Неразвитая Центральная Азия выгодна как полигон событий, как источник дешевой рабочей силы, и как транзитная зона наркотрафика — эксперт

Автор -
347

Развивая виртуальную экспертную дискуссию проект «Центральная Евразия» вновь приглашает к участию в ней представителей творческой интеллигенции  государств Центральной Азии (ЦА). Очередным почетным участником обсуждения стала Аниса Сабири из Таджикистана.

Владимир Парамонов (Узбекистан), руководитель аналитической группы «Центральная Евразия», www.ceasia.org: какие основные проблемы на пути развития стран ЦА и взаимоотношений между ними Вы бы обозначили?

Аниса Сабири  (Таджикистан), режиссер кино, писатель: я не политолог, а всего лишь деятель искусства, рефлексирующий на происходящие события в моей стране. Поэтому моя точка зрения может быть только субъективной, но никак не экспертной.

         На мой взгляд, наш регион — это очень непростое пространство, издревле представлявшее собой важный экономический, культурный, геополитический узел. Подтверждением этому являлись богатые торговые связи древних городов, а также бесчисленные вторжения на эти земли. В разное время, регион являлся центром расцвета науки, искусства, философской, религиозной мысли.

Причем Эпоха Возрождения началась здесь гораздо ранее европейского Ренессанса, который, в том числе, зародился благодаря плодам деятельности Авиценны, Аль Фараби, Халладжа, Хайяма, Улугбека, Фирдоуси. Такая кладезь выдающихся гениев, рожденных в период с 10 по 13 века, приходится еще, пожалуй, лишь на эллинистический период. Здесь зародился суфизм, отсюда «шли» мощнейшие течения философской мысли.

Однако невозможность долго удерживать централизованную , вызывало бесконечные захватнические вторжения, которые являлись также и причиной великих миграций народов в так называемую Центральную Азию и из нее. Безусловно, что любая политическая воля в столь культурологически богатом регионе, который прежде именовался Восточным Ираном, или Большим Хорасаном, требует глубокого аналитического осмысления.

Относительно новое, искусственное название «», значительно сократило пределы культурного пространства региона. Это,  на мой взгляд, и является первопричинной проблемой. Данная проблема вызвала множество трудностей в плане понимания культурно-исторических предпосылок, сложностей, повлиявших на новейшую историю населяющих ее народов.

Эти народы до сих пор имеют множество претензий друг к другу: исторических, территориальных. Хорошо характеризует эти предпосылки в своем труде «Хорасан. Территория искусства» большой таджикский ученый Шариф Шукуров.

В результате столкновения этнических, идеологических, политических и даже имперских интересов в регионе, последние два столетия оказались особенно болезненными, решившими судьбы народов путем создания неестественных, топорных границ, отражающих контуры имперских игр.

В 20 веке особый удар в этом смысле вынужден был на себя принять народ, исторически проживающий на территории Восточного Ирана — таджики, вынужденно изолированные в неразвитых горных провинциях и лишенные значимых культурных центров.

Еще со времен завершения эпохи Саманидов, таджики долго и болезненно пытались сохранить свою идентичность, но со временем вынуждены были своего рода раствориться в гуще событий последних столетий. Таким образом сложные и глубокие политические течения вынудили разные народы формировать единое культурное пространство.

Сегодня все эти причины «смешались» в «темной комнате истории», соответственно, выводя наружу множество неотвеченных вопросов и нерешенных проблем: приграничных, культурных, лингвистических, антропологических, природных, экономических.

 В.Парамонов: как, на Ваш взгляд, можно двигаться в сторону решения  данных проблем?

А.Сабири:  на мой взгляд, сложно и не нужно разграничивать национальные коды, что тщетно пытаются делать последние более чем 20 лет центральноазиатские правительства. Не нужно пытаться искусственно строить новый идеологический базис на «костях» непростой и теперь уже общей истории.

Говоря обыденным языком «нам всем есть чем друг друга упрекнуть», однако, учитывая неустойчивость региона, это может сыграть на руку внешним большим игрокам, имеющим свои геополитические интересы, которые вряд ли когда-либо будут учитывать наши.

Хотя бы потому, что неразвитая «Центральная Азия» выгодна как полигон событий, как источник дешевой рабочей силы, и как транзитная зона наркотрафика. Политическая воля центральноазиатских правительств должна быть толерантной к народам  региона, интернациональной, мудрой и при этом достаточно твердой, способной отстаивать интересы всех стран.

Более того, на мой взгляд, необходимо снова обратиться к более широкой, исторически обоснованной географии в контексте термина «Центральная Азия», учитывая исторические узы, связывающие в единое целое все населяющие это пространство народы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться