Журналиста «Росбалта» обвинили в вымогательстве у казахского бизнесмена Ракишева

Автор -

Полиция Москвы обвинила Александра Шварева в вымогательстве у одного из богатейших бизнесменов Казахстана, Кенеса Ракишева. Следствие намерено добиваться заочного ареста журналиста. Об этом пишет РБК.

ГУ МВД по Москве возбудило уголовное дело о вымогательстве (ст. 163 УК) в отношении корреспондента агентства «Росбалт» Александра Шварева. Соответствующее постановление есть в распоряжении РБК.

Журналист объявлен в международный розыск на территории Латвии и всех государств — членов Интерпола. В понедельник, 11 ноября, ГУ МВД Москвы намерено обратиться в суд с ходатайством о заочном аресте Шварева, сообщил РБК его адвокат Владимир Жеребенков.

Дело было возбуждено 1 ноября.

По версии следствия, Шварев и уроженец Ташкента Алишер Абдуллаев требовали у казахстанского бизнесмена Кенеса Ракишева $50 тыс. (около 3,3 млн руб.) за «удаление недостоверных сведений» о нем с сайта rucriminal.info.

В рапорте оперуполномоченного столичного уголовного розыска, который есть в уголовном деле, речь идет о вымогательстве 2,6 млн руб.

В нем утверждается, что Шварев и Абдуллаев причастны «к совершению вымогательств под угрозой распространения порочащих сведений в отношении публичных личностей, а также лиц, занимающихся коммерческой деятельностью, и их родственников».

«Подозреваемые собирают сведения, в том числе клеветнические, о потенциальных жертвах и частично размещают эту информацию на различных информационных интернет-ресурсах, после чего требуют деньги за дальнейшее нераспространение сведений», — говорится в рапорте.

В документе также приводится информация, что, по данным следствия, Шварев скрывается в Латвии, а Абдуллаев проживает в США.

Новое обвинение в отличие от прежнего позволяет требовать его ареста, пояснил сам Шварев в разговоре с РБК. Журналист связывает новое дело с публикацией о связи бизнесмена Ракишева с адвокатом Эдуардом Буданцевым и ресторатором Жанной Ким — участниками конфликта, который предшествовал перестрелке на Рочдельской улице в Москве в 2015 году. Шварев отметил, что расследованием его дела занимается Петр Тапилин, входивший в оперативно-следственную группу по делу Захария Калашова (вор в законе Шакро Молодой).

По словам журналиста, в качестве подтверждения попытки вымогательства следствие приводит «пару писем» с ящиков, которые, по утверждению Шварева, ему не известны. «Анонимный сотрудник пресс-службы Кенеса Ракишева написал на некий сайт пожелание удалить некие материалы о Ракишеве. Пришел ответ от неизвестных лиц с просьбой оплатить данные услуги», — утверждает Шварев.

«Обвинение абсолютно не конкретное, нет объективной стороны обвинения, а кто его сочинил, будем выяснять и разбираться», — сказал РБК Жеребенков. Адвокат назвал дела в отношении журналиста давлением на своего клиента.

Ранее полиция возбудила в отношении Шварева уголовное дело о клевете (ст. 128.1 УК) по заявлению миллиардера Алишера Усманова. Представитель последнего сообщил в полицию, что «неустановленные лица» публикуют в интернете «ложную и клеветническую» информацию о бизнесмене, в том числе о его причастности к «тяжким и особо тяжким преступлениям», таким как дача взятки и участие в организованном преступном сообществе. В заявлении перечислялось примерно полтора десятка сайтов с компроматом, а также украинских новостных ресурсов.

«Следственные действия не комментируем», — заявил РБК представитель Усманова.

В связи с этим главный редактор «Росбалта» заявил, что руководство редакции продолжит поддерживать своего журналиста, полагая, что в данном случае речь идет не о нарушении Уголовного кодекса со стороны работника СМИ, а о препятствовании свободе слова, закрепленной в Конституции РФ, и нарушении прав граждан, в частности на получение и распространение информации, представляющей важность для государства и общества.

«По нашему мнению, уголовные дела, в которых фигурирует „Росбалт“ и его журналист Александр Шварев, могли быть открыты в интересах лиц, упомянутых в материалах уголовного дела, заведенного по факту перестрелки и убийств в Москве на Рочдельской улице, позднее получившего известность как „дело Шакро Молодого“.

Как я уже не раз сообщал СМИ, при обысках весной этого года в московской редакции „Росбалта“ оперативные сотрудники искали на редакционных компьютерах информацию по ключевому слову „Шакро“. На судах по заявлению депутата Андрея Скоча юрист „Росбалта“ неоднократно требовал запросить в МВД копии материалов уголовного дела в отношении Шакро Молодого, чтобы убедиться, что там звучат фамилии олигархов и депутатов. Однако ни один суд не выполнил эту несложную просьбу по теперь уже вполне понятным причинам. Кстати, г-н Ракишев, если судить по первым, поверхностным изысканиям в Рунете о его фигуре, похоже, также мог иметь отношение к этому делу. Об этом же говорит и Шварев. И тогда становится более-менее понятно, почему к „делу Шварева“ решили приобщить гражданина другой страны».

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться