Что происходить вокруг «кыргызской деревни»? Почему новоселы обратились к Путину и Жээнбекову

Автор -
2435

В деревне Клищино Тульской области кыргызы купили 400 участков, построили дома, но жить им там не судьба. Власти внезапно отменили генплан, который разрешал строительство на этих землях.

На днях люди, которые могут никогда не стать новоселами, обратились к президентам России и Кыргызстана – Владимиру Путину и Сооронбаю Жээнбекову – с просьбой не допустить дискриминации по национальному признаку. Авторы письма уверены: власти области (которую возглавляет экс-охранник ВВП Алексей Дюмин) попросту испугались «киргизской деревни», говорится в статье «Нехорошая» деревня» «Собеседника» (ниже полный текст публикации):

Мечта – жить среди своих

Идея поселения принадлежит предпринимательнице Баарикан Айылчиевой. В Россию она приехала еще в 80-е, давно получила гражданство. Баарикан назначает мне встречу в райцентре – поселке Заокском, в ТЦ «Ривьера». На втором этаже располагается агентство недвижимости, где она и ее соотечественники покупали землю. Неподалеку от ТЦ – здание администрации. Это два места, где Айылчиева последние 9 месяцев бывает регулярно – с тех пор, как районные власти фактически наложили запрет на «киргизскую деревню».

– Я занималась ремонтом обуви в Солнечногорском районе,  – рассказывает она. – Дети уже взрослые, у них свои семьи. Нам надоело снимать, я сообразила, что можно купить землю, выращивать овощи и продавать их в Москву.

По словам Баарикан, у нее всегда была мечта – жить среди киргизов. Она даже три раза пыталась вернуться в Киргизию, но дети привыкли к России. Женщина решила, что заниматься сельским хозяйством коллективно выгоднее, и бросила клич среди своих. Нашлись желающие. Баарикан обратилась в агентство недвижимости и попросила присмотреть им участки.

– У меня как раз был собственник Ильиченко с участком в 50 гектаров, – говорит руководитель агентства Андрей Буренок. – Он купил землю, когда колхоз продавал паи. В 2016 году Ильиченко обратился с заявлением в районную администрацию, и эту землю включили в границы населенного пункта.

У ошибки киргизское лицо 

Баарикан создала сайт будущей киргизской деревни Ала-Тоо (с киргизского – «Пестрые горы»), на котором агитировала соотечественников покупать землю. Набралось 399 человек. Но в июле 2018 года деревня вдруг оказалась вне закона.

– Районные власти решили генплан отменить. Нашлась техническая ошибка, которая касалась других деревень, – объясняет Буренок.

Кажется, какое это имеет отношение к Клищино? Агент показывает мне новый, пока еще не утвержденный генплан. По нему Клищино – это снова земли сельхозназначения. Есть только 8 маленьких островков, которые относятся к ИЖС.

– Это восемь домов, которые построили и успели зарегистрировать, – говорит Буренок.

Баарикан протягивает мне доказательство, что вопрос национальный. Это справка, которую выдавали депутатам перед июльским голосованием:  «О сложившейся ситуации по приобретению гражданами киргизской национальности земельных участков на территории Заокского района для строительства жилых домов».

– В Туле есть первый зам. правительства Шерин, – говорит Баарикан. – Он сказал, что не быть «киргизской деревне».

Теперь в Клищино нельзя ни строить, ни ввести в эксплуатацию уже возведенные дома, ни зарегистрироваться. Хотя районные власти сами давали разрешения на все это в 2016 и 2017 годах.

«Что теперь будет? Страшно»

С сыном Баарикан Владимиром едем на машине смотреть «замороженное» Клищино. Отец у Владимира русский, в Киргизии мужчина не жил и имеет российское гражданство. По дороге в Клищино то и дело встречаем баннеры о продаже участков.

– В Заокском районе много земли продается, – говорит Владимир. – До Москвы всего 100 километров по Симферопольскому шоссе.

У Клищино есть еще преимущество: ж/д станция в 20 минутах ходьбы, в соседнем поселке Пахомово. От нее можно попасть в Тулу, Москву, Серпухов и Подольск. В Пахомово есть фельдшерско-акушерский пункт, детсад, школа, магазины.

Дом Баарикан и ее детей – первый в Клищино. Они успели ввести его в эксплуатацию и зарегистрироваться. Перед каркасным домом гуляют внуки Баарикан, две собаки и кот. Внутри добротный ремонт.

– Вода из колодца, зимой отапливали дом обогревателями, есть еще печь, которую топим дровами, – рассказывает Владимир.

– После всего, что случилось, у нас страх появился, – говорит его жена Венера с малышом на руках. – Мы хотели заниматься сельским хозяйством, взять теплицы в аренду, разводить скот. Что будет теперь? Не знаем. Хорошо, что муж нашел работу в районе, а мне еще три года в декрете сидеть. Снова работать в Москве не хочу. Мы уже это проходили, я ездила и работала сутками, и квартиру снимали все вместе большой семьей.

«Мне все равно, кто тут живет»

Недостроенных домов в Клищино много: это и брошенные каркасы, и забитые сваи. Муслиму повезло: свой дом он построил и узаконил. Старшие дети и жена работают в Москве, приезжают на выходные. А он живет с младшим сыном Айдатом. Они вернулись с озера, ловили рыбу.

Муслим зарегистрировал дом в числе восьми счастливчиков

 

– У меня инвалидность, в Москву я ездить больше не хочу, – говорит Муслим. – Не в «киргизской деревне» дело. Мне все равно, кто тут живет: молдаване, киргизы или армяне. У нас уже был участок земли и дом в Твери, но там климат и земля хуже, комары. А здесь земля продавалась по хорошей цене, до станции близко.

Муслим недавно ходил устраиваться на молочную ферму неподалеку, ему обещали позвонить. Хочет найти работу в районе и заниматься огородом. Показывает рассаду, которую вырастил. Дом он тоже построил своими руками, на материалы пришлось брать кредит.

– В Киргизию не вернусь, там зарплата 4–10 тысяч рублей, – говорит он.

«Пусть нам выплатят компенсацию»

У здания администрации Заокского района в час дня собирается группа киргизов. Сегодня ведет прием и.о. главы администрации Елена Глазунова.

– Вы корреспондент? Пойдемте с нами, – тянет за рукав одна из посетительниц. – Нам давали разрешение на строительство, мы столько участков купили. Как же так?!

В самом деле, куда им податься? Строить нельзя, а расторгать договоры и возвращать деньги бывший владелец участков не хочет.

– Пусть нам выплатят компенсацию, – говорят киргизы. Но, кажется, и сами слабо верят в ее получение.

На беседу «жителей» с и.о. главы района Еленой Глазуновой меня пустить отказались. Когда я все же попыталась взять комментарии, чиновники отделались общими фразами о том, что «вопрос находится в стадии обсуждения». Про «граждан киргизской национальности» и Клищино в администрации не хотят ни говорить, ни слышать. По словам несчастных людей, на этой встрече им порекомендовали обратиться в суд.

17 мая эти граждане выйдут на пикет и напомнят чиновникам о своем существовании и об их «ошибке».

Кто еще

В 2016 году Тульская область прославилась другим конфликтом со сносом домов – в «цыганском поселке» Плеханово.

Несмотря на национальную подоплеку конфликта, виноваты были сами цыгане, которые незаконно возвели дома на окраине Тулы, самовольно подключились к газопроводу, не платили за электричество и воду. После того как цыгане забросали газовиков камнями за попытку отключения от «трубы», областные власти по решению суда приступили к сносу. Больше 120 домов сровняли с землей. Правда, цыганам власти все-таки предлагали оформить участки в том же Плеханово по закону и подключить коммуникации. В Клищино все ровно наоборот: сначала строительство разрешили, а потом запретили. То есть чужакам в Тульской области не дали жить ни так, ни так.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться