Токаев устраняет конкурентов, или Московское проклятие казахстанских политиков

Автор -
5515

Что происходит в Казахстане? Идет процесс устранения двоевластия или же все идет по плану. Признаки такого процесса в Казахстане усматривают в уходе на пенсию Имангали Тасмагамбетова, который рассматривался в прошлом как «преемник» Назарбаева и отставку  Дархана Калетаева.

Предлагаем две точки зрения Exclusive.kz и известного политика Амиржана Косанова:

Московское проклятие

Уходящая неделя выдалась щедрой на знаковые события. Начавшись с выходных в честь Дня Независимости, она сразу после праздников подарила любителям политических интриг головокружительную «кадриль» — серию отставок и назначений. Об этом пишет Exclusive.kz.

Несмотря на повышенный интерес наблюдателей к дальнейшей судьбе посла в России Имангали Тасмагамбетова, главное событие семидневки все-таки не это, а неожиданная для многих отставка первого заместителя главы администрации президента Дархана Калетаева и молниеносный приход на его место президентского помощника Маулена Ашимбаева. Это кадровое решение, на наш взгляд, демонстрирует победу сторонников идеи досрочных парламентских выборов.

Дело в том, что г-н Ашимбаев известен как сторонник консервативного ( чтобы не сказать – реакционного) политического курса, основа которого – сохранение нынешнего расклада как в парламенте, так и в государственной системе в целом. Скорее всего, его назначение на ключевой, в смысле будущей политической конфигурации, пост приведет к окончательному оттеснению на периферию влияния Национального совета общественного доверия с его курсом ( по крайней мере, декларируемым) на быстрые и радикальные реформы избирательного и партийного законодательства.

Многое, конечно,  прояснит назначенное на сегодня, 20 декабря, второе заседание НСОД. Однако, даже самые прорывные решения, которые он озвучит, еще не означают их  моментальной реализации. Так что, скорее всего, выборы пройдут по старой схеме и при этом будут досрочными. А Маулен Ашимбаев получит возможность влиять на нуротановское большинство в парламенте, пользуясь своими давними связями в партийной верхушке.

Что до Калетаева, то его судьба , по всей видимости, прояснится в ближайшее время. По одной из версий ( довольно зкзотической, на первый взгляд), он может занять место Тасмагамбетова в московской дипмиссии. Однако, скорее всего, ему уготована другая участь  — возможно, печальная.

Еще одно примечательное кадровое решение – назначение Нурлана Ногаева министром энергетики и приход на его место главы Атырауской области Махамбета Досмухамбетова, работавшего первым замом прежнего главы Минэнерго Каната Бозумбаева. Последний официально покинул министерское кресло по состоянию здоровья, однако, это, возможно, не единственная причина. Не исключено, что президент вывел своего родственника из-под огня критики, под который тот мог бы попасть в связи с ростом акцизов на бензин с нового года. Поговаривают и о том, что Касым-Жомарт Кемелевич спрятал Каната Алдабергеновича под свое крыло до тех пор, пока не сойдут на нет долгоиграющие уголовные дела трех его заместителей, которых антикоррупционщики обвиняют в хищениях средств на очистку дна водоемов Щучинско-Боровской курортной зоны. И, якобы, именно это обстоятельство сейчас мешает президенту назначить экс-главу Минэнерго по одной версии премьер-министром, по другой – послом в России.

Новый глава Минэнерго –нефтяник по образованию – зарекомендовал себя хорошим исполнителем, умеющим находить общий язык как с представителями международных нефтедобывающих компаний, так и с работягами, протестная активность которых приводила к серьезным конфликтам на нефтепромыслах в истекающем году. Нет сомнений, что талант переговорщика пригодится Ногаеву на новой должности.

В свою очередь, Махамбет Досмухамбетов, как местный кадр, призван погасить протестный потенциал «мятежного» запада, дополнительный импульс которому может придать «фактор Тасмагамбетова».

Еще одна тема недели – довольно странный  ажиотаж вокруг инициативы Олжаса Сулейменова о возвращении Алматы прежнего имени – Алма-Ата. Причем, по словам классика, президент Токаев поддержал это предложение. Ситуацию пришлось экстренно комментировать президентскому советнику Ерлану Карину, заявившему: то, что идея была озвучена в ходе личной встречи поэта с президентом, еще не значит, что последний ее поддерживает.

Зачем Олжасу Омаровичу понадобилось поднимать эту во многом надуманную тему именно в канун праздника Независимости? По одной конспирологической, но, тем не менее, не лишенной здравого смысла версии, это мог быть некий отвлекающий маневр: в соцсетях несколько дней подряд обсуждали ребрендинг южной столицы вместо того, чтобы подогревать протестную активность. К слову, в этот раз акции протеста в обеих столицах прошли достаточно заметно, хоть и не отличались многолюдностью. Причем, реагировала на мирных демонстрантов скорее избыточно, что заставило многих комментаторов в соцсетях усомниться в искренности курса власти на либерализацию.

Впрочем, о постепенном отходе руководства страны от обещанных в ходе выборов президента «глубоких» политических реформ пока говорить не приходится – ведь они только заявлены, но так и не начаты.

Пока президент Токаев занят другой – куда более важной для себя проблемой –нейтрализацией потенциальных политических конкурентов. Именно в   этом контексте некоторые наблюдатели рассматривают событие, о котором мы упомянули вначале —  уход на пенсию одного из самых заметных политиков «старой школы» Имангали Тасмагамбетова.

Если вспомнить предшественников Имангали Нургалиевича на посту посла в РФ, то впору говорить о каком-то «московском проклятии». В самом деле, как минимум, троим – Адильбеку Джаксыбекову, Марату Тажину и вот теперь –Имангали Тасмагамбетову эта дипломатическая командировка стоила в итоге  карьеры и влияния, а одному – Алтынбеку Сарсенбаеву – самой жизни.

И теперь, когда «роковое» кресло свободно, особый смысл приобретает вопрос: кто следующий? Еще в конце минувшего лета с предгорий властного Олимпа донеслось: якобы готовится рокировка «Тасмагамбетов – Масимов», то есть первого «бросят» на КНБ, а второй отправится в Первопрестольную. А сейчас поползли слухи о готовящейся с начала нового года «большой чистке» силовых структур. И, дескать, кое для кого это может закончиться «почетной ссылкой».

Если Касым-Жомарту Кемелевичу и впрямь удастся такая изящная комбинация, то  НСОД со своими прожектами  политических реформ станет для него рудиментом – вроде Ассамблеи народа Казахстана. Тогда ему останется дождаться февраля и получить на блюдечке один из последних бастионов прежней власти –правящую партию.

Но… кто знает, как будет на самом деле? Политика в нашей стране стремительно утрачивает предсказуемость. Как бы нам после Нового года не проснуться совсем в другом Казахстане…

Взгляд Амиржана Косанова

И до этого в стране послы уходили на пенсию, министры становились помощниками президента, а акимы – министрами. Но у вчерашних кадровых перестановок в госаппарате есть три особенности момента: это — нарастающая напряженность между Акордой и Библиотекой, предстоящие парламентские выборы и… Тасмагамбетов. Об этом в соцсетях написал Амиржан Косанов:

Скажу честно, я не знаю истинную подоплеку производимых перестановок и насколько Токаев самостоятелен в принятии кадровых решений. Не буду также педалировать тему «кто чей протеже: Назарбаева и Токаева», ибо не думаю, что второй президент начал вести свою игру при действующем елбасы. По большому счету, сам Токаев – ставленник Назарбаева и у него свои обязательства перед ним. Скорее всего, эти решения – результат компромисса, просто не могу себе представить, что Токаев, как солдат, безмолвно и послушно выполняет любые поручения (пожелания) Назарбаева, ибо он избранный президент и у него должен появиться здоровый интерес и вкус в этой должности (смею на это надеяться). В конце концов, не елбасы, а ему, самому Токаеву) отвечать за свою деятельность – за успехи и провалы — перед народом. Не будет же он тогда оправдываться, мол, я не виноват, это все елбасы со своими кадрами.

Аким нефтеносной Атырауской области стал министром энергетики. Возможно, есть логика в этом назначении. Но, считаю, что пока нефть (да и все природные ресурсы и сама энергетика) в руках не государства, а отдельных олигархов, на этом посту должна сидеть сильная, самодостаточная, способная не на словах, а на деле защищать государственные интересы фигура (примерно, как тот же Балгимбаев в свое время), все разговоры об эффективном развитии этого сектора, останутся благими пожеланиями, которые мы каждый год слышим во время оглашения послания президента.

Иначе, где же диверсификация экономики, ее уход от нефтяной иглы, где бурный рост обрабатывающей природные ресурсы промышленности? Сумеет ли Ногаев сделать это? Не знаю. Слишком уж сильны у нас позиции лоббистов, защищающих интересы сырьевиков. Учитывая, что конечными бенефициарами этих компаний являются наши же чиновники и госменеджеры, мой пессимизм вполне уместен.

По всей видимости, мы вошли в очередной этап передела собственности в сфере энергетики, и кое-кому стал нужен свой на посту министра. Ибо объяснение отставки Бозумбаева «проблемами шейного позвоночника» немного странновато: получается, что больной человек может работать помощником президента (тем более, ответственному за участок, требующий огромных сил и, главное, здоровья).

Ушел Калетаев, пришел Ашимбаев. Примечательно, что идеологический сектор переживает смену куратора в АП после окончательного и формально оформленного отхода Тажина от идеологической сферы и прихода туда Кушербаева. Теперь все зависит от того, какие полномочия будут у профильного зама в АП и госсекретаря.

Пока же мне кажется, что испугавшись усиления Кушербаева на посту руководителя АП, власть решила отодвинуть его на второй (если не на третий) план, поручив рутинную работу в рамках узких и почти церемониальных полномочий госсекретаря. Тогда позиции главного идеолога в АП будут, соответственно, усилены. Тем больше ответственности будет у Ашимбаева, ибо нас ждут (по крайней мере в 2021 году) парламентские выборы, проведением которых он, скорее всего, и займется.

Понятно, что после прошедших президентских выборов общество уже другое, у него возросшие демократические запросы. Протестные настроения растут. Тем более, что сам Токаев признает, что его поручения не выполняются.
При Калетаеве же был инициирован НСОД, что стало определенным шагом вперед и вселило некоторые надежды обществу. На первом заседании НСОД звучали многие актуальные темы (правда, их можно было и расширить, но, думаю, это дело времени, ибо в НСОД есть некоторые, достойные уважения персоны и они, надеюсь, не захотят терять лицо). Завтра должно состояться его второе заседание. И ожидаемое там выступление Токаева даст нам возможность понять куда и как будет двигаться страна в ближайшем будущем в плане построения демократических основ.

Теперь о Тасмагамбетове. Признаем, что 63 года это вовсе не предел наших чиновников. Елбасы скоро 80, второму президенту 66, пенсионеров хватает в рядах действующих акимов и министров.

Что же заставило Токаева согласиться с уходом Тасмагамбетова на пенсию? Ведь он не может не знать какова электоральная поддержка у Тасмагамбетова (и это несмотря на его карьеру адепта власти и периодические наезды на него самого и его близких). Мне же казалось, что, как опытный дипломат, Токаев должен был иметь фигуру такого формата, как Тасмагамбетов, в своих союзниках. Хотя бы до того, как сам укрепится на своем посту.

И отпуская его на вольные хлеба действующая власть в определенной мере развязывает ему руки. Конечно, вовсе не исключаю, что власть (в лице двух президентов) заранее обезопасила себя, организовав некий (или некие) компроматы на человека, который столько лет работал во власти и, тем самым, обеспечив молчание возможного критика. В конце концов, для нашей власти ничего не стоит и состряпать дело против любого неугодного человека (по себе это знаем!).

Не зная всех подробностей изощренных коллизий вокруг Тасмагамбетова, не могу строить догадки об его будущем. Но то, что это фигура, которая и без всякой должности будет иметь влияние в специфическом казахстанском обществе и не уйдет, как все пенсионеры, в небытие – это однозначно.

Не думаю, что он будут идеальным адептом новой власти, все-таки его «попросили», несмотря на все его заслуги (тут пишут, что он сам написал заявление, но уход с должности персоны такого масштаба, имеет свои специфические особенности). Да и проводили его на пенсию (если он на самом деле ушел на пенсию) как-то тихо.

Не думаю также, что он, как того желают некоторые демократы, начнет фрондировать и даже уйдет в оппозицию. Слишком жестким и беспощадным может быть ответ власти. Готов ли Тасмагамбетов к такому ответственному шагу? Не знаю.

Но то, что он, будучи в стране или вне ее, займет свое эксклюзивное и вовсе не тихое место и даже способен стать центром притяжения определенных сил – прогноз, не требующий дара Ванги.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться