Сгорающее поколение. Как нынешние 40-летние сами разрушают свои карьеры и жизни

Автор -
719

    Общий синдром нынешних 40-летних топ-менеджеров — тотальная скука при внешнем благополучии. Карьерный консультант и амбассадор Forbes Ontology 12 Анна Рыжкова — о системе тренировок, с помощью которых можно действительно начать следующую жизнь.

    Есть хорошая поговорка: чтобы уехать из Бруклина, такси надо заказывать в Бруклин. Она о том, что первый шаг на пути решения проблемы – ее признание. Про кризис среднего возраста знают все: к нему полагается красный спортивный автомобиль, роман с 20-летней секретаршей, инструктором йоги или танго, развод. Огромное количество печальных, бессмысленных разрушений.

    Сжигаются прочные, строящиеся годами мосты, разбиваются вдребезги успешные карьеры, совершаются резкие и не очень эффективные скачки в разные стороны, тратятся тонны денег. Когда проблема не осознается как профессиональная, а причина внутреннего дискомфорта не понятна – разрушительной волной сносит вполне жизнеспособные и, казалось бы, устойчивые семейные связи, вот вам волна разводов в 40+. К джентльменскому набору добавились марафоны — тоже вид «эксейпа». И даже программы executive MBA — куда идут скорее за таблеткой от кризиса. Когда такой вот, уже попробовавший разные пути успешный и взрослый человек приходит на карьерную консультацию, запрос у него сформулирован очень туманно, он вообще не понимает, что происходит.

    «Со мной что-то не так, — говорит, немного смущаясь, Виктор Б., (владелец больших серьезных пароходов). 20 лет я строил этот бизнес, начал с самого низа, работал как сумасшедший. Я вообще считаю — только так и можно чего-то добиться, вкладывая все силы и энергию. Но последние год со мной происходит что-то странное: я практически заставляю себя заниматься делами, мне все это стало не интересно».

    Профи-долгожители

    Почему профессиональный кризис 40+ такая скрытая от глаз история? А все просто: мы первое поколение, которое с ним столкнулось. Наши родители в 40-45 уже ощущали себя несовременными и никому профессионально не интересными. Мы первые, кто получил пару десятков лет к средней продолжительности жизни — а соответственно, к длительности карьеры. Мы первые, кто в середине жизни все еще чувствует в себе силу и решимость совершать активные телодвижения – переехать в другую страну или освоить новую профессию. Мы первые, кто в 40-45 воспринимает себя молодыми, и отсюда, из собственного ощущения молодости выстраивает свои отношения с детьми и родителями, с карьерой и будущим. Мы вообще первые, кто в 45 смотрит вперед, а не назад.

    Вот мой клиент Анна, сейчас генеральный директор сети аптек: «В 39 я родила второго сына, в 43 снова вышла на работу и поняла – я хочу делать совершенно другие вещи. И тогда я начала все сначала: влезла с головой в этот бизнес, во всем разобралась, научилась многим вещам, о которых я раньше и помыслить не могла. Иногда мне было страшно и все вокруг говорили – ну что ты такое придумала на старости лет! Но мой секрет, моя поддержка была в том, что я категорически не чувствовала себя старой! Да я могла дать фору каждому из 30-летних сотрудников, которых нанимала! В этом году мне исполнится 50, и я продолжаю чувствовать себя так же».

    Однако, когда наш профессиональный путь получает большую продолжительность, как следствие — большую вариативность и свободу, мы неизбежно сталкиваемся с большим количеством новых сложностей.

    Сгорел на работе

    Почему кризис приходит именно в 40? Примерно к 40 накопительный эффект эмоционального выгорания больно бьет нас по голове. Топ-3 самых токсичных фактора, которые гарантированно приведут вас в тупик.

    Внешняя мотивация. Чем бы вы не занимались, на какой бы социальной ступени не стояли, насколько творческой была или не была ваша работа – все это не важно. Гораздо важнее, какая мотивация движет вами в профессии: внешняя, — когда мы растем, исходя из потребности кому-то что-то доказать, или внутренняя, — когда мы работаем нашу работу, получая искреннее удовольствие в процессе. Двигаясь из внешней мотивации, мы можем быть очень эффективны, но рано или поздно потеряем интерес.

    «Когда я переехал в Англию, мне было 30, — рассказывает Александр, управляющий финтех-стартапа в Англии. — Англичане — непревзойденные снобы, и этот рынок у них был весь попилен уже лет как двести. Но мне хотелось вернуться домой и сказать: а у меня все равно получилось! Да, многие не выдерживают такой сумасшедшей конкуренции, такого давления со стороны местных, вечной, что делаешь что-то не так и все знают, что именно, а ты – нет, потому что не родился, не учился, не нейтив. А я — я всего добился! И сейчас мое имя кое-что значит, и те кто раньше презрительно кривились – с уважением пожимают руку. Но только почему-то это совершенно не вдохновляет. Как будто вместе с осуществлением мечты из меня вышла вся энергия, я чувствую себя пустым».

    Пусть слабости останутся слабостями. Мы несовершенны. Что-то внутри нас развито сильнее, что-то слабее. Большая ошибка — выбирать тот вид деятельности, который «подтянет» наши слабые места. Если в личном развитии полезно выходить из зоны комфорта, то в профессиональном — не надо: именно сильные стороны двигают наш успех. Заставляя себя делать то, что для нас трудно (не люблю математику, но пойду в бухгалтеры) — мы добиваемся только одного результата: каждый день в нас растет сопротивление, отравляющее удовольствие ежедневного труда и лишающее возможности быть счастливым в своей работе.

    Подходит ли мне моя старая жизнь? Как часто мы задаем себе вопрос — люблю ли я то, что делаю? Что мне это дает, кроме денег? Мы растем, наполняемся новыми смыслами — занимаясь при этом тем же делом, что и в начале пути. С нашим делом все в порядке, и с нами тоже все в порядке — просто вместе мы уже не существуем, иногда вырастая из этого первоначального дела, как из детских штанишек. Необходимо иметь очень крепкую связь с самим собой, постоянно проверять — как то, что мы делаем соотносится с нами, современными нами. Для этого как раз нужны коучи, менторы и/или психологи: увидеть нового себя проще в этом диалоге.

    Еще не поздно пить боржоми

    «Сколько я себя помню, я двигался с места на место по рекомендации, — рассказывает мне еще один клиент, Сергей, управляющий директор банка. — Но несколько лет назад я заметил, что звать перестали. И если вдруг сегодня придется искать новое место, я буду делать это совершенно « в холодную» и я вообще не понимаю, как, с чего начинать, я не умею и не хочу уметь вот эту всю коммуникацию с поиском работы!».

    Вот представьте себе: десять лет самого своего продуктивного (как считается) времени вы работали в какой-то одной области. Мало переходили с места на место, а просто двигались вперед (вверх, в параллельной плоскости) в рамках одной компании, одного рынка. И тут вдруг вам 40. Вы выглядываете из своей комфортной, уютной профессиональной ниши и понимаете, что там – совершенно неизвестный, непонятный, и, от этого, не безопасный мир. Если вопрос профессиональных изменений перед вами стоит скорее теоретически, сама возможность изменений вызывает страх. А если оставаться в старой точке невозможно и необходимость менять работу встает в полный рост, это уже не страх, а парализующий ужас и прямой путь в депрессию. Такое ощущение неправильно или зря прожитых лет сопровождает кризис 40 лет.

    Во-первых, давайте не забывать: то, чего мы добиваемся к 40 годам — бесценно. Наш опыт, наше понимание среды, способность обрабатывать информацию, знания, вшитые на подкорку – все это навсегда остается с нами, даже если внешний мир меняется сокрушительным образом. Эти наши приобретения много стоят и будут востребованы в любом новом контексте. Не надо нести их на помойку, не надо думать, что если мы не знаем каких-то новых технологий, не имеем каких-то востребованных сегодняшним рынком навыков — все пропало.

    Думайте из плюсов, а не из минусов, начинайте решать проблему, подсчитывая приобретения, а не убытки. И скажу вам, во-вторых, как рекрутер: на сегодняшнем трудовом рынке, огромная нехватка именно таких, как мы — умных, опытных, смотрящих шире и глубже — сорокалетних. Это они закрывают управляющие позиции, это они выруливают самые сложные проекты, это они приходят и совершают невозможное — их ждет сегодняшний работодатель.

    Почему в таком случае объявления на сайтах по трудоустройству все еще пестрят ограничениями по возрасту «не старше…». Потому что, увы, не каждый работодатель настолько продвинут. Не забывайте – мы первые. Так что да, потребуется время, пока рынок труда поменяется, адаптируясь под осознание: поколения Х,Y,Z и так далее – не решение всех проблем.

    Что нужно понять, переживая кризис 40-летия

    • Самое важное: остановиться и остаться. Никуда не бежать, ничего не ломать, сделать паузу. Осмотреться вокруг.

    • Понять про себя: о чем вы сегодня? Что для вас самое важное, что делает вас счастливым?

    • Понять про завтра: каким вы видите себя через 10 лет? А через 15? Вот вы, допустим, бросили к черту все и, по следам известного римского императора, растите капусту в пригороде – 10 лет растите. Все еще нравится? Будете еще 10?

    • Прикинуть: а все ли у вас есть, то что нужно, чтобы прийти туда, куда хочется? Уточнить – что сегодня нужно рынку. Каких навыков вам не хватает? Чего ожидает от вас работодатель?

    Как действовать?

    Чтобы хорошо слышать себя, идеальный вариант — собрать свое лего из развивающих практик и использовать их постоянно, в формате ежедневной интеллектуальной гигиены. Вырастить привычку к внутреннему личностному росту, переместить туда фокус внимания, выделить время и ресурс, признать: сегодня это часть понятия профессионализма. И это тенденция надолго, которая не сойдет на нет со следующим поколением — мир изменился безвозвратно.

    Меняйтесь и вы — не обязательно на будущее, в текущем здесь и сейчас у вас также огромные возможности. Присмотритесь к образовательным проектам в области саморазвития, читайте, слушайте лекции. Развивайте в себе недостающие навыки: коммуникации и самопрезентации, в первую очередь (это не больно и этому учат).

    Как можно больше ходите на собеседования. Шевелитесь! Раз за разом, после каждой встречи вы будете получать все более полную картину. Отвалятся иллюзии, вы познакомитесь с современным собой, поймете, где что нужно подтянуть, чему научиться. Пройдет немного времени, и ваше понимание будущего сложится во что-то цельное и вот тогда и начнется настоящая работа — вместо условного «красного феррари». Работа, которую мы, 40-летние, так хорошо умеем делать: мы начнем все сначала.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться