Погоня за инвестором: китайский опыт для Кыргызстана

Автор -
1267

«Нужны инвестиции, нужны инвестиции», это выражение как мантра повторяется со всех возможных трибун, площадок и эхом раздается в обществе.

Однако, инвестору от этой мантры не очень- то и спокойно, так как, он каждый день сталкивается с реальностью, когда этот слоган дает совсем иной эффект.

По сути, у нас инвестор может в одно мгновенье превратиться в самого главного виновника всех бед и разочарований, неожиданно оказаться в роли пособника коррупции. Одним словом, стать «козлом отпущения».

Может это и нормально в нашем обществе, которое представляет собой конгломерат родственных связей, поэтому легче проецировать все беды на внешнего злодея, на чужака. Однако, это ненормально для страны, стремящейся стать более-менее состоятельным государством.

А могли бы мы перенять опыт нашего соседа – Китая. Смею отметить, что уникальный опыт, когда страна, которая в силу своей устремленности к коммунизму и неотступного следования идеям марксизма –ленинизма, не могла стать привлекательным для инвестиций стран капиталистического мира, но стала. Страна, которой с определенной степенью высокомерия могли сказать другие государства, «если мы даже будем стоять, вы не догоните» превратилась в супердержаву, в первую в мире национальную экономику.

В чем же большой секрет Китая, почему наша страна, перенявшая либерально –рыночную идеологию и отвергнувшая социализм, не может привлекать инвестиции в нужных объемах?

Тем более, что несравнимы стартовые условия, почти патриархальная экономика Китая с большим населением, с самым высоким уровнем бедности и мы, имевшие сильный промышленный потенциал в советский период.

Но… Есть и схожести – это дешевая рабочая сила и относительно низкие тарифы на электроэнергию.

Не менее важно учитывать и то, что Китай в среднесрочной перспективе со своими финансово-инвестиционными возможностями, передовыми технологиями будет главным инвестором в экономику нашей страны. Поэтому китайский опыт необходим и для того, чтобы строить более выгодные отношения с Пекином.

И не надо сбрасывать со счетов и огромный рынок Китая, который для нас почти, что «черная дыра», которая может поглощать любой объем поставляемой продукции, почти не замечая. И здесь важно не упустить момент. Наступит время уходить от сырьевого экспорта, на который сейчас больше нацелено кыргызское правительство.

В будущем мы должны предлагать промышленную продукцию, инновации, кадры, интересные проекты.

Проще говоря, на фоне роста зарплат в Китае, расширения потребительского рынка и покупательной способности граждан КНР мы можем повторить опыт «китайского чуда» и заработать в соседней супердержаве.

Причем, главную роль могут сыграть китайские технологии, которые надо использовать в своих целях. Можно бесконечно пугать себя каким-то «двойным дном» китайского оборудования, особенно в сфере IT, но это только будет тормозить нас.

Надо исходить из разумного прагматизма, расставшись с различными фобиями.

Вероятно, стоит немного подумать и над тем, что Пекину выгоднее рядом иметь сытые и развитые государства, чем «очаги напряжения» в виде стран, превратившихся в рассадник экстремистов и радикалов.

Исторический опыт Китая говорит о том, что лучше совместно развиваться, торговать, чем жить в постоянном напряжении от исходящих извне угроз.

Наша ситуация

Часто ситуация с инвесторами напоминает ситуацию, о которой часто пишут студенты наших вузов. Так по некоторым рассказам, учись – не учись, но все равно должен «отметиться» перед преподавателем.

Будь ты хоть сто раз отличником, но ты просто обязан. И как идеологическое прикрытие такого поступка препода в ход идут утверждения о низкой зарплате и прочее, что должно вызвать жалось и поддержку действия взяточника. В результате происходит нивелировка, студент –отличник уже особо и не стремится выказать что-то выдающее, а тот, кому в лучшем случае светит постоянная пересдача, может смело претендовать на красный диплом.

Также складываются отношения и с инвесторами. Без «отката» никак, будь ты хоть семи пядей на лбу, и предлагаешь самый выгодный инвестпроект. Будь добр «откати» и действуй, таким образом, негласные правила игры и начинают иметь больше влияния на экономику.

В отличие от четко прописанных законов, которые закреплены по всем процедурам и не могут часто меняться в силу субъективных факторов, негласные правила сильно изменчивы.

Все зависит от смены «кураторов», они могут заняться «зачисткой инвесторов» в силу политической конъюнктуры или политической целесообразности, которые могут быть «концентрированным выражением корыстных интересов новой правящей группировки».

Что мы видим на выходе? Инвестор, знающий, что «отметка» решает все, начинает расхолаживаться и попадает в ситуацию, когда появляется соблазн переступать через свои принципы и вести дела «поверх законов».

К тому же инвестор, который уже вложился в бизнес-проект и немало «отметился» должен быть готов лавировать при смене «верхушки власти», которая приведет новых «кураторов» или же оставит старых, но с новыми установками насчет «отметок». Иногда просто действует принцип «кто даст больше» и тогда инвестора могут просто вытеснить и показать на дверь.

В конце концов может наступить усталость, если еще как орудие шантажа пустить различные акции протестов, подогретые синофобией или еще какими –нибудь «ужасами».

В итоге мы имеем рост оттока инвестиций, что тянет за собой падение доходов государства, рост уровня бедности и усиливающийся отток трудоспособного населения за пределы страны.

Китайский опыт

В 2008 году, когда разразился сильный мировой экономический кризис, на Западе возник очень большой интерес к Китаю.

Это происходило на фоне почти рухнувших экономических идеалов США, включая ограниченное управление, минимальное регулирование и размещение кредитов на свободном рынке.

В поисках альтернативы рухнувшей американской модели некоторые обратили свой взор на Китай, где рынки жестко регулируются, а финансовые институты находятся под строгим государственным контролем. В результате обвала на Уолл-стрит китайская модель капитализма под руководством государства «выглядит все более и более привлекательной», обеспокоенно писал Фрэнсис Фукуяма в Newsweek.

А все началось в 1978 году, когда глава Китая Дэн Сяопин вместе с соратниками начал реализацию политики реформ, нацеленной на открытость внешнему миру, построение социалистической рыночной экономики и создание общества «малого благосостояния».

В этот период образцом быстрого и успешного экономического развития для Китая стала Япония. Во время визита в Японию в октябре 1978 г. Дэн Сяопин побывал на трех предприятиях – автомобильном заводе «Тойота», сталелитейном комбинате «Син Ни Тецу» и заводе бытовой техники «Тошиба».

На автомобильном заводе китайской делегации показали кузовной цех с полностью автоматизированной сварочной линией.

На встрече с журналистами Дэн Сяопин сказал: «Я приехал в Японию, чтобы здесь учиться. Нам надо учиться у развитых государств, а также перенимать полезный опыт стран третьего мира». Возвращаясь из Японии, Дэн Сяопин остановился в КНДР и в беседе с Ким Ир Сеном сказал: «я увидел, насколько мы отстали. Что такое модернизация? В 50-е годы – она одна, в 60-е годы – другая, в 70-е – уже третья».

В ноябре 1978 г. Дэн Сяопин посетил Сингапур, который с 1960-х годов стал активно ввозить передовую технику и использовать иностранные капиталы, в результате добился быстрого роста своей экономики.

Вернувшись в Китай, отмечая преимущества этой модели, он заявил: 35% прибыли иностранные кампании отдают государству в виде налогов, они создают рабочие места, появляются сервисные предприятия.

Если говорить о новых реформах кратко, то экономика Китая должна быть ориентирована на экспортное производство и массовое привлечение инвестиций.

С этого момента Поднебесная провозглашает себя страной, открытой для расширения связей с другими государствами, что привлекло иностранных инвесторов. А либерализация внешней торговли и создание территорий особых экономических зон для иностранных предпринимателей привели к невиданному росту экспортных показателей.

В результате резкое увеличение экспорта – один из основных внешних факторов роста китайской экономики. У китайских товаров много конкурентных преимуществ на международном рынке, однако для успеха внешнеторговой экспансии нужна четкая стратегия.

Она была взята за основу в проводимой китайскими властями последовательной экспортно-ориентированной промышленной политике, заключающейся в обеспечении налоговых, кредитных, таможенных и прочих преференций отраслям и предприятиям, нацеленным на внешние рынки.

Изучая феномен экономического чуда Китая, многие экспертами выдвигаются следующие причины экономического подъема:

Значительные трудовые ресурсы.

Спрос на рынке труда Китая всегда был больше предложения. Это позволяло сохранять низкие зарплаты при высокой производительности.

Привлечение иностранных инвестиций в промышленность Китая, а также в высокотехнологичные отрасли.

Экспортоориентированная модель развития, позволявшая за счет валютной выручки повысить наукоемкость экономики и освоение новейших технологий.

И все же, чем же так привлекателен Китай для иностранных инвесторов? Ведь там далеко не все в порядке и с демократией, и с транспарентностью. В стране правит Коммунистическая партия, вся крупная промышленность является государственной собственностью, экономика Китая в значительной степени является непрозрачной – а иностранные инвестиции идут и идут.

Конечно, для Запада – это страна была с огромным потенциальным рынком и дешевой рабочей силой, иностранные вложения в китайскую экономику чрезвычайно доходны. Этот фактор, безусловно, весьма важен для инвесторов.

Однако все же решающим обстоятельством явились значительные изменения в экономической политике и создание комфортных условий инвестирования средств.

Китай выстраивал экономическую политику, которая помогала иностранным компаниям открывать производства, была нацелена на развитие инфраструктуры. Расхожим стало выражение: «Любой, кто готов инвестировать в Китай, должен получить выгоду».

Долгие годы дешевая рабочая сила обеспечивала низкую себестоимость китайских товаров. Низкоквалифицированный и малопроизводительный труд составляет основу дешевых рабочих ресурсов страны.

В начале 90-х годов власти КНР провозгласили политику «технология в обмен на рынок», которая предполагала уступку части отечественного рынка транснациональным корпорациям в обмен на передачу Китаю зарубежных технологий. Западные корпорации поспешили воспользоваться крайне низкой стоимостью рабочей силы в Китае и массово переносили в Поднебесную свои производства, а затем и научно-исследовательские центры.

Что мы теперь видим? Уже в прошлом остались те времена, когда китайское производство ассоциировалось исключительно с пошивом дешевой одежды и контрафактом: ныне Китай – крупнейший экспортер и производитель товаров, «мировая фабрика», с чьих конвейеров сходят самые популярные электронные гаджеты и другая оргтехника.

Что немаловажно, в Китае уже многие десятилетия обеспечивается политическая стабильность, сохраняется преемственность власти, заключающаяся в регулярной и организованной сменяемости политического руководства страны.

Можно говорить об эффективной роли государства в экономических преобразованиях.  На всех этапах проведения реформ управленческий аппарат страны адекватно отвечал задачам экономической модернизации.

Любой инвестор воспринимался как «подарок судьбы» госслужащими Китая, которые стремились создать самые комфортные условия и максимально убрать любые препоны для бизнеса. И в этом никто не видел какого-то унижения или ущерба для своего достоинства.

Опыт Китая может быть бесценным для Кыргызстана, но надо научиться перешагивать через стереотипы, через ложные идеологические клише.

Мы должны использовать Китай его сильные стороны, и слабости для собственного развития. Но для этого мы должны знать Китай, а это требует более объективного и главное, честного изучения этой страны, отказа от предубеждений и навязанных идеологических клише.

Дамир Эркинбаев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться