Почти половина всех малолетних осужденных в Казахстане отбывают срок за педофилию

Почти половина всех малолетних осужденных в Казахстане отбывают срок за педофилию, передает Tengrinews.kz.

Такие озвучили на международной научно-практической конференции «Педофилия в современном обществе: проблемные вопросы и пути их решения».

В Казахстане работает одна колония для несовершеннолетних — ЛА 155/18. Она расположена в . По информации старшего инспектора-психолога учреждения Гульнары Тохтахуновой, сейчас здесь отбывают наказание 45 осужденных. Из них 20 привлечены к ответственности за действия сексуального характера в отношении детей.

На момент совершения преступления насильникам было от 15 до 17 лет. Семеро несовершеннолетних педофилов являются жителями Шымкента, четверо — Алматы, трое — Костаная. Еще по одному осужденному приехали из ВКО, Акмолинской области, Павлодара, Актобе, Шу и Уральска.

«11 человек применили действия сексуального характера в отношении девочек. Девять осужденных признают вину частично, говорят, что все происходило по обоюдному согласию с подругами в возрасте от 15 до 17 лет.

Еще в двух случаях потерпевшим было по семь и десять лет, и обе малышки хорошо знали преступников, это были соседи. Первый осужденный воспитывался в многодетной полной семье. Второй жил с бабушкой, отца никогда не знал. Он говорит, что интерес к маленькой девочке приобрел после просмотра роликов в интернете. Оба осужденных свою вину отрицают и считают приговор несправедливым», — говорит Гульнара Тохтахунова.

Жертвами оставшихся девяти педофилов были мальчики в возрасте от четырех до 13 лет. Четыре человека признали вину, остальные говорят, что «уговорили» своих жертв, которым было 10-13 лет. А значит, считают осужденные, все случилось по обоюдному согласию.

Все потерпевшие хорошо знали насильников и безропотно подчинялись: в восьми случаях это были соседские дети, в одном — друг младшего брата. После произошедшего просили своих жертв молчать или запугивали их.

Психолог отмечает, что большая часть домогательств происходила в сельской местности, а насильниками становились дети из семей с низким социальным статусом.  «Подростковый возраст является кризисным периодом, когда у человека появляются проблемы, но не всегда есть их решения. И здесь родители должны выступать в качестве психологов, помогать детям. Большая часть осужденных этого не получила, они были просто незамеченными.

В итоге появились страхи, комплексы, недооценка или, наоборот, переоценка себя. Никто не объяснил им вовремя, что их желания — это не норма», — рассуждает психолог и тут же приводит пример:

«Один из наших подростков признался, что в шесть лет сам стал жертвой соседа-насильника. Он никому об этом не рассказал, так как боялся. Но и родители не обратили вовремя внимание на состояние сына. В итоге он девять лет носил в себе обиду и злость, а потом выместил ее на другом мальчике. Сейчас он жалеет, говорит, что тот ребенок был ни при чем, но уже ничего не исправить». В другом случае парень комплексовал общаться с девушками и завел «дружбу» 10-летним ребенком.  Но и родители жертв, считает Гульнара Тохтахунова, должны были изначально быть начеку. Например, насторожиться, когда 15-летний подросток стал приходить в гости и играть с их 10-летним сыном. Но реакции взрослых не последовало, а в момент совершения преступления жертва даже не сопротивлялась своему «другу».

«Беседы на такие темы стоит начинать, когда ребенок только-только познает свои части тела, то есть в дошкольном возрасте. Разговоры про аистов и капусту уже не актуальны, потому что в первом классе дети натыкаются на разные и картинки, получают неверное представление о границах своего тела.

Родители должны вовремя объяснить своему ребенку, что есть определенные зоны, к которым никто не должен иметь доступа», — резюмирует сотрудник колонии для несовершеннолетних.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться