Снятие неприкосновенности с Атамбаева. Ходатайство адвоката Нурбека Токтакунова

Автор -

    Адвокат Нурбек Токтакунова обратился с ходатайством в Конституционную палату Верховного суда Кыргызстана, пишет «Апрель». Ранее с ходатайством в КП обратились и члены Политсовета СДПК.

    Приводим полный текст документа:

    Ходатайство о признании неконституционными и противоречащими  асти 5 статьи 6 Конституции Кыргызской Республики статьи 2 Закона Кыргызской Республики «О внесении изменений в Кыргызской Республики «О гарантиях деятельности Президента Кыргызской Республики» от 15 мая 2019 года №61.

    Основанием для обращения в Конституционную палату Верховного суда Кыргызской Республики является обнаружившаяся неопределенность в конституционности статьи 2 Закона Кыргызской Республики «О внесении изменений в Закон Кыргызской Республики «О гарантиях деятельности Президента Кыргызской Республики» от 15 мая 2019 года №61.

    Закон Кыргызской Республики «О внесении изменений в Закон Кыргызской Республики «О гарантиях деятельности Президента Кыргызской Республики» от 15 мая 2019 года №61 (далее – Закон), принят Жогорку Кенешем Кыргызской Республики 4 апреля 2019 года, опубликован в газете «Эркин Тоо» от 17 мая 2019 года №40, внесен в Государственный реестр нормативных правовых актов Кыргызской Республики и является действующим.

    Предметом обращения является статья 2 данного Закона следующего содержания: «Положения пункта 9 статьи 1 настоящего Закона применяются на правовые отношения, возникшие с 23 октября 2007 года”. Упомянутый пункт 9 статьи 1 Закона устанавливает положения о неприкосновенности президента, в том числе процедуры ее лишения.

    Статья 2 данного Закона противоречит части 5 статьи 6 Конституции Кыргызской Республики, гласящей, что «закон или нормативный правовой акт, устанавливающий новые обязанности либо отягчающий ответственность, обратной силы не имеет».

    Таким образом, законодатель придал обратную силу закону в части процедуры лишения неприкосновенности экс-президента Кыргызской Республики. По общему правилу новый закон не распространяет свое действие на события в прошлом. Это служит целям обеспечения стабильности правоотношений в обществе. Уверенность людей в устойчивости законодательства выстраивают общественные отношения, ориентированные на закон. Произвольное изменение правил, распространяющих свое действие на прошлое, напротив, способствует распространению в обществе неверия в законы и ослабляет правовое поле. Придание закону обратной силы возможно только в случаях, когда он улучшает положение лиц, смягчает или отменяет юридическую ответственность.

    До внесения последних изменений в Закон КР «О гарантиях деятельности Президента КР» экс- имел абсолютную неприкосновенность за деяния, совершенные им в период своего президентства. Надо отметить, что изменения были внесены на основании Решения Конституционной палаты ВС от 3 октября 2018 года, признавшей закон неконституционным в мере, в какой он не предусматривает процедуру привлечения к ответственности экс-президента Кыргызской Республики за деяния, совершенные им в период президентства.

    В соответствии с частью 9 статьи 97 Конституции установление Конституционной палатой Верховного суда неконституционности законов или их положений отменяет их действие на территории Кыргызской Республики, а также отменяет действие других нормативных правовых актов, основанных на законах или их положениях, признанных неконституционными, за исключением судебных актов.

    В соответствии с постановлением Конституционной палаты от 13 января 2014 года: «Юридическим последствием решения Конституционной палаты о признании неконституционным положений нормативного правового акта является отмена их действия с момента провозглашения решения Конституционной палаты. Это означает, что такие нормативные положения не подлежат применению в будущем…

    Придание обратной силы решению Конституционной палаты в правоприменительной деятельности государственных органов, за исключением судебных актов, противоречило бы целям обеспечения стабильности правоотношений в той или иной области. Решение Конституционной палаты не должно рассматриваться как средство блокирования нормативного регулирования, реализованного до вступления решения Конституционной палаты в силу».

    Соответственно, закон, устанавливающий процедуру снятия неприкосновенности с экс-президента Кыргызской Республики, не должен иметь обратной силы. Однако оспариваемой статьей законодатель придает ей обратную силу, вводя ее в действие с 23 октября 2007 года. Тем самым для экс-президента возникли новые обязанности, в частности, обязанность являться по вызову к следователю и в суд, давать показания, что может стать причиной возникновения ответственности, которой при прежнем законе у него и не возникло бы. Признавая огромное общественно-политическое значение ликвидации абсолютной неприкосновенности экс-президента и восстановления принципа равенства граждан перед законом, не менее важно, не допустить нарушения принципа действия обратной силы закона, обеспечивающего стабильность общественных правоотношений, устойчивость правового поля, в том числе, «правил» политической борьбы. Придание обратной силы норме о снятии неприкосновенности с экс-президента несет серьезные демократическим интересам по следующим основаниям:

    Как это указано в решении Конституционной палаты от 3 октября 2018 года: «В условиях демократического государства, имеющего свойство легитимной смены власти путем выборов, а также учитывая ограничение в виде запрета на избрание одного и того же лица Президентом дважды, правовой экс-президента является важнейшим правостимулирующим средством, побуждающим положительную мотивацию к соответствующему поведению, способному обеспечить эффективное и независимое от внешних факторов выполнение возложенных на него функций во исполнения обязанностей и имеет ретроспективное значение».

    В результате придания законодателем обратной силы закону, впервые установившей процедуры лишения неприкосновенности экс-президента, действующий президент логично предполагает, что и ныне действующей неприкосновенности экс-президента практически не существует. После сложения его полномочий и при определенном раскладе политических сил, его политические оппоненты вполне могут вовсе отменить правовой иммунитет экс-президента с приданием этому закону обратной силы. После чего, с целью политической расправы, подвергнуть уголовному преследованию на общих основаниях. Фактическое отсутствие правостимулирующего средства в виде иммунитета, побуждающего к эффективному и независимому от внешних факторов выполнению возложенных на него функций, создает реальную угрозу интересам демократической сменяемости власти. В условиях неустойчивости закона и нестабильности правоотношений, лучшим «иммунитетом» для действующего президента после окончания его полномочий будет сохранение власти, нежели сложение полномочий в соответствии с Конституцией.

    На основании вышеизложенного, руководствуясь частью 7 статьи 97 Конституции, просим: признать статью 2 Закона Кыргызской Республики «О внесении изменений в Закон Кыргызской Республики «О гарантиях деятельности Президента Кыргызской Республики» от 15 мая 2019 года №61, неконституционной и противоречащей части 5 статьи 6 Конституции Кыргызской Республики.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться