Есть ли будущее у свободной торговли между странами?

Автор -

В 2018 в торговой политике – в большей степени, чем в какой-либо другой политике, – произошёл «сбой», пишет Майкл Фроман, торговый представитель США в администрации президента Барака Обамы, сейчас заместитель председателя компании Mastercard.

Вопросы, которые раньше были архаичными, техническими и (давайте это признаем) скучными, сейчас доминируют в заголовках на первых страницах, на обложках журналов и даже в юмористически-аналитическом шоу Джона Оливера «Минувшая неделя сегодня вечером» на телеканале HBO. Избиратели, которые традиционно выступали против соглашений о свободной торговле, теперь восхваляют их достоинства, а страны, не слишком знаменитые своей любовью к свободной торговле, в том числе Китай, Россия и Франция, провозглашают себя защитниками глобальной торговой системы.

И всё же, стоит задаться вопросом, а многое ли в реальности подверглось этому сбою. Да, президент Дональд Трамп действительно вывел США из состава 12 стран Транс-Тихоокеанского партнёрства (ТТП), но оставшиеся 11 стран, которые подписали это соглашение, реализовали его основные положения самостоятельно, оставив при этом открытыми двери для США – они могут присоединиться к ТТП в будущем. Интерес к вступлению в ТТП демонстрируют новые страны, а значит, со временем это партнёрство может расшириться намного дальше, чем изначально планировалось. Кроме того, обновлённое Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) – теперь оно называется Соглашение США-Мексика-Канада – в основном опирается на положения ТТП (в это партнёрство уже входят Канада и Мексика), хотя и с некоторыми примечательными дополнениями.

Тем временем, Евросоюз заключил соглашения о свободной торговле с Канадой, Сингапуром, Вьетнамом и Японией, а также работает над соглашениями с Австралией, Мексикой, Новой Зеландией, Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), группой стран Меркосур и так далее. Тихоокеанский альянс продолжает расширять торговые и другие партнёрства в Латинской Америке. Всестороннее региональное экономическое партнёрство (RCEP) быстро развивается в Азиатско-Тихоокеанском регионе. А Африканский союз добился большого прогресса на пути к реализации Континентального соглашения о свободной торговле (CFTA).

Иными словами, глобальная тенденция к углублению интеграции и повышению стандартов в торговле сохраняется. Администрация Трампа, конечно, наделала много шума, применяя меры торговой политики в непредсказуемой и неожиданной манере, а также вводя пошлины по принципу зуб за зуб, восстанавливая импортные квоты и серьёзно ограничивая работу органа по разрешению споров при Всемирной торговой организации. Но в конечном итоге пересмотр НАФТА, проведённый Трампом, в реальности может помочь усилить поддержку международной торговли в США, поскольку многие из наиболее лояльных сторонников Трампа традиционно с подозрением относились к любым торговым соглашениям.

В любом случае это вопрос интерпретации – стакан наполовину либо полон, либо пуст. Но есть и альтернативный вариант: значительный исторический разрыв действительно произошёл. Отказавшись от роли глобального лидера, США потеряли доверие ближайших союзников и партнёров и сделали подарок своим противникам. В таком сценарии ЕС и Китай могут заменить США в качестве создателей глобальных правил, или же никаких создателей правил вообще не будет, а управление международным порядком будет пущено на самотёк. В последнем случае остальные страны вполне могут начать подражать США, предпринимая односторонние действия и выполняя свои международные обязательства лишь тогда, когда им это удобно.

Пока ещё слишком рано говорить, какой из сценариев будет разыгрываться. Но одно ясно: национализм, популизм, нативизм и протекционизм находятся на подъёме. Экономическая незащищённость и нарастающее ощущение потери суверенитета способствовали беспрецедентной политической поляризации, причём не только в США. От европейских стран, в которых растёт поддержка крайних партий, до развивающихся стран, погрязших в коррупции, правительства во всём мире, похоже, больше ориентируются сейчас на внутренние проблемы и в меньшей степени, чем когда-либо раньше, способны демонстрировать сильное лидерство. Между тем, именно сейчас крайне важно отреагировать на негативные последствия быстрых технологических и экономических изменений.

Учитывая вакуум лидерства на международном уровне и политический паралич на национальном, совершенно необходимо, чтобы в игру вступили участники частного сектора, но не по доброте своего сердца, а ради защиты собственных интересов. Как подчёркивает председатель и гендиректор компании BlackRock Ларри Финк, компаниям уже недостаточно фокусироваться лишь на краткосрочной доходности для акционеров. Им также необходимо задумываться о долгосрочной перспективе и об экономическом и политическом климате, в котором они работают. Это означает, что помимо корпоративной социальной ответственности и благотворительности (важно и то, и другое), надо создавать коммерчески устойчивые бизнес-модели, которые будут, помимо прочего, «служить общественным задачам».

Идея «преуспевать, делая добро» не должна быть просто лозунгом. Она должна стать руководящей бизнес-философией и опираться на понимание, что частный сектор нуждается в здоровом политическом и экономическом климате для процветания, и он должен действовать, чтобы его обеспечить. За последние десятилетия общественное доверие к властям, прессе, корпорациям и другие ведущим институтам резко снизилось. Если бизнес-лидеры будут и дальше игнорировать состояние здоровья среды, в которой они действуют (или решат, что её налаживание – это проблема кого-то другого), тогда они рискуют столкнуться с ещё большей деглобализацией, неопределённостью и нестабильностью в предстоящие годы.

Рост экономики стал определяющим компонентом истории успеха (глобального и исторического), которая продолжалась последние 75 лет. Даже при всех своих недостатках глобализация позволила вывести более миллиарда человек из нищеты и привела к беспрецедентным улучшениям практически во всех сферах человеческого развития. Но эта работа ещё не доведена до конца. Для того чтобы не допустить отката назад, внимание следует переключить с агрегированного роста экономики на инклюзивный. Плоды этого роста должны доставаться не только тем, кто находится наверху, но и тем, чьи доходы находятся на всех остальных уровнях; не только глобальным корпорациям, но также малым и средним предприятиям.

Национализм, популизм, нативизм и протекционизм эксплуатируют чувства людей, которые считают, что их оставили позади и исключили из системы. Именно поэтому нам нужно сосредоточиться на обеспечении всеобщего участия в экономических сетях, которые позволяют людям и семьям обрести финансовую уверенность и искать возможности для улучшения жизни. Этот императив применим в равной степени и к кенийскому фермеру, и к египетскому рабочему текстильной фабрики, и к американцу, который зарабатывает на жизнь в гиг-экономике.

Ещё предстоит увидеть, станет ли нынешний сбой в торговой политике глубоким и долгосрочным, или же поверхностным и временным. Мы пока никак не можем узнать, вернёмся ли мы обратно к норме или же был открыт ящик Пандоры. Но в условиях отсутствия международного и национального лидерства бизнесу не стоит ждать, когда выясниться ответ.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться