человеческого капитала, содействие торговой интеграции и решение проблем, связанных с наличием в экономике неформального сектора, подчас весьма масштабного.

Бремя задолженности

Решение проблемы высокого уровня задолженности становится все более важной и актуальной задачей.

За последние годы многие страны с низким уровнем дохода получили доступ к новым источникам финансирования, в том числе к частным источникам и средствам кредиторов, не входящих в «Парижский клуб» стран — крупных кредиторов. Это позволило странам обеспечить финансирование важных потребностей в области развития. Однако, вместе с тем, это способствовало росту государственного долга.

«В начале 2018 года мировая экономика работала на всех парах, но в течение года она сбавила темп, и в будущем году ситуация может стать еще более сложной. По мере усиления экономических и финансовых трудностей в развивающихся странах текущие достижения в области сокращения масштабов бедности в мире могут оказаться под вопросом. Чтобы сохранить импульс развития, странам необходимо инвестировать в людей, способствовать инклюзивному росту и строить устойчивые общества.» считает Кристалина Георгиева, Главный исполнительный директор Всемирного банка

За последние четыре года показатель отношения уровня государственного долга к ВВП в странах с низким уровнем дохода вырос с 30 до 50 процентов. Доля государственных доходов, которую страны с низким уровнем доходов направляют на выплату процентов, повышается. Если стоимость заемных средств в ближайшие годы вырастет в соответствии с прогнозами, нагрузка, связанная с обслуживанием долга, лишь усугубится.

С учетом этих обстоятельств, в случае резкого ужесточения условий финансирования страны могут столкнуться с внезапным оттоком капитала, и рефинансирование долгов окажется для них трудной задачей.

В идеальном варианте государственный долг должен быть устойчивым и обслуживаться при разумных затратах в самых разных обстоятельствах. Страны с низким уровнем дохода могут снизить вероятность возникновения дорогостоящих долговых проблем, поддержать развитие финансового сектора и снизить уровень макроэкономической нестабильности за счет повышения эффективности мобилизации ресурсов и государственных расходов, а также укрепления механизмов управления долгом и обеспечения прозрачности.

Когда неформальное становится нормальным

Еще один способ добиться улучшения экономических показателей может заключаться в решении проблем, связанных с существованием в экономике крупного неформального сектора.

Во многих странах с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся странах широко распространены занятость и предпринимательство вне поля зрения регуляторных, правовых и финансовых структур.

В странах с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся странах на долю неформального сектора приходится около трети ВВП, а неформальная занятость в этих странах составляет около 70 процентов общей занятости. В некоторых странах Африки южнее Сахары неформальная занятость составляет свыше 90 процентов общей занятости, а на долю неформального сектора приходится до 62 процентов ВВП. Доходы бедных слоев населения зачастую зависят именно от занятости в неформальном секторе.

Расцвет неформального сектора наблюдается в определенных условиях: широкая распространенность неформального бизнеса ассоциируется с недостаточным уровнем развития экономики, высоким уровнем налогообложения и жестким регулированием, а также коррупцией и бюрократической неэффективностью.

Подчас у неформального сектора есть преимущества с точки зрения гибкости и занятости, однако наличие крупного неформального сектора часто ассоциируется с пониженной производительностью, ограниченными налоговыми поступлениями, более высоким уровнем бедности и неравенства.

Производительность неформальных предприятий вчетверо ниже, чем компаний в официальном секторе экономики. На практике, как показало новое исследование Всемирного банка, производительность предприятий официального сектора, конкурирующих с неформальным сектором, составляет всего три четверти от уровня производительности компаний, не сталкивающихся с такой конкуренцией. Заработная плата работников официального сектора экономики, в среднем, на 19 процентов выше, чем у работников неформального сектора. В странах с крупным неформальным сектором государственные доходы на 5-10 процентных пунктов ВВП ниже, чем в странах, где неформальный сектор развит меньше всего.

Директивные органы могут разрабатывать всеобъемлющие стратегии развития, побочным эффектом которых может быть сокращение неформальной сферы экономики. Кроме того, им необходимо следить за тем, чтобы не допускать непреднамеренного перемещения работников в неформальный сектор.

Оптимальное сочетание мер экономической политики позволит уравновесить реформы –такие, как повышение эффективности налогового администрирования, повышение гибкости рынка труда и совершенствование правоприменительной практики, –улучшенным предоставлением общественных благ и услуг вкупе с более эффективными системами социального обеспечения.

Товары и ошибки

Стремление обеспечить защиту уязвимых слоев населения от скачков цен на продовольственные товары может потребовать смещения акцента с торговой политики.

В прошлом власти использовали торговые меры, чтобы смягчить последствия колебаний цен на основные продовольственные товары, в том числе рис, пшеницу и кукурузу.

Но если отдельные страны в краткосрочной перспективе и могут преуспеть в защите внутренних рынков от колебаний цен, то коллективные действия по всему миру могут усугубить волатильность цен на продовольствие, спровоцировать их дальнейший рост – и причинить ущерб наименее защищенным. Не исключено, что рост мировых цен на пшеницу был на 40 процентов (а на кукурузу – на четверть) обусловлен влиянием мер политики, принятых в 2010-2011 годах. По некоторым оценкам, скачок цен на продовольствие в этот период привел к обнищанию 8,3 млн человек.

Хотя по сравнению с пиковыми значениями на рубеже десятилетий цены на продовольствие снизились, в 2014-2017 годах масштабы голода и нехватки продовольствия в мире возросли. За этот период число людей, не получающих достаточного питания, выросло на 5 процентов, до 821 млн человек, а проблемы продовольственной безопасности недавно были отнесены «Группой двадцати» к числу наиболее приоритетных задач.

Кроме того, скачки цен на продовольствие, подобные пережитым в 2010-2011 годах, могут произойти вновь, поскольку экстремальные погодные явления увеличивают вероятность возникновения сбоев в производстве продовольствия.

Действенными методами смягчения последствий повышения цен считаются не запреты на экспорт, снижение импортных пошлин и т.п., а, в частности, повышение эффективности систем социальной помощи, таких, как предоставление денежных и продовольственных пособий, организация питания в школах и программ общественных работ. Важно, чтобы в стране была разработана стратегия реагирования на продовольственный кризис, и выделялось достаточно ресурсов для реализации такой программы.

Конец эпохи?

Стремясь поддержать и ускорить темпы экономического роста в период затухания его динамики, политические деятели и их избиратели не должны считать само собой разумеющимся фактор, игравший в последние годы важную роль в стимулировании экономической активности, – длительный период стабильно низкой инфляции.

Стабильно низкая инфляция ассоциируется с повышенным объемом производства и стабильной занятостью, ускоренными темпами экономического роста и более высокими результатами в области развития. Напротив, высокая инфляция приводит к замедлению роста экономики, подрывая доверие инвесторов и снижая стимулы к накоплению. За некоторыми заметными исключениями, страны с формирующейся рыночной экономикой и развивающиеся страны добились впечатляющих достижений: им удалось снизить инфляцию с двузначных значений в 1970-х годах до приблизительно 3,5 процента в 2018 году.

Однако гарантировать сохранение низкого уровня инфляции нельзя, и в ближайшие годы совокупное влияние целого ряда факторов может привести к ее росту. Спустя десятилетие после мирового финансового кризиса многие страны уже достигли полной занятости или близки к ее достижению. Процесс мировой экономической интеграции может замедлиться или обратиться вспять. Давление на центральные банки с целью добиться финансирования деятельности правительств может привести к размыванию их независимости и прозрачности, завоеванной ценой немалых усилий. Рост задолженности может стать причиной ослабления приверженности твердой финансово-бюджетной и денежно-кредитной политике.

В случае повышения глобального инфляционного давления политические деятели могут защитить своих избирателей путем решительного усиления поддержки независимости центрального банка, создания бюджетно-финансовых механизмов для обеспечения приемлемого уровня задолженности и поддержания надлежащих резервов для преодоления экономических спадов.

Перспективы мировой экономики становятся мрачнее, и в этих условиях настоятельная необходимость поддержания динамики экономического развития обязывает максимально использовать возможности роста, избегать ошибок и создавать механизмы защиты от возможных потрясений. А ориентиром во все более усложняющейся ситуации могут послужить уроки прошлого, касающиеся задолженности, доверия к государственным институтам, продовольственной безопасности и стабильности цен.

Перспективы по регионам:

Восточная Азия и Тихоокеанский регион. Восточная Азия и Тихоокеанский регион остается одним из самых динамично развивающихся регионов в мире. Ожидается, что в 2019 году темпы роста экономики в регионе слегка снизятся – до 6 процентов, при условии общей стабильности цен на сырьевые товары, умеренного глобального спроса и торгового оборота, а также постепенного ужесточения глобальных условий финансирования. В этом году, как ожидается, темпы роста экономики Китая замедлятся до 6,2 процента на фоне дальнейшей перебалансировки внутри- и внешнеэкономических факторов. Ожидается, что экономика остальной части региона вырастет в 2019 году на 5,2 процента: устойчивый спрос компенсирует негативные последствия замедления темпов экспорта. Темпы экономического роста в Индонезии, согласно прогнозам, стабилизируются на уровне 5,2 процента. Рост экономики Таиланда, как ожидается, замедлится в 2019 году до 3,8 процента.

Европа и Центральная Азия. Ожидается, что в этом году на темпах роста экономики региона негативно скажутся сохраняющиеся последствия финансовых потрясений в Турции: в 2019 году он замедлится до 2,3 процента. Экономическая активность в Турции, согласно прогнозам, будет слабой, а темпы роста экономики замедлятся до 1,6 процента вследствие высокой инфляции, высоких процентных ставок и низкого уровня доверия, отрицательно влияющих на потребление и инвестиции. По прогнозам, замедлятся темпы роста экономики в западной части региона, за исключением Турции. Рост экономики Польши, как ожидается, замедлится до 4 процента на фоне замедления темпов экономического роста в зоне евро. В восточной части региона также ожидается снижение темпов экономического роста ввиду замедления роста экономики крупных стран, в том числе России, Казахстана и Украины.

Латинская Америка и Карибский бассейн. Прогнозируется, что темпы роста экономики региона ускорятся в этом году до 1,7 процента, главным образом, за счет оживления частного потребления. Сoгласно прогнозам, экономика Бразилии вырастет на 2,2 процента при условии быстрого осуществления реформ в налогово-бюджетной сфере, а также восстановления потребления и инвестиций до уровня, способного компенсировать сокращение государственных расходов. Темпы экономического роста в Мексике, как ожидается, останутся умеренными – на уровне 2 процентов – ввиду политической нестабильности и перспектив сохранения вялой инвестиционной активности, несмотря на уменьшение неопределенности в сфере торговли после объявления о заключении соглашения между США, Мексикой и Канадой. В экономике Аргентины прогнозируется спад на 1,7 процента: интенсивная бюджетно-финансовая консолидация ведет к сокращению занятости, потребления и инвестиций.

Ближний Восток и Северная Африка. В 2019 году, согласно прогнозам, темпы экономического роста в регионе повысятся до 1,9 процента. Несмотря на замедление темпов роста глобальной торговли и ужесточение условий внешнего финансирования, ускорению роста экономики региона будут, как ожидается, способствовать внутренние факторы, особенно реформы экономической политики. В этом году ожидается незначительное повышение темпов роста экономики стран – экспортеров нефти: экономический рост в странах-членах ССГПЗ, в целом, ускорится и составит 2,6 процента (по сравнению с 2 процентами в 2018 году). Экономику Ирана, по прогнозам, в 2019 году ждет спад на 3,6 процента под давлением санкций. Темпы экономического роста в Алжире, как прогнозируется, снизятся до 2,3 процента по мере того, как прошлогодний рост государственных расходов сменится их сокращением. Рост экономики Египта, согласно прогнозам, ускорится в текущем финансовом году до 5,6 процента на фоне проведения реформ, способствующих инвестициям за счет улучшения делового климата, и оживления частного потребления.

Южная Азия. В 2019 году темпы роста экономики региона, как ожидается, ускорятся до 7,1 процента благодаря наращиванию инвестиций и устойчивому потреблению. Согласно прогнозам, темпы экономического роста в Индии ускорятся в 2018-2019 ф.г. до 7,3 процента на фоне сохраняющегося устойчивого потребления и дальнейшего роста инвестиций; рост экономики Бангладеш, как ожидается, замедлится в 2018-2019 ф.г. до 7 процентов, но высокий уровень частного потребления и расходы на развитие инфраструктуры поддержат экономическую активность. Темпы роста экономики Пакистана, по прогнозам, замедлятся в 2018-2019 ф.г. до 3,7 процента, при этом ужесточение условий финансирования поможет противостоять росту инфляции и внешним факторам уязвимости. Ожидается, что рост экономики Шри-Ланки в 2019 году слегка ускорится – до 4 процентов – благодаря устойчивому внутреннему потреблению и притоку инвестиций, стимулируемому инфраструктурными проектами. Импульс роста, который экономика Непала получила после землетрясения, согласно прогнозам, начнет ослабевать, и в 2018-2019 ф.г. темпы ее роста должны снизиться до 5,9 процента.

Африка к югу от Сахары. Как ожидается, рост экономики региона ускорится в 2019 году до 3,4 процента благодаря уменьшению неопределенности в области мер экономической политики и приросту инвестиций в крупных странах в coвoкупнocти с продолжающимся устойчивым ростом экономики в странах, где доля природных ресурсов в ВВП невелика. Исходя из того, что объемы нефтедобычи в Нигерии восстановятся, а медленный прирост потребительского спроса ограничит рост отраслей, не связанных с добычей нефти, ожидается, что темпы роста ее экономики повысятся в 2019 году до 2,2 процента. Экономический рост в Анголе прогнозируется в 2019 году на уровне 2,9 процента на фоне оживления в нефтяной отрасли в связи с началом эксплуатации новых нефтяных месторождений, а также осуществления реформ, улучшающих деловой климат. В условиях ограниченности внутреннего спроса и государственных расходов в Южной Африке экономику страны, по прогнозам, ждет скромный рост на уровне 1,3 процента.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться