Какая«политическая осень»ждет Кыргызстан?

Это лето в Кыргызстане во всех смыслах выдалось достаточно жарким. Произошло обострение противостояния экс-президента Алмазбека Атамбаева и действующего главы КР Сооронбаем Жээнбековым. Первый находится в СИЗО ГКНБ. О том, что возможно ждет страну в ближайшие три месяца, своим мнением в интервью ИА «CA-IrNews» поделился Сергей Масаулов, председатель Ассоциации аналитиков и экспертов «Изыскания Срединной Азии».

В начале августа бывшего президента страны арестовали, после того, как он оказал сопротивление правоохранительным органам прийти на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу. Спецслужбы провели силовую операцию в ходе, которой спецназ «Альфа» оказался в заложниках у сторонников Атамбаева в его доме. В ходе которой погиб один сотрудник спецслужб.

После переговоров бывший глава страны и его сторонники освободили заложников и сдались силовикам и Атамбаев взят под стражу. После полуторогодовалого отсутствия в страну вернулся известный политик Омурбек Бабанов и из-под стражи под домашний арест был выпущен еще один политический тяжеловес Омурбек Текебаев, который арестован и обвинен в коррупции при правлении Алмазбека Атамбаева.

— Как вы можете оценить нынешнюю политическую ситуацию в стране?

— Ситуация в Кыргызстане чревата усилением борьбы между различными группами политического класса. Вместе с решительным выходом к власти одной из групп, все остальные начинают определяться по отношению к ней. Чаще всего в Кыргызстане это приводит к борьбе всех против одной группы. В сложившейся ситуации представители крайних позиций начали «раскачивать» тему регионального противостояния север — юг. Подобная попытка отмечена и во время задержания бывшего президента Атамбаева 7-8 августа.

Большинство политических деятелей фактически приступили к предвыборной борьбе и агитации в сообществах, готовясь к предстоящим выборам в Жогорку Кенеш. Складываются союзы лидеров и партий, из политического поля «устраняют» проигравших, так называемых атамбаевцев. Так было и во время предыдущих переворотов в стране с акаевцами и бакиевцами.

— После того, как экс-президента Алмазбека Атамбаева арестовали, и вернулись в политический строй еще ряд значимых политиков, наступила некая тишина. Не затишье ли это перед бурей? Какая «политическая осень» ждет Кыргызстан?

— Политическая осень пройдет под знаком реализации достигнутой властью победы и в попытках консолидации вокруг властной группы нового большинства. Весьма важно будет определиться относительно того, какая из партий будет играть роль партии власти, кто станет союзником, а кто системной оппозицией. Некоторые лидеры со своими политическими объединениями будут вытеснены из поля парламентской деятельности. Видимо, список тех, кому предъявят обвинения, и кто будет давать показания на следствии, будет расширен.

Если власть решит, что необходимо провести досрочные выборы в Жогорку Кенеш, то осень сразу станет «горячей». Если же выборы решат проводить в 2020 году, то осенью будут консолидировать своих сторонников, договариваться относительно взаимодействия и согласовывать интересы.

— Последнее время в стране правительство Абылгазиева критикуется как со стороны политических оппонентов, так и в обществе нет-нет звучат лозунги об его отставке. Не раз была информация, о том, что возможно правительство уйдет в отставку. На сколько на ваш взгляд это реально сейчас и кому больше всего будет это выгодно?

— Критика правительства в Кыргызстане прямо не зависит от результатов его деятельности. Практически любое правительство подвергается критике за непрофессионализм, некачественное управление. Но смена премьера – это всегда результат выгоды высшей власти в политической ситуации. Премьер традиционно является фигурой, призванной прикрывать президента, и брать на себя все грехи и провалы общего управления.

Думаю, что смены некоторых министров уже осенью не избежать. Судьба премьера и состава правительства в целом зависит от главного решения о сроках проведения выборов. Если выборы в 2020 году, то смена правительства возможна. Если выборы в конце года, например, в декабре, то правительство, скорее всего, останется до формирования нового состава парламента.

— Парламент вернулся с каникул, но никому от этого не легче. В обществе в адрес парламентариев все чаще высказывается недовольство. Что на ваш взгляд может предпринять власть для снижения протесного потенциала в обществе?

— По многолетним наблюдениям, протестный потенциал и – шире – недовольство в обществе остается примерно на одном и том же уровне. Если, конечно, какая-то из политических групп не делает ставку на обострение ситуации.

Фактически, власть уже делает такие шаги. Во-первых, это фиксация внимания общества на судьбе отдельных политических персон; это всегда отвлекает от реальных проблем.

Во-вторых, включилась уже традиционная игра в формирование коалиций новых политиков, куда устремились претенденты; а ведь часто это лидеры мнений на местах, а местные сообщества заинтересованы в продвижении во власть своих родственников, чтобы потом пользоваться их положением.

В-третьих, идет поиск новых кадров для работы во властных структурах; это и отвлекает, и привлекает.

— В политической среде этой осенью ждут заявления президента, связанного с оглашением правил игры к предстоящим парламентским выборам 2020 года, которые он обещал озвучить за год до выборов. На юге страны активизировались ряд известных политиков, на севере в информационном пространстве начали о себе заявлять определенные фигуры. Что это может означать и чего ожидать?

— В действительности, это означает управляющее воздействие в среде политических деятелей и претендентов на следующую конфигурацию власти. Кто вводит правила, тот и управляет всем полем деятельности. Ожидать можно консолидации политиков и местных лидеров вокруг нескольких позиций.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться