Чолпон Джакупова: Члены Госкомиссии по события в селе Кой-Таш лезут в дела следствия

Автор -
2852

«Члены госкомиссии [по событиям в селе Кой-Таш 7-8 августа] лезут в дела следствия: кто, где стоял, как отстреливал. А зачем тогда следствие нужно?» — заявила в комментариях телеканал «Апрель» учредитель и директор ОФ «Правовая клиника «Адилет» Чолпон Джакупова, комментируя заседание госкомиссии по изучению ситуации в селе Кой-Тай 7-8 августа, которое прошло сегодня.

— Есть следствие и тайна следствия. Госкомиссия должна отвечать на другие вопросы – по полномочиям — она должна такие вопросы выяснять. А они лезут в материалы следствия. И по тому, что я сейчас слышу, никто не может дать нормальные ответы. Начальник следственного управления говорит: «Это у нас в работе, расследовании». А как тогда госкомиссии быть? Правильно, потому что следствие идет.

— То есть они занимаются тем, что не входит в их полномочия?

— У нас вообще нет положения о госкомиссии. Их работа не регламентирована ничем. Они должны были вначале поставить задачу, какая задача стоит перед госкомиссией.

Первое, какая задача стоит перед госкомиссией? Второе, я не понимаю… Есть конституционные контрольные полномочия у Жогорку Кенеша. Госкомиссия создается распоряжением премьера Абылгазиева. Во главе госкомиссии стоит куратор по силовому блоку. Но это же прямой конфликт интересов!

Думаю, по логике вещей, госкомиссия, не вмешиваясь в дела следствия, должна установить вопрос правомочности действий каждого института власти, который был задействован. То есть — МВД правильно делало или неправильно, почему «Альфа» и так далее. Они должны были ответить на ключевые политические вопросы, а они начинают задавать вопросы, которые касаются, кто, где стоял, во сколько пришел и так далее. Это следствие устанавливает, это не работа госкомиссии. Те, кто туда приходят, например, Абдиль Сегизбаев, они вправе вообще не прийти и не отвечать на вопросы госкомиссии. Они кто?

— Получается, что выводы госкомиссии также будут неправомочны?

— Я не могу этого сказать, потому что я не видела. И оценку работы госкомиссии я тоже давать не могу, потому что я не видела ее результатов. Но я смотрю, какие вопросы они задают, и у меня невольно возникает вопрос: «Они видят разницу между следствием и работой госкомиссии?» Вопросы, которые они задают, задаются следователями. Это следствие ведется так. У следователя, при этом, есть полномочия допрашивать людей, а у госкомиссии есть такие полномочия? У госкомиссии есть полномочия допрашивать руководителей госинститутов. Вот это они могут делать, а вызывать и допрашивать частных, физических лиц… Где это написано?

Напомним, госкомиссия по изучению ситуации, сложившейся в селе Кой-Таш 7-8 августа, образована 29 августа. Ее задача — в течение месяца изучить вопрос и подготовить заключение для последующего информирования Жогорку Кенеша.

В состав комиссии вошли вице-премьер-министр Жениш Разаков, депутаты парламента, представители правительства, общественные деятели и эксперты.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться