Конституционная палата рассмотрела обращение ОАО «Бишкеккурулуш». Что она решила?

Автор -

    Конституционная палата рассмотрела дело о проверке конституционности части 3 статьи 333 Кодекса о нарушениях в связи с обращениями Жорокулова М.М., Тишининой К.Л., Джаныкуловой Б.Т., ОАО Производственно-строительная фирма «Бишкеккурулуш», и признала оспариваемую норму противоречащей пунктам 3, 8 части 5 статьи 20, части 1 статьи 40 Конституции, предусматривающих недопустимость ограничений прав на судебную защиту и на пересмотр дела вышестоящим судом. При этом, Конституционная палата не выявила несоответствие оспариваемой нормы части 3 статьи 16, частям 1, 3 статьи 96 Конституции, регламентирующих вопросы равенства всех перед законом и судом, полномочий Верховного суда по пересмотру дел и окончательности ее актов.

    Конституционная палата в своем решении отметила, что согласно части 1 статьи 332 Кодекса о нарушениях постановление уполномоченного органа по делу о нарушении может быть обжаловано лицом, привлеченным к ответственности за нарушение, потерпевшим, а также их законным представителем в районный (городской) суд. При этом часть 3 статьи 333 Кодекса устанавливает окончательность решения районного (городского) суда, принятое по жалобе на постановление по делу о нарушении.

    Понятие окончательности, использованное законодателем в оспариваемой норме, означает, что решение суда вступает в силу и подлежит исполнению немедленно после вынесения, а обжалование этого решения и, следовательно, обязательность проверки по жалобе заинтересованного лица его законности и обоснованности, как и возможность приостановления его исполнения исключены.

    При проверке законности решения уполномоченного органа по наложению взыскания суд, согласно статье 334 Кодекса Кыргызской Республики о нарушениях, обязан применить правила, предусмотренные главой 44 Кодекса, то есть с привлечением всех лиц, участвовавших в производстве о нарушении. Таким образом, суд, осуществляя проверку законности действия уполномоченного органа с привлечением всех сторон и иных лиц, наделен правом полноценной проверки. Однако такая процедура судебного контроля не гарантирует стороны от возможной судебной ошибки при оценке законности акта уполномоченного органа о наложении взыскания.

    Безусловно, судебная проверка в рамках судебного контроля акта уполномоченного органа по наложению взыскания за совершенное правонарушение по жалобе лица, привлеченного к ответственности, потерпевшего, а также их законных представителей ограничивается только проверкой законности действий (бездействий) и решений уполномоченного органа, без вмешательства в их оперативную деятельность.

    Но следует отметить, что судебному контролю, которая обладает достаточно узким набором средств и методов контрольной деятельности, как и в целом правосудию, присуща такая же цель, как обеспечение охраны прав и законных интересов физических и юридических лиц, то есть частного интереса и исключения ошибок со стороны уполномоченных органов.

    В этой связи, право на обжалование судебного решения – это элемент права на судебную защиту, определяющий возможность для управомоченного субъекта, руководствуясь законными основаниями, обратиться в установленные сроки в определенную законом судебную инстанцию, во-первых, с целью достижения справедливой, компетентной, полной и эффективной судебной защиты, во-вторых, для достижения объективной истины, вынесения истинного, справедливого, законного и обоснованного решения.

    Право на судебную защиту предполагает охрану прав и законных интересов гражданина не только от произвола законодательной и исполнительной власти, но и от ошибочных решений суда. При этом эффективной гарантией такой защиты является и сама возможность пересмотра дела вышестоящим судом, которая в тех или иных формах, с учетом особенностей каждого вида судопроизводства, должна быть обеспечена государством.

    Полностью исключить более или менее существенные погрешности в работе суда первой инстанции практически невозможно, в связи с чем, судопроизводство и регулирующее его процессуальное право не могут обойтись без специальной процедуры устранения судебных ошибок.

    К таким правовым инструментам относятся право на обращение в суды проверочных инстанций: апелляционную и кассационную инстанции, в целях проверки в установленных законом процедурах вышестоящими судами законности и обоснованности решений, вынесенных нижестоящими судебными инстанциями, для исправления допущенных судами ошибок.

    Следовательно, нормы, предусматривающие особенности судопроизводства по Кодексу Кыргызской Республики о нарушениях, также не могут противоречить общим принципам права, умалять конституционные гарантии достоинства личности и не должны ограничивать право каждого на судебную защиту, в том числе на защиту от судебной ошибки при осуществлении судебного контроля по проверке законности действий уполномоченного органа, наделенного правом наложения взыскания.

    Изложенное означает, что физические и юридические лица не могут подвергаться такому регулятивному воздействию, которое бы ограничивало само существо права на судебную защиту.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться