Дело Икрама Илмиянова: доказательства следствия почти ничего не доказывают?

Автор -
353

На следующей неделе Икрам Илмиянов, бывший первый заместитель руководителя аппарата президента, выступит на судебном процессе с последним словом, после чего суд удалится для вынесения приговора.

Стоит отметить, что это человек был достаточно сильно демонизирован из-за близости к Атамбаеву и получил прозвище «Шопур» в народе. Многое строилось на домыслах и слухах, что в конце концов, Илмиянов стал почти самой влиятельной фигурой в политическом Олимпе в глазах общества.

Этому человеку даже приписывали то, что он был главным лобби при выдвижении нынешнего президента КР Сооронбая Жээнбекова кандидатом от СДПК во время президентских выборов 2017 года. Чуть было дело не дошло до утверждений, что Жээнбеков – ставленник Илмиянова. Но этот миф был разрушен после ареста Илмиянова.

Изначально, дело было странным, так как, в отличие от других громких и резонансных, оно мало освещалось в СМИ. Но тем не менее, дело дошло до суда и вызвало достаточно много вопросов, на которые пока трудно найти ответ.

Этот судебный процесс стал ярким показателем того, как в Кыргызстане слабо работает правоохранительная система. Но хотя доказательств вины и нет, предсказать приговор не берется никто.

Год назад Илмиянов был задержан. Спецслужбы КР нашли его в России, где проходила лечение его мать, и потребовали вернуться в Бишкек. И Илмиянов согласился. Именно согласился, поскольку в ином случае пришлось бы включать официальную процедуру экстрадиции. А если бы он себя объявил политическим беженцем, то России, по ее международным соглашениям, пришлось бы для выдачи ждать решения Европейского суда по правам человека.

Подследственного в РФ нельзя держать под стражей больше года, и Илмиянов мог в ожидании решения европейских структур прождать этот год и потом уехать, куда угодно. Как многие политбеженцы и делали. Он же предпочел вернуться на родину.

ГКНБ тогда официально разослал пресс-релиз, в котором утверждал, что Илмиянов «активно сотрудничает со следствием», что оказалось мягко говоря недостоверной информацией — никаких признательных показаний бывший чиновник давать не стал. На чем же строится обвинение? Как это ни странно, но за год следствие осталось в той же точке, где оно было год назад.

На некого члена СДПК и сотрудника предвыборного штаба кандидата в президенты С.Жээнбекова Чыныбека Анарбека уулу было написано заявление от представителей фирмы «Дизель комплект» о том, что он взял у них 150 тысяч долларов США для передачи Илмиянову, чтобы решить вопрос по закрытию уголовного дела в отношении фирмы.

Было это в августе 2017 года, когда Илмиянов никакими властными полномочиями уже не обладал, на госслужбе не работал, а был одним из руководителей избирательного штаба Сооронбая Жээнбекова.

По показаниям Чыныбека Анарбека уулу, он эти деньги передал Икраму Илмиянову, причем один на один, без свидетелей. Куда потом пошли эти деньги, он не знает.

Ни директор «Дизель комплекта» Грамович, допрошенный КГБ Беларуси в Минске (по запросу кыргызстанских коллег), ни директор местного бишкекского филиала с Илмияновым лично не знакомы, не вели никаких переговоров и никогда не встречались.

Более того, Грамович показал, что вообще не знал имени того, кому хотят отдать деньги. Никаких действий в пользу этой фирмы Илмиянов не предпринимал, подобных данных в материалах дела нет. Подсудимый с самого начала отрицал, что брал какие-либо деньги у однопартийца. Спрашивается, а почему слова этого Анарбека уулу — правда, а слова Илмиянова — ложь? А, может быть, все совсем наоборот?

Самое интересное, что уголовное дело по «Дизель комплекту» и так подлежало закрытию, поскольку руководство компании выплатило все спорные налоговые начисления. Могло ли быть так, что коллега по партии Илмиянова всего лишь прикрывался его именем, и, зная о решении по закрытию дела, намеревался деньги оставить себе? А когда запахло жареным, решил оговорить шефа и спасти себя? Этого тоже исключать нельзя.

По каким-то неведомым причинам сам он проходит по делу только как свидетель, хотя должен был быть соучастником (хотя по всем признакам можно было признать его организатором). Более по делу, расследование которого велось почти год, нет ничего и никого — ни видеозаписей, ни прослушки телефонных переговоров, ни фотографий.

Пытались по этому делу провести еще и одного налоговика, который ранее якобы неверно посчитал сумму платежей «Дизель комплекту» (без всякой связи с Илмияновым), но в итоге решили, что это будет слишком уж вопиющим шагом и эту историю выделили в отдельное производство.

Итак, дело оказалось даже более скандальным. Здесь отсутствует и признание, и другие доказательства и свидетельства. Но прокуратура утверждает, что вина Илмиянова доказана и требует для него 7,5 лет лишения свободы. Защита, естественно, требует оправдания…

В римском праве, на котором стоит вся мировая юриспруденция, есть принцип: «тестис унус тестис нуллус». Что в переводе с латыни означает: «один свидетель — никакой не свидетель», нельзя никого осудить, основываясь только на показаниях одного человека. Нужны другие доказательства.

А в Конституции КР и уголовном законодательстве зафиксирован принцип: всеми судами «любые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого» (ст.26 Конституции Кыргызской Республики).

Правда ли партиец из СДПК передавал Икраму Илмиянову деньги от «Дизель комплекта»? Суд этого проверить не может, свидетелей и объективных подтверждений нет, налицо неустранимое сомнение. Из этого вытекает только один вывод — не давал. Так, по крайней мере, будет с точки зрения закона.

Но, к сожалению, система редко выпускает свои жертвы, так было и осталось в Кыргызстане. Потому что тогда, при оправдании Илмиянова, придется судить тех, кто упрятал его за решетку. Поэтому будет неудивительно, если мы на днях услышим обвинительный приговор.

Чолпон Исмаилова, независимый журналист

Мнение автора не может отражать позицию редакции KNews

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться