Премьер -министр Великобритании живет с незамужней женщиной. Кто она и что говорят британцы?

Автор -
723

Борис Джонсон стал первым премьер-министром Великобритании, который в момент вступления в должность разводится с женой и состоит в отношениях с другой женщиной, пишет Би-Би-Си.

Ее зовут Кэрри Саймондс, она на 23 года младше Джонсона. Она работала в Консервативной партии, но сейчас занимается только общественной деятельностью. Великобритания гадает, будет ли она сопровождать премьера в официальных визитах и какую роль сыграет в политике страны.

Девушка в розовом платье

Утром 24 июля 55-летний премьер-министр Великобритании Борис Джонсон произносил речь, стоя на пороге резиденции на Даунинг-стрит, 10. Он обещал, что Великобритания с его помощью «выйдет из плена», в который она попала в 2016 году после референдума о «брексите», и что те, «кто ставил против Великобритании, проиграют».

Не реже, чем самого Джонсона, фотографы и операторы снимали людей из его ближнего круга, стоявших справа от него в момент произнесения речи.

Среди них — одетых, преимущественно, в костюмы строгих тонов — выделялась молодая женщина с длинными светлыми волосами в ярком розовом платье с цветочным орнаментом. Таблоиды выяснили, что это — платье «Луэлла» из коллекции бренда Ghost стоимостью 120 фунтов. В тот же день такие же платья были полностью раскуплены.

Девушку в розовом платье зовут Кэрри Саймондс. СМИ ее знали давно — она одна из самых успешных в стране пиар-специалистов и бывшая глава пресс-департамента Консервативной партии.

Кэрри Саймондс
Кэрри Саймондс привлекла к себе не меньше внимания, чем вступавший в должность премьер-министр

 

Но это было ее первое официальное появление в другом качестве — подруги Бориса Джонсона, дважды женатого отца пятерых детей (один из них — внебрачный, что никогда не признавали, но и не отрицали Джонсон и мать ребенка).

В сентябре 2018 года Джонсон и его вторая жена Марина Уилер объявили, что давно не живут друг с другом и находятся в процессе развода. Примерно тогда же появились слухи о том, что политик встречается с Кэрри Саймондс.

Летом таблоиды писали об их романе как о подтвержденном факте, а в конце июля было объявлено, что Кэрри переедет в резиденцию на Даунинг-стрит вместе с Борисом.

Друзья прозвали Кэрри Саймондс «Apples» («яблочки») — из-за формы щек. Ей это прозвище нравится, она использует его на своей официальной странице в «Фейсбуке».

«Мы с ней обедали пару лет назад, — говорит политический обозреватель Би-би-си Роб Уотсон. — Она похожа на других политиков своего поколения — умна, очаровательна, привлекательна, очень хороша в общении с людьми».

Консерваторы и экология

Кэрри Саймондс сейчас 31 год. Ее отец — журналист, сооснователь либеральной газеты Independent Мэтью Саймондс, мать — бывшая юристка этого же издания Жозефина Маккафи.

Кэрри училась в престижной частной школе Godolphin and Latymer на западе Лондона, где год обучения стоит примерно 15 тысяч фунтов. Закончила Уорикский университет в Ковентри с дипломом по истории искусств и театра.

В 2012-м Саймондс и Джонсон впервые познакомились — 24-летняя специалистка работала в его штабе на перевыборах мэра Лондона. Те выборы Джонсон выиграл.

Кэрри Саймондс и Стэнли Джонсон
Кэрри Саймондс появлялась на публике с отцом Бориса Джонсона Стэнли. Здесь — на акции против охоты на китов

 

Вся дальнейшая карьера Саймондс строилась вокруг высокопоставленных членов Консервативной партии. Она занималась пиаром в команде нынешнего министра финансов Саджида Джавида. Была пресс-секретарем министра культуры Джона Уиттингдейла. Работала вместе с экс-министром внутренних дел Эмбер Радд и Майклом Гоувом (сейчас он министр без портфеля, отвечающий за подготовку Великобритании к «брекситу»).

В 2018 году, за несколько месяцев до того, как пресса заговорила о ее связях с Джонсоном, Кэрри Саймондс ушла из Консервативной партии и сейчас работает над благотворительными программами по защите мирового океана.

Насильник из кэба

В июле 2007 года, будучи 19-летней студенткой, Кэрри Саймондс ушла с вечеринки и стояла на автобусной остановке в Лондоне, когда к ней подъехал черный кэб, и водитель предложил подбросить ее домой. Саймондс сказала, что у нее нет денег на такси, но водитель сказал, что ему по пути.

Вскоре после того как она села в машину, он рассказал, что выиграл большую сумму в казино, и предложил девушке выпить шампанского за его победу. Позже она вспоминала, что ей было неловко отказывать человеку, который оказывает ей услугу, поэтому она приняла бокал, но незаметно вылила напиток на пол.

Затем он остановился — якобы сходить в туалет — и вернулся в машину лишь через 10 минут. Сев к ней на заднее сидение, он предложил ей водки — Саймондс сначала отказалась, но водитель настаивал — тогда она согласилась, попросив сразу же отвезти ее домой. «Я понимаю, что звучу до боли наивно, и, если честно, сейчас понимаю, что такой и была, — позже вспоминала Саймондс. — Но он был невероятно умен. Он заставил меня почувствовать, будто я у него в долгу».

Саймондс не помнит, что произошло с ней дальше, — она очнулась уже дома. По рассказам ее матери, она едва могла стоять на ногах. Саймондс считает, что поняла бы, если бы ее изнасиловали, — но точно быть уверенной в том, что этого не случилось, она не может.

Этот водитель был арестован в 2008 году. Его зовут Джон Уорбойз, и к моменту ареста за ним уже закрепилось прозвище «насильник из кэба». Полиция считает, что он причастен к ста случаям изнасилований и нападений, совершенных по той же схеме.

Доказать в суде удалось только 12 эпизодов отравления и насилия; сам Уорбойз свою вину полностью отрицал. Поэтому Саймондс, «преодолев весь свой стыд», как она потом говорила, стала одной из тех, кто дал против него показания.

Джон Уорбойз
После восьми лет в тюрьме Джон Уорбойз ходатайствовал об освобождении

 

В 2019 году суд постановил отправить Уорбойза в тюрьму на неопределенный срок — как минимум на восемь лет, после которых комиссия должна была решить, опасен ли он все еще для окружающих.

Уорбойз отсидел этот срок и подал ходатайство об освобождении. Узнав об этом, Саймондс организовала кампанию, целью которой было доказать, что не признавший вину и не раскаявшийся Уорбойз по-прежнему представляет опасность.

В итоге его прошение было отклонено. «Мы доказали свою правоту — огромное облегчение», — написала Саймондс в своей колонке для Evening Standard.

В августе 2019-го, только вступив в должность, Борис Джонсон встречался с полицейским руководством Великобритании и обещал расширить полномочия полиции. Среди прочего Джонсон хочет добиться того, чтобы потенциально опасные осужденные не имели права на досрочное освобождение.

«Первая леди» должна быть осторожнее

Кэрри Саймондс станет «пушечным мясом» для таблоидов — уже предупредили британские СМИ. Но пока даже в них крайне мало информации о ее жизни с премьер-министром.

Самый большой скандал произошел в июне, когда соседи Кэрри Саймондс по ее дому на юге Лондона вызвали полицию, потому что слышали крики, звуки ударов и другой шум.

Газета Guardian тогда приводила расшифровку аудиозаписи, которую, как утверждается, сделали соседи: из нее следует, что предметом ссоры в том числе был диван, на который Джонсон якобы пролил красное вино. Как сообщала газета, Саймондс кричала «Отстань от меня» и «Убирайся из моего дома», а также упрекала его в избалованности и наплевательском отношении ко всему.

В полиции заявили, что «поговорили со всеми участниками инцидента» и оснований для дальнейшего разбирательства не нашли. Представители Бориса Джонсона инцидент комментировать отказались.

Спустя несколько дней в газетах появилось фото, на котором пара вместе сидит за столом на лужайке, мило держась за руки. Журналисты обвинили политика в том, что фотография постановочная — и «слитая» в прессу, чтобы минимизировать потенциальный ущерб для предвыборной кампании Джонсона. Сам он уходил от ответа на вопросы о снимке.

Кэрри Саймондс и Борис Джонсон
Джонсона обвиняли в том, что это фото с Кэрри — постановочное

 

Свои отношения в целом ни Джонсон, ни его подруга не комментируют. Саймондс почти ежедневно пишет в «Твиттер» о загрязнении окружающей среды и других проблемах: от опасности женского обрезания до защиты детей и животных. Личных историй в ее социальных сетях нет.

Джонсон же, отвечая на вопрос о личной жизни, сказал, что «не намерен рассказывать прессе о людях, которых он любит».

Политика и интимная жизнь

Отношение общества к личной жизни политиков в Великобритании менялось в течение последних десятилетий.

До 1950-х годов измены и разводы (разводов политики старались избегать куда больше) всерьез не обсуждались публично — это считалось частной жизнью. Например, бывший премьер Дэвид Ллойд Джордж на протяжении тридцати лет состоял в отношениях со своей секретаршей Фрэнсис Стивенсон.

Все изменилось после одного из самых серьезных политических скандалов Великобритании в начале 1960-х годов. Военный министр Джон Профьюмо имел внебрачную связь с моделью Кристин Килер, которая, предположительно, встречалась еще и с военным атташе советского посольства в Лондоне Евгением Ивановым.

Министр сначала все отрицал, потом признался — и ушел в отставку. Вслед за ним был вынужден уйти и премьер Гарольд Макмиллан, а их Консервативная партия проиграла следующие выборы лейбористам.

С тех пор, не в последнюю очередь потому, что в случае с Профьюмо речь шла о национальной безопасности, британская пресса начала пристально следить за личной жизнью политиков. Особенно болезненно это ударило по правительству Джона Мейджора — с 1992 по 1994 год в отставку ушли несколько министров и депутатов, уличенных во внебрачных связях. Сам Мейджор уже после отставки тоже был вынужден признать, что несколько лет изменял жене с товарищем по партии и министром здравоохранения своего правительства Эдвиной Карри.

В 2014 году, на фоне сообщений об очередном романе французского президента Франсуа Олланда, британская газета Independent задавалась вопросом, смог бы тогдашний премьер Дэвид Кэмерон сохранить свой пост, если бы в чем-то подобном уличили его. «В Британии есть сильное убеждение, что любой закон о защите частной жизни, который скрывал бы сексуальные похождения влиятельных людей, может скрыть и более зловещие тайны», — отмечала газета.

Тремя годами ранее лидер лейбористов Эд Милибанд женился на Джастин Торнтон, с которой до этого жил много лет вне брака и воспитывал двоих детей. Несмотря на то что сам политик уверял, что для пары просто «настал момент», критики объясняли это желанием прекратить нападки консервативной прессы.

На этом фоне Джонсон, который въезжает на Даунинг-стрит с женщиной, официально не расторгнув свой брак и отказываясь говорить о новых отношениях, выглядит эксцентрично. Но общество принимает это. «Он настолько противоречивый персонаж, что те, кто любят его, — любят его вопреки его прошлому и, вероятно, невзирая на его частную жизнь. Для тех, кто его не любит, — список причин на то слишком велик, чтобы личные дела имели решающее значение», — отмечает Guardian.

Это подтверждает и проведенный консервативной газетой Daily Express опрос: большинство ее читателей считают, что Джонсон не обязан отвечать на вопросы о своей личной жизни.

«Мир изменился, — полагает политический обозреватель Роб Уотсон. — Женат премьер-министр или нет, может быть, он вообще гей — кому это сейчас интересно».

Королева не одобрит

«На Кэрри Саймондс сейчас смотрит вся Великобритания. Ее нынешняя позиция — уникальна, — говорит Уотсон. — Слишком уж много беспрецедентного происходит: сначала «брексит», теперь неженатая пара на Даунинг-стрит, 10 — впервые со дня открытия этой резиденции в XVIII веке».

По его мнению, Кэрри Саймондс будет сторониться публичной политики — у нее нет своей команды, она никогда не заявляла о самостоятельных амбициях. Оставаться в тени ей просто выгодно.

Никаких формальных протокольных ограничений у Кэрри Саймондс нет, она может сопровождать Бориса Джонсона в ходе государственных визитов. Правда, отношений премьер-министра и Саймондс недостаточно для того, чтобы вместе появиться перед королевой.

Вскоре после избрания Джонсон поехал в Шотландию — и там наносил визит Елизавете Второй, живущей летом в своем поместье Балморал. Он был один; эксперты по королевской семье говорили, что если бы они были вдвоем с Саймондс, то такой визит можно было бы назвать «страшной неловкостью» для всех.

«Для визита к королеве нужно быть в известной степени консервативным и старомодным, — объясняет Уотсон. — Надо понимать, что Джонсон формально не разведен со своей бывшей женой, а королева все же еще и глава англиканской церкви, которая хоть и разрешает разводы, но не поощряет их уж точно. Определенно, если они сейчас предстанут перед Елизаветой — это будет означать, что совсем уже все в нашей стране встало с ног на голову».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться