На какие вопросы отвечал Сергей Лавров в КРСУ: Военная база, антикитайские митинги, Венесуэла и др

Автор -
267

После вступительной речи в Кыргызско — Российском Славянском университете министр иностранных дел России Сергей Лавров ответил на вопросы участников встречи (ниже текст, который опубликован на сайте МИД РФ):

Вопрос: Прокомментируйте, пожалуйста, слова нового Посла Киргизии в Москве А.Д.Джекшенкулова о возможности открытия здесь второй российской военной базы.

С.В.Лавров: Аликбек Джекшенкулович присутствует здесь и может сам прокомментировать. Это не российская инициатива, поэтому мы впервые о ней услышали. С нашими киргизскими друзьями мы всегда готовы обсуждать идеи, которые у них формируются в сфере безопасности, экономики.

Вопрос: Под Киргизско-Российским Славянским университетом мы всегда подразумеваем российско-киргизское сотрудничество. Но есть еще в аббревиатуре буква «С», которая означает «славянский» университет. Какова перспектива привлечения других славянских стран для усиления образовательной составляющей КРСУ. Например, белорусская сторона могла бы также стать частью Киргизско-Российского Славянского университета.

С.В.Лавров: Мне «не с руки» комментировать вопрос, адресованный белорусской стороне или другим славянским странам. Могу только сказать, что у вас не единственный славянский университет. Такой же есть в Таджикистане и Армении. Если руководство и профессура этих университетов увидит в этом «добавленную стоимость», то координация и обмен опытом между ними были бы весьма полезными.

Что касается финансовой стороны дела, то КРСУ недостатка в средствах не испытывает. Заинтересованы в том, чтобы он функционировал эффективно. Как соучредители, будем следить за тем, чтобы его финансовое благополучие не нарушалось. Если будут привлекаться другие страны, которые могли бы спонсировать этот проект, мы будем только рады. Если у Вас есть конкретные предложения – давайте их обсуждать.

Вопрос: Решается ли на уровне международного сообщества вопрос о восстановлении и выделении средств со стороны западных стран на возрождение инфраструктуры в разрушенных странах Ближнего Востока и Северной Африки?

С.В.Лавров: Мало что могу добавить относительно политики ведущих государств запада на Ближнем Востоке и Северной Африке – в Ираке, Сирии, Ливии и ряде других стран. Политика, конечно, безрассудная и разрушительная. Президент США Д.Трамп вчера заявил, что вторжение в Ирак было грубейшей ошибкой. Но, тем не менее, никуда не исчезает линия на вторжение в страны, где правят режимы, которые не нравятся США. В Ираке с огромным трудом удается сейчас собрать воедино некогда целостное монолитное государство. Там остаются колоссальные проблемы. Американские оккупанты взяли весь Ирак под свой контроль и разогнали суннитскую партию «БААС», силы безопасности, армию, в которой командные посты в основном занимали сунниты. Сейчас мы расхлебываем последствия этого этнического беспредела, организованного США, когда шииты, которые обрели главную роль в стране после оккупации и войны, налаживают отношения с суннитами. Делать это очень непросто. Кроме того, изгнанные из сил безопасности, армии и полиции суннитские офицеры составляют одну из наиболее эффективных частей т.н. исламского государства, просто потому, что их выбросили с работы. Идеология их не интересует, религиозным фанатизмом они не страдают, но надо на что-то жить. Все, кто специально занимается этой проблематикой, признают, что именно выгнанные со всех постов бывшие офицеры армии С.Хусейна во многом определяют успех операций ИГИЛ в тех ситуациях, когда оно достигает каких-то результатов. Это не означает, что борьба с ИГИЛ уже завершена. Хребет сломлен, но еще остаются разрозненные отряды, которым нельзя дать опять объединиться и которые нужно уничтожить.

В Ливии наблюдаем грубейшее нарушение резолюции 1973 СБ ООН. Резолюция постановила установить зону, закрытую для полетов над Ливией, чтобы не поднимались в воздух самолеты ВВС режима М.Каддафи, которые бомбили мирных демонстрантов. После того, как эта резолюция была принята, никакие самолеты не летали над Ливией, но НАТО решило, что это хороший повод для уничтожения этого правительства. М.Каддафи и его правительство были физически зверски уничтожены. Что из этого получилось – мы тоже сейчас видим. Ливия превратилась в «черную дыру». Там, в отличие от Ирака, государство было разрушено практически полностью и собрать его по частям пока совсем не удается. Через Ливию на юг потянулись бандиты, террористы, контрабандисты с оружием и наркотиками. Стали устанавливаться связи между структурами ИГИЛ, «Аль-Каиды», «Аль-Каиды в странах исламского Магриба», «Боко Харам», «Аш-Шабаб» и другими террористическими группировками. Они сейчас очень хорошо координируются на пространстве от Северной Африки до Сахаро-Сахельского района. С юга на север через Ливию пошли волны мигрантов, которые создали в Европе серьезнейший кризис, являющимся одним из яблок раздора в Евросоюзе. Как все это теперь регулировать –не известно. Я абсолютно с Вами согласен, что те, кто «разбивал горшки» как «слон в посудной лавке», должны их и склеивать. Когда в прошлом году формировалась позиция мирового сообщества по проблемам миграции и принимался т.н. «компакт» по этой теме, наши западные коллеги сконцентрировали основные усилия на том, чтобы записать в этот документ «общую ответственность всех стран за последствия миграционного кризиса». Мы категорически отказались от такой «общей ответственности». Не мы вторгались в Ливию, разрушали это государство и создавали проблемы, о которых я сейчас сказал. Мы не будем соглашаться с попытками переложить вопрос с больной головы на здоровую.

Про Сирию вы тоже знаете, как пытались и эту страну пустить под откос, как это сделали с Ираком и Ливией. Мы оказали поддержку законному Правительству. Во многом благодаря этой поддержке был уничтожен костяк терроризма. Сейчас остаются задачи, которые сводятся к тому, чтобы ликвидировать террористический очаг в Идлибе и обеспечить восстановление законной власти на восточном берегу р.Евфрат при одновременном согласовании мер, которые гарантировали бы безопасность на сирийско-иракской границе, а также мер, которые помогали бы доставлять не только гуманитарную помощь сирийцам, но и поднимать инфраструктуру, готовить ее для приема беженцев и внутренне перемещенных лиц.

Параллельно, имеет место и политический трек, в рамках которого Россия, Турция и Иран выступили с инициативой формирования Конституционного комитета на основе решений Конгресса сирийского национального диалога, который состоялся в Сочи год назад. Работы сейчас завершаются. Все эти аспекты сирийского урегулирования будут рассматривать через десять дней в Сочи на очередном саммите президентов России, Турции и Ирана.

Вопрос: Будет ли Россия предпринимать радикальные меры в случае военного вмешательства в Венесуэле?

С.В.Лавров: Что касается Венесуэлы, США не скрывают, что хотят сменить там режим любой ценой. Президент США Д.Трамп вчера в своих комментариях сказал, что сохраняет «на столе» вариант военного вмешательства. Думаю, не стоит говорить, что это подрывает все основы международного права. Поразительно, как весь Евросоюз опять послушно «выстроился» и «дышит в затылок» США, выдвигая ультиматумы и заявляя, что выборы, приведшие ко второму сроку Президента Н.Мадуро, были нелегитимными. Можно рассмотреть вопрос с точки зрения бытовой логики. Выборы состоялись в мае прошлого года. По установленной в Венесуэле процедуре инаугурация должна была состояться 10 января этого года, но если сейчас звучат обвинения в нелегитимности выборов, то почему этот вопрос не ставился с мая 2018 года? Инспирированность и инсценировка этой ситуации для нас очевидна. Мы будем отстаивать международное право и поддерживать те инициативы, с которыми выступают отдельные латиноамериканские страны, в частности, Мексика и Уругвай. Они направлены на создание условий для общенационального диалога с участием всех политических сил Венесуэлы.

С удовлетворением отмечаем, что Президент Н.Мадуро не раз говорил о готовности к диалогу без ультиматумов и предварительных условий. К сожалению, оппозиция во главе с Х.Гуайдо отказывается от диалога, ультимативно требует ухода Н.Мадуро и передачи власти оппозиционным силам. Это не диалог, а навязывание одной стороне своей воли. То, что это делается при прямом потакании со стороны Вашингтона, а теперь еще и Европы, говорит о тех ценностях в международной политике, которые исповедуют наши западные коллеги.

Я упоминал об инициативе Уругвая и Мексики, которые предложили собрать все политические силы Венесуэлы, и говорил, что мы активно поддерживаем этот подход. К сожалению, сейчас из Европы – не из Латинской Америки – навязывают несколько иную конфигурацию международного посредничества. Евросоюз выступил с инициативой создания контактной группы, в которую самостоятельно включил восемь своих членов и сопоставимое количество латиноамериканских стран. Никто не знает, на основе каких критериев все это делалось. При этом ни нас, ни китайцев, да и американцев туда не пригласили. Почему Евросоюз считает себя вправе диктовать условия для международных посреднических усилий, я не знаю. Наверное, было бы культурнее и эффективнее, если бы все, кто заинтересован в урегулировании кризиса в Венесуэле, собрались и прежде, чем что-то объявлять, поговорили между собой, как помочь этой стране.

Сама претензия Евросоюза на ведущую роль в посреднических усилиях вызывает вопросы, потому что это посредничество выдвигается вошедшими в контактную группу странами, большинство из которых, если не все, присоединились к истекающему сегодня ультиматуму. Восемь дней назад они потребовали, чтобы к сегодняшнему дню Н.Мадуро объявил новые президентские выборы. Значит, сегодня эти посредники должны будут признать его оппонента в качестве нового легитимного исполняющего обязанности Президента. Так не посредничают. Это называется ультиматум, а не попытка найти общий знаменатель.

Вопрос: Многие выпускники Киргизско-российского Славянского университета хотят обустроиться в России, но у них возникают проблемы. Говорят, что наши дипломы не котируются в России. Хотел бы услышать от Вас, так ли это?

С.В.Лавров: Я не слышал о проблемах с трудоустройством, которые носили бы системный характер. Жизнь есть жизнь. Наверняка были случаи, когда кто-то не смог устроиться туда, куда ему бы хотелось. Но это не означает, что все нужно объяснять несовершенством образования или диплома.

Буквально сегодня мы с киргизскими коллегами обсуждали ситуацию, которая возникла в Университете в медицинской сфере. По итогам реформы системы образования в Кыргызстане развитие ординатуры здесь будет отличаться от того, что делается в России. Тут же было решено созвать рабочую группу, чтобы выработать соглашение, которое закроет эту проблему. Так что каких-либо серьезных проблем в вопросе, который Вы задали, я не вижу.

Вопрос: Несколько лет назад на территории Киргизии отменили трансляцию радио «Вести ФМ» под предлогом того, что должно быть 50 процентов вещания на русском языке, 50 процентов – на киргизском. Вам не кажется, что это была ошибка со стороны Российской Федерации, т.к. она потеряла площадку, где могла бы отстаивать свои политические позиции?

С.В.Лавров: Видите, это не наше решение. Наверное, чем больше источников информации, тем больше выбор у людей, которые интересуются политикой, жизнью в сопредельных странах. Я не знаю о причинах. Наверное, они были финансовыми. Но не думаю, что власти Кыргызстана заинтересованы в сокращении русскоязычного пространства.

Сегодня во время нашей встречи с Президентом Киргизии С.Ш.Жээнбековым он четко сказал, что русский язык – это завоевание для киргизского народа, дополнительная возможность для трудоустройства на пространстве СНГ. Президент подтвердил свою заинтересованность в укреплении и расширении русскоязычного пространства. Мы договорились о некоторых мерах.

Когда возникают конкретные ситуации, соответствующие структуры должны договариваться между собой. Надеюсь, что это не скажется негативно на возможности доносить информацию о России до киргизских граждан.

Вопрос: Какие шаги предпримет Россия по Курильским островам?

С.В.Лавров: А что должна предпринимать Россия? Мы хотели бы, чтобы наши японские соседи четко подтвердили очевидное, а именно итоги Второй мировой войны, включая полное признание и уважение суверенитета Российской Федерации, в том числе над упомянутыми Вами островами. Без этого мы не сможем организовать никакой разговор.

Вопрос: В Вашем Министерстве есть прекрасное литературное объединение «Отдушина». А есть ли Ваши книги?

С.В.Лавров: Моих книг нет. Но это объединение печатает альманахи, в которых есть мои стихи.

Вопрос: Ваше стихотворение «Посольский приказ» – это гимн Вашего литературного объединения или гимн Министерства?

С.В.Лавров: Оно не задумывалось как гимн кого-то или чего-то. Оно было написано к двухсотлетию создания МИД России.

Вопрос: В связи с выходом США из ДРСМД вновь стал актуален вопрос перспективы развития «холодной войны» в современных условиях. Как Вы можете это прокомментировать?

С.В.Лавров: Комментариев было предостаточно. Президент России В.В.Путин комментировал складывающуюся ситуацию.

Я не думаю, что мы ведем речь о развитии «холодной войны», как Вы сказали. Наступила новая эпоха, характеризующаяся тем, что США взяли курс на слом всей системы контроля над вооружениями, системы ограничения стратегических наступательных вооружений. Это печально. Уже эксперты по США говорят о том, что следующим будет последний оставшийся в этой области договор – Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений от 2010г., истекающий в 2021г.

Мы не стремимся к гонке вооружений, характерной для эпохи «холодной войны». Об этом очень четко сказал Президент России В.В.Путин. Мы, безусловно, будем реагировать военно-техническими средствами на угрозы, которые создаются в результате выхода США из ДРСМД, в результате их планов создания ядерных боеприпасов малой мощности, что, по оценке всех экспертов на Западе, в России и других странах, будет резко понижать порог применения ядерного оружия и повышать риск возникновения ядерного конфликта. Эти меры мы будем принимать в рамках тех средств, которые уже заложены в бюджете для Министерства обороны России.

Еще один очень важный момент (на это многие обратили внимание, но хочу еще раз подчеркнуть) – нет недостатка в инициативах, которые охватывали бы проблемы, возникшие в современном мире в сфере вооружений, производства новых видов оружия и вообще стратегической стабильности. Российская Федерация такие инициативы в течение последних лет неоднократно выдвигала, предлагала США начать разговор на эту тему и обсуждать эти вопросы в НАТО. Последний раз такие предложения делались в июле прошлого года в Хельсинки, когда проходила встреча Президента России В.В.Путина и Президента США Д.Трампа. Мы предлагали поэтапный подход к выстраиванию новых переговоров по ограничению вооружений, начиная, скажем, с совместной российско-американской декларации о недопустимости ядерной войны. Все наши предложения либо отвергались, либо были оставлены без реакции. Поэтому, как Вы знаете, Президент России В.В.Путин в субботу объявил, что все эти инициативы остаются «на столе», но бегать и напоминать о них нашим западным партнерам мы больше не будем. Когда они созреют до понимания своей ответственности за проблемы, которые создаются политикой США, милости просим, двери открыты. Приходите, будем разговаривать на равных, на основе учета законных, а не выдуманных интересов друг друга. Например, интерес, который обозначили США, о том, чтобы они вообще не имели оппонентов в этом мире сопоставимых по потенциалу, – это не легитимный интерес, а диктаторский.

Мы всегда открыты к разговору на равных, на основе озабоченностей безопасностью соответствующих стран и всего человечества.

Вопрос: Не хочу устраивать поэтический айтыш, но задам свои вопросы в рифму. Вам, как причастному к поэзии, хочу поведать поэтически. Наш курс порой идет по лезвию, не понимая, как фактически нам обеспечить соответствие законам, правилам, что вводятся в России и у нас. Но бедствие все пуще, все сильнее расходится. Мне факультетом нашим велено сказать, не зря о том печалимся, что в эту темную расселину, мы год другой, да и провалимся. Коль ВУЗ межгосударственный, нельзя ли предать нам основательно права, чтобы мы, живя не барственно, могли решать самостоятельно, какой модели соответствовать. Уже поднадоело бедствовать и находиться «в раскоряку». Нельзя ли сотворить бумагу, охранной грамоте подобной, и в главном нам помочь способной?

Второй вопрос касается военной кафедры. У нас в стране военной медицине запрета нет. В России же отныне ее изъяли вовсе. Как быть? Мы полагаем, что резонно, когда врач мог бы получить погоны и не чураться, если пригласили служить хоть Киргизстану, хоть России.

С.В.Лавров: Ответ на оба вопроса у меня один. В отличие от того, что я слышал до сих пор, если действительно есть сложности, связанные с юридическим оформлением образования в этом уважаемом мной учебном заведении, то направляйте.

Это не дело МИД решать вопросы, о которых Вы сказали. Но мы совершенно точно разберёмся с участием Министерства образования и науки, Министерства здравоохранения, Министерства обороны, в чем и есть ли основания под теми вопросами, которые Вы сформулировали.

Сегодня молодой человек задавал вопрос насчет того, почему не принимают на работу с дипломом Кыргызско-российского Славянского университета. Я о таких ситуациях не слышал. Допускаю, что они есть. Наверняка, было много случаев, когда не принимали на работу с дипломом МГИМО(У)МИД России или МГУ. Зависит от человека, насколько он не просто получил «корочку», а соответствует требованиям, которые выдвигаются на государственной службе или в частном секторе. Если есть проблемы, мы сейчас начнем о них говорить, и время истечет.

Я не профессионал в этом вопросе. Передайте, пожалуйста, Ваши предложения Послу Российской Федерации в Киргизской Республике А.А.Крутько. Исхожу из того, что их также должен посмотреть Ректор. Если там на самом деле есть какие-то вещи, зависящие от изменения межгосударственного межправительственного соглашения на этот счет, мы обязательно займемся этим и посмотрим, что можно сделать.

В.И.Нифадьев (ректор КРСУ): Пользуясь случаем, хочу поблагодарить Посла Российской Федерации в Киргизской Республике Андрея Андреевича Крутько за то, что он вник в наши сложные проблемы и лично принял участие.

Вопрос: Япония и Корея дипломатически более приближены к США. Как происходит товарооборот между Россией, ЕАЭС с Кореей и Японией, в частности таких компаний как «РУСАЛ»? Разрешено ли торговать в полном объеме? Например, корейская компания заказывает тонну или десять тысяч тонн товара, а Россия не дает возможность…

С.В.Лавров: Россия не дает возможность? С какой стати?

Вопрос: Компания «РУСАЛ» недавно столкнулась с этой проблемой.

С.В.Лавров: Компания «РУСАЛ» заинтересована в том, чтобы наращивать свои продажи. Она публично говорила об этом. Когда компания подверглась совершенно недопустимым, неприемлемым действиям США, которые подорвали весь рынок алюминия, да, были проблемы с поставками. Но это не потому что компания «РУСАЛ» не хочет зарабатывать деньги в Японии или Южной Корее.

Вопрос: То есть там полностью все разрешено? Запретов нет?

С.В.Лавров: Я ни о каких запретах не слышал. У компании по определению не может быть запретов на торговлю с партнерами из какой-либо страны. А по линии российского государства никаких запретов не принималось. Мы стараемся поощрять бизнес, а не «рубить» его, как делают американцы.

Вопрос: У Вас очень ответственная должность. Каково это, каждый раз принимать ответственные решения?

С.В.Лавров: Никогда об этом не задумывался. Если у Вас возникает такой вопрос – спасибо за сострадание.

Вопрос: Насколько эффективной Вы считаете «мягкую силу» России в регионе Центральной Азии вообще и в Киргизии в частности?

С.В.Лавров: Насчёт эффективности российской «мягкой силы» судить не нам, а тем, кто хочет дружить с Россией, живёт в этом регионе и заинтересован, чтобы между нашими странами были добрые, товарищеские и дружеские отношения.

Если говорить в цифрах, то инвестиции в этот регион за последние годы исчисляются миллиардами долларов США. Кроме того, у нас создаются каналы оказания безвозмездной финансовой помощи. Если говорить о Кыргызстане, Таджикистане, частично Узбекистане, то это несколько сотен миллионов долларов за последние десять лет. И многое другое.

Здесь работают российские СМИ, несмотря на возникающие нюансы, когда по тем или иным причинам то или иное СМИ принимает решение сократить своё вещание. Общение по каналам СМИ – более или менее устойчивая линия коммуникации.

Есть такой механизм, как Евразийский стабилизационный фонд, созданный по линии ЕАЭС. Взнос России – чуть меньше 600 млн. долл. США. Это тоже важный кредитный ресурс.

На данный момент в России учится около 50 тыс. студентов из Центральной Азии. Многие из них учатся за счёт средств государственного бюджета.

Вопрос: Четыре государства Центральной Азии находятся в стадии перехода на латиницу. Какие перспективы у русского языка в этом регионе?

С.В.Лавров: Сегодня Президент Киргизии С.Ш.Жээнбеков мне твёрдо сказал, что руководство страны заинтересовано в сохранении, расширении и развитии русскоязычного пространства. Есть опыт соседнего с вами Таджикистана, где второй год реализуется программа повышения квалификации учителей русского языка как через стажировки таджикистанских преподавателей в российских вузах, так и за счёт командирования в страну российских опытных учителей. Мне показалось, что Президент Киргизии С.Ш.Жээнбеков проявил интерес к чему-то подобному. Если этот интерес налицо, то мы обязательно постараемся продумать такую программу. Я знаю, что Киргизско-русский Славянский Университет очень много делает на этом поприще. Но эта программа шире и, например, для тех же горных районов, в которых не хватает преподавателей.

Вопрос: Есть информация о том, что в китайском Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) существуют политические лагеря перевоспитания. Могли бы вы подтвердить эту информацию или она неверна?

С.В.Лавров: Я не знаю об этом. Буквально недавно читал о том, что США активно ставят этот вопрос, в том числе через своё посольство в Пекине. Мы не вмешиваемся во внутренние дела других стран и не пытаемся искать проблемы в наших отношениях с Китаем, которые сейчас лучше, чем в любой исторический период. У нас взаимоуважительный диалог.

Мы знаем, насколько остро стоит проблема экстремистов в СУАР КНР. Знаем, что не одна сотня или тысяча экстремистов из этого региона Китая воюет в рядах ИГИЛ и прочих террористических структур в Сирии и других странах Ближнего Востока. Мы заинтересованы в том, чтобы координация действий в этой сфере, не только между Россией и Китаем, но странами ОДКБ и ШОС, была эффективной и помогала решать проблему тех террористов из стран Центральной Азии, России и Китая, которые сейчас ищут удачи на Ближнем Востоке. По мере того, как их оттуда выгоняют, бьют, остатки этих банд пытаются проникнуть назад в свои страны или третьи государства. Очень важно пресекать «путешествия» подобного рода.

Вопрос: Сегодня ЕАЭС становится весомым фактором международной экономики. К нему присматриваются, проявляют интерес другие государства. Из Центрально-Азиатских государств Казахстан и Кыргызстан являются участниками этого интеграционного объединения. Возможно ли присоединения к Союзу других стран Центральной Азии?

С.В.Лавров: Мы будем это только приветствовать. При ЕАЭС создан институт наблюдателей. Этот статус уже получила Молдова. Мы заинтересованы, чтобы страны Центральной Азии и другие страны СНГ, которые не являются членами ЕАЭС, воспользовались этим статусом, позволяющим ближе ознакомиться с тем, как функционирует это объединение, и какие выгоды оно несёт. На основе этого знания и информации можно принять решение о целесообразности присоединения.

Вопрос: Возможно ли создать систему по обмену студентами-медиками на летнее время?

С.В.Лавров: Обмены в любой сфере – хорошая идея. Если Вы спросите, можно ли обмениваться дипломатами на стажировку, я скажу, что мы это точно готовы организовать.

Что касается медиков, то обмены полезны, но насколько это возможно логистически – решать не мне.

Вопрос: Каковы образовательные перспективы России в Центрально-Азиатском регионе?

С.В.Лавров: Есть два Университета – в Бишкеке и Душанбе. В Ашхабаде – открыта русская школа имени С.А.Пушкина, которая основывается на российских образовательных программах. Русский язык там тоже достаточно широко изучается, как здесь и в Таджикистане. Мы хотели бы, чтобы русские школы по программе Российской Федерации, были не только в каждой стране Центральной Азии, но и СНГ, потому что это помогает идти затем в образование и даёт два диплома. Эта взаимодополняемось и взаимозаменяемость очень важна.

В образовательной сфере возможны обмены преподавателями, профессорами, стажировочными программами и просто преподавание русского языка. Мы видим, насколько это отвечает интересам киргизского руководства.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться