Конституционная палата признала законным лишение Атамбаева неприкосновенности. Что это значит для страны?

24 октября Конституционная палата Верховного суда вынесла решение по заявлению адвокатов бывшего президента Алмазбека Атамбаева, признав лишение его неприкосновенности законным и не противоречащим Конституции. Судьи Верховного суда также признали законным запрет на политическую деятельность для экс-президентов. Решение Конституционной палаты не подлежит обжалованию. О том, какое значение этот прецедент имеет для политического поля Кыргызстана – в нашем материале.

Говоря простым языком, КП фактически расписалась в том, что закон имеет обратную силу, с оговоркой – в некоторых случаях. После оглашения решения пресс-служба КП выпустила релиз с объяснением позиции судей по этому вопросу. Основная мысль документа сводится к тому, что, во-первых, президент, в силу своей должности и полномочий – лицо исключительное, и приравнивать его к любому обычному гражданину страны с распространяющимися на него стандартными нормами права не следует.

Во-вторых, поправки, внесенные в «Закон о деятельности президента Кыргызской Республики», вступление которых в силу и позволило лишить Алмазбека Атамбаева неприкосновенности и статуса экс-президента, «не отягчают ответственность», а, следовательно, не имеют отношения к части 5 статьи 6 Конституции КР, на которую ссылались адвокаты Атамбаева.

Примечательно, что в самом релизе Алмазбек Атамбаев не упоминается ни разу, а используется только формулировка «экс-президент». Однако, о том, что поправки в закон принимались специально под Атамбаева, заговорили еще на этапе внесения их на рассмотрение в Жогорку Кенеш. Итак, почему все это важно? Чтобы ответить на вопрос, необходимо напомнить об обстоятельствах принятия закона «О внесении изменений в закон «О гарантиях деятельности президента КР».

О том, как именно сформулировать изменения в Конституции, которые должны «восстановить справедливость», депутаты спорили долго.

Один из первоначальных инициаторов поправок, депутат Исхак Масалиев, так и вовсе в процессе стал голосовать против них, поскольку на обсуждении формулировки и процедура лишения неприкосновенности значительно изменились сравнительно с предложенным самим Масалиевым вариантом.

Зерно справедливости в этой инициативе действительно было. В принятой 11 лет назад Конституции, по случайному ли недосмотру или по каким-то другим причинам, полностью отсутствовал один важный пункт касательно бывших президентов страны. А именно, главе государства, по истечении срока его полномочий, гарантировалась защита от возможных политических преследований – та самая неприкосновенность и официальный статус экс-президента. Но никак не предусматривалась ответственность за его деяния в случае, если глава страны уже перешел в статус экса.

Иначе говоря, действующего президента можно привлечь к ответственности, а экс-главу страны – нет. Объективная необходимость в изменении такой конституционной нормы действительно была. Вот только вспомнили о ней депутаты именно в тот момент, когда раскол между действующей властью, в лице Сооронбая Жээнбекова и его приближенных, и экс-президентом Атамбаевым перешел в открытую травлю и гонения на бывшего главу страны.

Так что, логичное предположение, что парламентарии вдруг взялись за изменения Конституции, чтобы впоследствии применить их в отношении Атамбаева, вполне объяснимо. Ряд независимых юристов уже тогда указывали на то, что принятие поправок, в любом случае, не может коснуться никого из нынешних экс-президентов, а это Алмазбек Атамбаев и Роза Отунбаева, поскольку закон обратной силы не имеет. И если с запретом «эксам» на политическую деятельность еще можно поспорить, сам механизм снятия неприкосновенности, в случаях серьезных обвинений, выдвинутых против бывшего главы страны, в будущем вполне может иметь место.

Однако время показало, что поправки все же принимались именно под Атамбаева. И вскоре после вступления в силу закона «О внесении изменений в закон «О гарантиях деятельности президента Кыргызской Республики», Атамбаеву и запретили политическую деятельность, вынудив его покинуть пост председателя СДПК, и лишили статуса экс-президента на основании довольно лениво и бездоказательно сформулированных против него обвинений.

Примечательно, что и запрет на политическую деятельность образовался крайне удобно в тот самый момент, когда руководимая Атамбаевым СДПК открыто выразила свою оппозиционность действующей власти. Власть в ответ просто решила ликвидировать оппозицию.

После того, как Жогорку Кенеш лихо провернул все необходимые для устранения с политической арены Атамбаева ходы, едва ли кто-то сомневался, что и Конституционная палата не пойдет против воли нынешней правящей верхушки. Как показательный эпизод можно отметить и тот факт, что отвод председателю Конституционной палаты Карыбеку Дуйшееву, заявленный адвокатами Атамбаева, был отклонен Верховным судом. Хотя имелись основания предполагать необъективность Дуйшеева при рассмотрении дела, поскольку он бывший советник брата президента Асылбека Жээнбекова.

При этом ходатайство юристов ЖК об отстранении от рассмотрения заместителя председателя палаты Эркинбека Мамырова судьи удовлетворили. На том только основании, что Мамыров ранее публично критиковал поправки в «Закон о гарантиях деятельности президента КР». Словом, исход процесса, очевидно, предрешен заранее.

В политическом и правовом поле Кыргызстана этот прецедент без колебаний можно назвать историческим. Поскольку, как бы ни отговаривалась КП в своем релизе, а Конституцию все же нарушили, исключительно в угоду правящей верхушке. Подобных коллизий не случалось даже при двух беглых президентах, хотя их режимы правления тоже были далеки от законности.

Привычка менять Основной закон страны под свои насущные интересы – едва ли нужно объяснять, почему – очень вредная привычка. Власть в стране не готова действовать в правовом поле, не готова бороться с оппонентами законными методами и в принципе терпеть наличие оппозиции. Кризис парламентаризма в очередной раз явил себя во всей красе. На сегодняшний день страна имеет абсолютно «карманный» парламент, заинтересованный, в лице своих полномочных представителей, в первую очередь в том, чтобы усидеть на депутатских местах. Поэтому ЖК готов принять и одобрить что угодно по указке президента и его ближайшего окружения.

Таким же образом откликается на политический заказ власти и судебная система, действуя по принципу «кого надо посадим, кого надо – оправдаем, и законы, если что, перепишем». В Кыргызстане уже фактически разрушены те институты, которые составляют основу государственности.

И уже можно предположить, что именно такое внутреннее устройство страны может оставить в качестве наследия от своего президентского срока Сооронбай Жээнбеков.

В КР сильно уже получает поддержку утверждение о том, что вновь воцарилась клановость, главный законодательный орган страны представляют подотчетные правящему клану коррумпированные олигархи, заинтересованные в лобби личных бизнес-интересов, а судебную систему – в той же мере зависимые от власти и коррумпированные судьи.

Более того, создан конкретный прецедент политического гонения, доказывающий, что статус-кво правящих элит в КР может устанавливаться насильственным и проведенным вне закона устранением конкурентов. Вот такой Кыргызстан оставит после себя действующий президент?

Даже если предположить самый оптимистичный расклад, что на смену Жээнбекову придет верный букве закона политик и талантливый управленец, строить что-то новое ему, вероятно, придется на уже сильно пошатнувшейся государственности. К сегодняшнему дню это уже все признаки указывают на возможность такой перспективы.

Асан Эралиев

Мнение автора не может отражать позицию редакции K-News.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться