Китай экспортирует в Центральную Азию системы тотальной слежки

Китай экспортирует в Центральную Азию свою модель тотальной, вторгающейся в личное пространство граждан слежки за всем и вся. У тех немногих, кто знает об этом, подобное обычно вызывает подозрения, но власти не согласовывают такие меры с общественностью, пишет InoZpress.kg со ссылкой на Eurasianet.org.

В Кыргызстане передовая технология распознавания лиц внедряется одним из поставщиков военного оборудования из Пекина, чья технология использовалась в установлении контроля над Синьцзяном – регионом Китая, исторически населенном мусульманами. Компания «Китайская национальная корпорация по импорту и экспорту электроники» (CEIEC), как сообщается, поставляет свою продукцию в Кыргызстан бесплатно.

Неизвестно, где хранятся все данные, необходимые для работы систем наблюдения. Парламентарии в Кыргызстане, а также в Таджикистане и Узбекистане, где аналогичным образом внедряются китайские системы распознавания лиц, не задавались вопросом, может ли иностранное правительство получить доступ к личной информации населения центральноазиатских республик. В Кыргызстане доступ к информации о передвижениях граждан в режиме реального времени фактически предоставлен компании, имеющей тесные связи с военным ведомством Китая.

CEIEC не первый раз поставляет свои технологии на зарубежные рынки. Компания привлекает покупателей тем, что вся работа по осуществлению надзора автоматизирована: программное обеспечение, совмещая технологию искусственного интеллекта и функцию распознавания лиц, выявляет угрозы обществу по мере их возникновения.

Но, как сообщало издание «Нью-Йорк таймс» в апреле, есть сомнения относительно того, что система CEIEC оказала значимое влияние на снижение преступности в Эквадоре, но зато к информации, которую она собирает, получили доступ органы национальной безопасности страны. Венесуэла, Боливия и Ангола приобрели ту же технологию, которая разработана совместно с китайским технологическим гигантом Huawei.

Кыргызстан: «бесплатный сыр» из Китая

Кыргызстан изначально отказался от помощи Китая в этом направлении. Правительство в Бишкеке выбрало российскую компанию «Вега», которая в конце 2018 года выиграла государственный тендер на установку десятков камер слежения за дорожным движением в столице и на трассах страны на сумму около $33 млн. В «Веге» заверили, что благодаря проекту сократится количество автомобильных аварий.

Компания Huawei ранее в том же году заключила соглашение на $60 млн на установку аналогичного оборудования в рамках инициативы Бишкека «Безопасный город» (под этим названием в регионе известны сети по ведению видеонаблюдения на улицах), но сделка сорвалась по неизвестным причинам. Теперь на базе оборудования «Вега» используется технология CEIEC для идентификации отдельных граждан или групп людей и определения местонахождения транспортных средств в Бишкеке.

В Китае эти системы вышли далеко за рамки простого фиксирования нарушений правил дорожного движения. Миллионы камер видеонаблюдения отслеживают повседневные действия людей и передают собранные данные в систему социального кредитования – явно идеологический алгоритм, широко используемый для лишения граждан самых базовых вещей, таких как покупка билетов на самолет или поезд.

Даже те, кто согласен с необходимостью определенной слежки, опасаются сотрудничества с Китаем.

«Я за то, чтобы у нас была такая система, но только если с ней будут работать местные специалисты, а не китайцы. Я им не доверяю. Мы ничего не знаем о политике, которую они здесь проводят. Только наше правительство знает их намерения», – 47-летний водитель такси из Бишкека Арстан, не назвавший свою фамилию.

Теоретически доступ к этой информации может получить кто угодно.

«Технический доступ к данным могут получить китайские компании, наши собственные программисты или спецслужбы, которые могут подкупить местного оператора этой системы», – сказал ИТ-специалист Даниель Вартанов.

Наиболее тревожный сценарий применения этой технологии имеет место в Синьцзяне, западном регионе Китая, где сотни тысяч этнических уйгуров, казахов, кыргызов и представителей прочих этнических групп принудительно содержатся в лагерях перевоспитания. Как сообщается, программное обеспечение для распознавания лиц способно различать этническую принадлежность и собирать мельчайшие подробности о том, что люди делают и покупают, куда ходят и с кем общаются на улице или в интернете.

«Я не хочу, чтобы все было под контролем. Недопустимо, чтобы следили за каждым [нашим] шагом», – отмечает 55-летняя работница здравоохранения Атыркуль.

Узбекистан: нет наблюдения – нет китайских инвестиций

В Узбекистане проект «Безопасный город» реализуется китайскими компаниями CITIC Groups и COSTAR Group в сотрудничестве с Министерством по развитию информационных технологий. Оборудование при этом поставляет Huawei. Китайские инвесторы взяли на себя обязательство инвестировать $300 млн на первом этапе проекта, но, по их словам, эта сумма может вырасти до $1 млрд.

Глава представительства Huawei в Узбекистане Лю Цзясин в интервью новостному сайту Podrobno.uz недвусмысленно намекнул, что безопасность, которая обеспечивается технологиями его компании, является непременным условием для иностранных инвестиций, судя по всему имея в виду Китай.

«Инвесторы идут только туда, где ситуация стабильна, и в данном контексте реализация проекта «Безопасный город» очень важна для Узбекистана, так как она поможет стране развивать свой инвестиционный потенциал», – сказал Лю.

Президент Шавкат Мирзиёев заявил, что инициатива «Безопасный город» должна охватить всю страну к 2023 году.

Но все эти инициативы реализуются без общественного обсуждения. Российская «Вега» получила контракт с Кыргызстаном через участие в тендере. В Узбекистане ничего подобного не было. Парламент есть и, скорее всего, останется в обозримом будущем беззубым «карманных» органом исполнительной ветви власти.

Представители общественности, опрошенные Eurasianet.org, явно не в восторге от нововведения.

«В нашем городе без нашего ведома устанавливают видеонаблюдение. Для чего нам нужен этот тотальный видеоконтроль? – сказала Венера Хакимова, сотрудница рекламной газеты из Ташкента. – Лично мне не нужны камеры по всему городу, как в Китае».

Даже те, кто хотел бы, чтобы улицы стали безопаснее, относятся к данной инициативе с подозрением.

«Возможно, технология распознавания лиц и полезна с точки зрения безопасности, но это нарушение гражданских свобод и свободы передвижения людей, – сказал специалист по маркетингу Нодир Махмудов. – Эта технология может быть полезной ГАИ, в аэропортах и на вокзалах, но она не нужна в общественных местах в городе».

Таджикистан: куда передаются данные?

Отношения с Huawei у Таджикистана начались немного раньше. В 2013 году правительство заключило сделку на $22 млн на установку сотен камер видеонаблюдения и дорожных камер в столице страны – Душанбе.

Водители не любят дорожные камеры, но факт остается фактом – дороги стали безопаснее. Чиновники довольны тем, что, благодаря нововведению, в госказну поступили огромные суммы штрафов – около $14 млн только в прошлом году.

В июне Фуркат Шоимардонов, представитель проекта «Безопасный город» в Душанбе, рассказал о предстоящей модернизации системы, в результате которой камеры в аэропорту, на железнодорожном вокзале, в торговых центрах, на базарах, в парках и других популярных местах будут способны распознавать лица.

Шоимардонов сообщил Радио «Озоди» (таджикская служба RFE/RL), что основная цель этой технологии – борьба с преступностью.

«Если камера установит, что гражданин внешне на 25% похож на разыскиваемое лицо, информация сразу же поступит в наш центр», – сказал Шоимардонов «Озоди».

В Таджикистане, как и в любой стране, происходят мелкие и серьезные преступления. Но тюрьмы страны также забиты сотнями людей, осужденных по обвинению в членстве в запрещенной оппозиционной политической партии и за предполагаемую чрезмерную религиозность.

Заявления о борьбе с преступностью вызывают раздражение у граждан на улицах Душанбе, где по ночам в нарушение всех правил на огромной скорости в дорогих импортных автомобилях носятся сыновья высокопоставленных чиновников.

«Весь искусственный интеллект автоматически отключается, когда сынок какого-то чиновника делает что-то не так», – сказал Eurasianet.org 30-летний житель Душанбе Фарух Хамроев.

Жителей Таджикистана настойчиво принуждают получать новые биометрические документы, удостоверяющие личность. В феврале правительство объявило, что всем, у кого есть телефонная SIM-карта, необходимо пройти перерегистрацию с новым типом удостоверения личности, где отражены не только имя и адрес гражданина, но также отпечатки пальцев и группа крови.

Huawei не раскрывает, хранятся ли в его системе вышеупомянутые личные данные. Но некоторые люди подозревают, что да, и беспокоятся о возможных последствиях. В конце концов, Синьцзян находится по соседству, а длина границы с Таджикистаном составляет 477 километров.

«Если так дальше пойдет, то судьба таджикских мусульман будет такой же, как и уйгуров в Китае, – сказала 50-летняя Бадахшон Халифаева. – Им приходится на каждом шагу предъявлять свои удостоверения личности. Вероятно, поэтому они собирают у всех отпечатки пальцев и заставляют получать новые паспорта».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться