Убийство Саймаити. Обещание, которое не дали выполнить – расследование «Азаттыка» и «Клоопа»

Мы продолжаем публиковать совместное расследование журналистов радио «Азаттык», OCCRP и «Клоопа» по делу об убийстве бизнесмена Айеркена Саймаити.

Несмотря на смертельные угрозы, человек, управлявший крупными схемами отмывания денег через Кыргызстан, поделился сотнями документов в подтверждение своих слов и рассказал все, что знал. Он обещал предоставить больше документов, но его убили.

Ранее этим летом Айеркен Саймаити получил тревожный телефонный звонок.

«Если ты передашь их, мы тебя убьем», — вспоминал он слова, что сказал голос на другом конце линии.

По словам Саймаити, звонок поступил от кыргызского криминального авторитета, который говорил о конфиденциальных документах. Это предупреждение, возможно, для него не стало сюрпризом. Всего несколькими днями ранее радио «Азаттык» (кыргызская служба радио «Свобода») выпустило расследование о том, что фонд влиятельного в Кыргызстане клана Матраимовых получил почти $2,4 млн от теневого бизнеса.

Самый известный представитель клана — Раимбек Матраимов, влиятельный экс-замглавы кыргызской таможни. Матраимов, проработавший почти всю жизнь на государственной службе, известен в стране слухами о его огромном богатстве, из-за которых он получил прозвище Раим-миллион.

Чтобы защитить Саймаити, радио «Азаттык» не раскрывало то, что это именно он предоставил ключевые доказательства, включая документы.

Но благодаря центральной роли, которую он играл в денежных переводах, Саймаити был одним из немногих людей на земле, которые имели доступ к этим документам. Звонивший знал это и хотел предотвратить дальнейшую утечку и раскрытие схемы.

«Если ты поделишься документами для второго расследования, мы тебя убьем», — повторил он.

Несмотря на это, Саймаити продолжил сотрудничать с репортерами. Доказательства, которые он предоставил, позволили радио «Азаттык», OCCRP и «Клоопу» в течение месяцев провести тщательное расследование, которое расширило и подкрепило новыми доказательствами ранее вышедшее расследование «Азаттыка».

Это расследование подтвердило слова Саймаити о том, что он годами занимался профессиональным отмыванием денег для теневого клана Абдукадыра, и обрисовало картину того, какую центральноазиатскую империю грузоперевозок выстроила семья при помощи Матраимовых.

Но оставалась одна загвоздка. Расследование «Азаттыка» использовало предоставленные Саймаити документы, чтобы поднять вопрос о происхождении и целях выплат $2,4 млн, которые переведены в 2016 и 2017 годах.

Два из этих документов — оригинальные банковские выписки, каждая из которых показывает переводы в $100 тыс. в «Фонд имени Исмаила Матраимова» от жены Саймаити — всего $200 тыс.

Но остальные документы, которые показывают перевод оставшихся $2,2 млн, полученных фондом, репортерам передали в электронном виде. Это означает, что их подлинность нельзя подтвердить, и остается вероятность того, что они могли быть подделаны.

Обвинения в подделке не заставили себя долго ждать и вскоре распространились в кыргызских СМИ. Семья Матраимовых незамедлительно опровергла расследование и признала только $200 тыс., которые репортеры подтвердили банковскими выписками, и даже назвала это закятом — исламской формой благотворительности. Матраимовы опровергли любые связи с семьей Абдукадыр, а власти Кыргызстана бездействовали.

Используя утечку баз данных платежей за недвижимое имущество в Дубае, отдельное расследование показало, что у семей Матраимовых и Абдукадыр есть общий бизнес.

Общественность ждала ответов. Поэтому репортеры продолжали искать информацию, требуя от Саймаити оригиналы документов остальных банковских переводов. Саймаити отказывался, настойчиво повторяя, что эти переводы действительно были, что они произошли под его надзором. Он так и не представил оригиналы этих документов — вместо этого он давал обещания, а затем исчезал на несколько дней, уклончиво поясняя, зачем ему нужно еще время.

Два перевода (в $729 тыс. и $500 тыс.) показаны на экране в программе «Азаттыка», но они вызывали беспокойство — подтверждением им служили цифровые счета об оплате с изображением подписи, непохожей на ту, что использовал Саймаити.

Во время одного из разговоров в сентябре Саймаити, как и прежде, настаивал на том, что переводы действительно происходили, и рассказал, как курьеры доставляли наличность в стамбульский аэропорт имени Ататюрка рейсами из Кыргызстана. По его словам, он лично забирал деньги в аэропорту, привозил их в банк, клал на счет и через несколько дней делал перевод.

Журналист предоставил источнику возможность поправить ранее предоставленные данные о переводах, если их все же нет («Если вы не совершали этих платежей, просто так и скажите», — предложил журналист), но Саймаити твердо стоял на своем: «Нет, я переводил деньги. Я правда их переводил».

Этот телефонный разговор между журналистом и Айеркином Саймаити состоялся в сентябре. Его содержание перевели с кыргызского на русский и в некоторых местах отредактировали для ясности восприятия.

Шли недели, и, хотя от Саймаити поступало много других данных, документы об операциях с фондом Матраимова он все не передавал. В конце концов он признался в том, что его сдерживало, и рассказал журналистам о телефонном звонке с угрозами вскоре после выхода первого расследования.

Как сообщил Саймаити, звонившего прежде всего интересовало, не был ли он, Саймаити, источником информации, которую обнародовало радио «Азаттык». А если и так, есть ли у него другие документы.

Пересказывая журналистам тот разговор, Саймаити сказал, что заявил звонившему о том, что никаких данных он не раскрывал. «Я сказал, что оригиналы документов остались в Кыргызстане, и 200 тысяч долларов — тоже. Также сказал, что остальное у меня. А он все спрашивал: «Точно? Остальное у тебя?»»

Судя по рассказу Саймаити, собеседника он не убедил: «Получается, ты все же передал [документы]?» — допытывался тот.

«Эти люди очень опасны, — говорил Саймаити о телефонных собеседниках. — Клочок бумаги может стать для меня приговором. Для них убить человека — все равно что заколоть овцу».

В конце октября Саймаити встретился с журналистами в Стамбуле, и это стало их последним личным контактом. Во время многочасового общения в итальянском ресторане на берегу Босфора он передал еще одну порцию документов, но среди них по-прежнему не было оригиналов бумаг, подтверждающих, что платежи фонду Матраимова имели место.

Саймаити пообещал на следующее утро пойти с журналистом в банк, чтобы предъявить больше сведений об этих переводах. Но, видимо, что-то заставило его передумать, и на встречу он не пришел.

В последующей переписке Саймаити заверял, что предоставит «много, очень много» документов касательно Раимбека Матраимова после 14 ноября, когда он рассчитывал получить турецкое гражданство. Саймаити надеялся, что новый статус защитит его от экстрадиции, если кыргызские власти станут его разыскивать по международным каналам.

В последний раз Саймаити выходил на связь в интернете ранним вечером 10 ноября. Через несколько часов его застрелили в кафе в Стамбуле. До назначенного им самим срока оставалось всего четыре дня. По сообщениям из новостей, в связи с убийством турецкая полиция арестовала четверых подозреваемых.

Переданная Саймаити выписка из банка показывает, что на счете, открытом на имя его супруги, мало движений, если не считать один перевод на $100 тыс. — типичный признак операции по отмыванию денег.

Определенно, в распоряжении Саймаити было больше документов. Перед гибелью некоторые бумаги он оставил посреднику. Среди них выписка из банка как лишнее доказательство одного из платежей в 100 тысяч долларов в адрес фонда Матраимова.

Наличие у него подобного документа подтверждает, что он имел доступ к банковским данным, связанным с этими транзакциями.

Саймаити так и не сумел передать все обещанное. И все же это расследование дало ему еще один шанс рассказать миру то, что он знал.

Журналистам не удалось связаться с Раимбеком Матраимовым, чтобы получить комментарий. На просьбу о комментарии также не откликнулись многие члены его семьи и их представители. Ассистент Искендера Матраимова попросил дать ему время, но из соображений безопасноти, которые в том числе связаны с оперативностью этой публикации, мы не могли удовлетворить его просьбу.

Адовкатка, ранее представлявшая Раимбека Матраимова, заявила, что больше с ним не работает и отказалась что-либо комментировать.

Представители семьи Абдукадыр, таможенной службы и правоохранительных органов Кыргызстана не ответили на многочисленные просьбы о комментарии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться