Часто задают вопрос: мог ли Кыргызстан в 1991 году пойти по другому пути развития? При этом, чаще всего упоминается китайский путь. И в самом деле: начав 40 лет назад в стартовых условиях намного хуже наших, сейчас Китай — среди мировых лидеров. Как это произошло? Что происходит сейчас?

Путь наверх

Востоковедам известен такой исторический факт. В 1901 году, после подавления в Китае восстания ихэтуаней, на переговорах в Пекине английский дипломат сказал китайскому министру иностранных дел: «Зачем вы с нами спорите, ведь вы фактически побежденная страна?». На это китаец ответил: «Давайте вернемся к этому разговору через 100 лет?».

Китайский министр оказался пророком: нынешний Китай за это время рванул далеко вперёд. Сейчас он уже оставил далеко позади себя практически все страны, участвовавшие тогда в подавлении иэхтуаней. А это — Англия, Германия, Франция, Италия, Австрия (тогда — Австро-Венгрия), Япония и Россия. Так же участвовавшим в подавлении того восстания США, Китай является признанным главным и серьезным конкурентом.

История прорыва Китая известна достаточно хорошо — так называемая «политика четырёх модернизаций» (промышленности, сельского хозяйства, науки и обороны), которую объявил в 1978 году лидер КНР Дэн Сяопин.

Именно тогда Дэн и изрек свое знаменитое: «Неважно, какого цвета кошка — белая или черная. Если она ловит мышей — это хорошая кошка». Изначально Дэн Сяопин дал понять: реформы должны вести к росту производства, повышению жизненного уровня народа и умножению совокупной мощи государства.

В марте 1992 года на пленарном заседании Политбюро ЦК КПК Дэн Сяопин сказал: «Не стоит сковывать себя идеологическими и практическими абстрактными спорами о том, какое имя все это носит — социализм или капитализм».

Опыт Китая учит: для того, чтобы обеспечить прорыв, не обязательно менять государственный строй: достаточно использовать положительный опыт тех же капиталистов для улучшения того, что есть.

Не так давно стал известен разговор Михаила Горбачева и Дэн Сяопина, состоявшийся 16 мая 1989 года во время визита советского лидера в КНР.

Когда зашел разговор о реформах в СССР и Китае, Горбачев сказал:

— Вы начали преобразования с экономики, а мы – с политики, но в итоге придем к одному результату.

Дэн Сяопин возразил:

— Мы придем к разным результатам.

Судя по дальнейшему, Дэн Сяопин лучше Горбачева понимал, что экономика — фундамент государства, а политика — всего лишь крыша. Кыргызстан, пойди в СССР реформы по китайскому варианту, вряд ли стал бы таким, каким он является сейчас. Да, могут сказать (и говорят), что история не признает сослагательного наклонения. Мы же считаем иначе: сослагательного наклонения не признают те, кому лень думать…

Если же говорить о более близких нам временах, то еще в 2000-е годы главной причиной медленного продвижение брендов Китая западные специалисты считали недостаточное внимание их развитию.

Но потом все изменилось. Например, в 2006 году в рейтинге 100 самых дорогих брендов, по версии известной британской рекламной компании WPP — базы данных по брендам BrandZ — значилась только одна китайская компания — China Mobile. Но уже в 2010 году в аналогичный рейтинг попало 7 китайских брендов, а в 2018 году — 17. В текущем году их, правда, стало на 2 меньше. Но зато те бренды остались в ТОП-500 крупнейших мировых брендов, китайских среди которых — 29. В первую десятку ТОП-100 брендов 2019 года попали китайские Интернет-магазин Alibaba и IT-холдинг Tencent — 7 и 8 места соответственно.

Более того: в феврале прошлого года BrandZ выпустила отчет о 50 самых известных брендах Китая, известных за пределами КНР. Первая тройка в этом списке — крупнейший в мире производитель персональных компьютеров Lenovo, телекоммуникационная компания Huawei (второй по величине производитель смартфонов в мире), платформа электронной коммерции Alibaba. На четвертой позиции — компания-производитель мобильных игр Elex, а на пятом — Xiaomi, которая производит не только смартфоны, но и большой ассортимент бытовой техники. Интересный факт: наиболее лояльные к продуктам китайских компаний потребители живут в Великобритании — их там насчитывается 72%, согласно опросам…

Взять, например, Lenovo. Компания, как мы знаем, выпускает смартфоны, компьютеры, смарт-телевизоры и планшеты. В 2005 году Lenovo купила подразделение IBM по производству персональных компьютеров. Еще через 9 лет компания купила у Google Motorola Mobility — компанию по выпуску мобильных устройств и разработке программ для «Андроида». Таким образом, Lenovo настолько сильно удалось расширить свое присутствие на Западе, что сегодня больше 70% ее доходов поступает из-за рубежа.

Huawei пошла еще дальше. Есть в Африке самое многонаселенное государство — Нигерия: 199 миллионов 805 тысяч 437 человек. За последние 15 лет Huawei проложила там более 7 000 километров магистральных линий связи и установила более 18 000 базовых станций мобильной связи. Теперь там сотовая связь доступна 98% местного населения, а тарифы за 10 лет снизились более чем на 90% от того уровня, который был тогда.

Стратегия процветания

С теми компаниями, которые значатся в том же рейтинге, тоже много интересного. Компания Haier производит бытовую технику, которую продает везде. В том числе — в Кыргызстане. Начинала она, как завод по производству холодильников. Их качество было крайне низким. Новый генеральный директор завода Чжан Жуйминь качество продукции поставил во главу угла.

Там была не столько интересная, сколько поучительная история. В 1985 году один из покупателей вернул сломанный холодильник на завод и предъявил его Чжану. Тогда Чжан провел покупателя по всему складскому запасу из 400 холодильников в поисках подходящей замены. Выяснилось, что брак составляет 20% всех агрегатов.

Тогда Чжан отобрал 76 сломанных холодильников, выстроил их в ряд на полу завода, раздал рабочим кувалды и приказал расколотить холодильники. Ну а поскольку стоимость холодильника в то время составляла около двух годовых зарплат рабочего, никто не решался ударить первым.

Историки сообщают далее: «Когда рабочим нужно было разрушить холодильники, Чжан произнёс речь по смыслу схожую с булгаковским «Свежесть бывает только одна — первая, она же и последняя». Чжан сказал: «Не существует A, B, C или D качества. Есть только качество приемлемое или неприемлемое». В общем, холодильники разнесли на куски.

Сейчас Haier выпускает 96 модельных рядов и 15 000 моделей продукции: LCD-телевизоры, плазменные панели, DVD-плееры, мобильные телефоны, ноутбуки, стиральные и посудомоечные машины, холодильники, микроволновые печи, кондиционеры и еще много чего.

Компания владеет 29 заводами в России, США, Европе, Новой Зеландии, Азии и Африке, а также 58 800 торговыми представительствами и около 12 тысяч центров послепродажного обслуживания, в которых трудятся 50 000 сотрудников по всему миру.

Оборот Haier в 2018 году составил 266 миллиардов юаней ($38,5 миллиарда), она включает 10 научно-исследовательских центров, 25 промышленных зон, 122 завода и 106 маркетинговых центров. Кстати, первый в мире полностью беспроводной LCD телевизор представила на публике в 2010 году именно Haier.

Вообще говоря о высоких технологиях, нельзя обойти вниманием китайские бренды  DJI и Hikvision. Первая производит гражданские «беспилотники» — знаменитые Elves, вторая — системы видеонаблюдения. В отличие от большинства гражданских БПЛА, Elves не нуждается в сборке из коробки, и легко управляется с помощью пульта дистанционного управления и смартфона. Это значительно снижает технический порог и стоимость аэрофотосъемки.

Некоторые институты исследования рынка считают, что доля DJI на мировом рынке гражданских «беспилотников» близка к 70%. В самой компании подсчитали, что около 80% продаж в DJI осуществляются на зарубежных рынках, особенно в Северной Америке и Европе. Что характерно, самая последняя версия «прошивки» БПЛА Elves запрещает этому «беспилотнику» перелет через границы. То есть, перегонять с его помощью контрабанду злоумышленники не смогут — как бы им этого не хотелось.

Ну а системы Hikvision уже три года подряд находятся на первом месте в рейтинге Security 50, ежегодно выпускаемым авторитетным среди профессионалов в области безопасности журналом A&S Magazine.

Вне Китая компания представлена в Лос-Анджелесе (работая на все США), Амстердаме (работая на всю Европу), Дубае (весь Ближний Восток); а также официальные представительства в Индии, России, Казахстане и Узбекистане.

Но апофеозом для брендов Китая стал Чемпионат мира по футболу прошлого года в России. Руководитель офиса коммуникационно-консалтинговой группы iMARS China в Пекине Александр Казюхин писал:

«К началу мундиаля 7 компаний из Китая получили официальные статусы FIFA рамках трехуровневой системы спонсорства. Партнером FIFA наряду с Adidas, Coca-Cola, Gazprom, Hyundai, Qatar Airways и Visa стала китайская многопрофильная корпорация Dalian Wanda Group. Статус спонсора получили китайские компании Vivo (смартфоны), Hisense (бытовая электроника) и Mengniu Group (молочная продукция). Региональными партнерами стали Diking (деловая одежда), Luci (технологии виртуальной реальности) и Yadea (электрические скутеры)».

Например, телевизоры Hisense стали официальными телевизорами соревнований, а компания получила доступ обширным маркетинговым возможностям FIFA…

Обо всем этом можно рассказывать бесконечно. Вообще ситуация с китайскими брендами, в целом, показывает: процветание любого государства зависит не только от поставленных перед обществом правильных целей, но и умения достигать их реальной работой. Это может получиться у всех — даже у Кыргызстана, что бы в адрес нашей республики ни говорили скептики. Но пока получается только у Китая.

Дамир Эркинбаев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться