Преступнику было поручено написать пятистраничное эссе на тему «сексуального самоопределения женщины». Дело по изнасилованию 100-летней старушки юношей в Германии стало резонансным, сообщает VRK.News.

В социальных сетях приговор, вынесенный 5 февраля 2020 года, комментируется по сей день и, по преимуществу, гневно, судью массово подвергают травле. Даже появились угрозы смерти в отношении 56-летнего юриста, выходца из Баварии.

Парень, которому на тот момент было 18 лет, присматривал за больными и пожилыми людьми. Ему поручили помогать 100-летней женщине в ее доме. Как написали многие СМИ, в том числе и один уважаемый таблоид, «когда она, искупавшись, вылезла из ванны, парень напал на нее и изнасиловал».

Это дело в суде рассматривал Евгений Вебер (а не Евгений Вагнер, как ошибочно писал таблоид). Он работает судьей более 25 лет. Его решения считаются жесткими, но адекватными. Общественность начала негодовать из-за приговора данного судьи, который не отправил виновника происшествия в тюрьму. Юношу обвинили в сексуальном домогательстве, изнасиловании и злоупотреблении служебным положением, приговорив лишь к 22 месяцам условного заключения. В суде парень признался во всех совершенных преступлениях.

По мнению судьи, условное заключение должно оказать «педагогический эффект», ведь теперь парень должен отработать 101 час на общественных работах – по часу за каждый год жизни своей жертвы, которой сегодня уже 101 год. Судья уверен, что, выполняя работу, парень будет думать о своем ужасном поступке.

Действительно, на первый взгляд невероятно легкий и совершенно неоправданный приговор в отношении столь неординарного преступления. Более того, ранее этот же судья-немец отправил за решетку 73-летнего мужчину, проехавшего на общественном транспорте без билета. Однако в этот раз Вагнер оказался почему-то менее строгим. В результате, соцсети начали тиражировать мнения о «двойных стандартах» немецкого правосудия.

Однако, не все так просто и, скорее всего, судья принял правильное решение, пишет немецкое издание Focus online.

Как рассказало издание, преступник был полностью одет, и у него не было никакого сексуального мотива. Многие люди понимают под «обвинением в изнасиловании», что преступник принуждает к половому акту с другим человеком. Однако, в данном случае речь идет о прикасании к половым органам, но не о половом акте. Причем, о прикасании не злонамеренном.

По данным FOCUS Online, в случае 100-летней женщины обвиняемый был полностью одет и не был сексуально возбужден. Ему было поручено помочь приемной пациентке просохнуть после душа. По данным следствия, 18-летний юноша сначала стоял без дела в бане. Тогда старушка попросила сама его помочь. Наконец он вытер ее полотенцем, в том числе грудь и промежность. На суде он признался, что ввел в жертву свои пальцы, покрытые полотенцем с целью осушения тела женщины. Также он признался, что еще ни разу не вытирал пациенток и был совершенно ошеломлен ситуацией. Сексуальная мотивация молодого человека не была установлена в главном судебном процессе.

Тем не менее, суд признал факт изнасилования, поскольку обвиняемый «совершил половой акт по отношению к потерпевшему». Кроме того, согласно судебному приговору, он воспользовался беззащитностью женщины, за которой, собственно, и должен был ухаживать.

Пострадавшая же сообщила о случившемся своим родственникам, которые впоследствии и предъявили обвинение. В суде пенсионерку представлял адвокат, сама она не участвовала в судебном процессе.

Надо учесть и еще один нюанс немецкого законодательства. Дело в том, что преступнику было 18 лет, и он по законам Германии считается подростком. Если бы преступнику было 21 год или больше, то суд должен был бы приговорить его по крайней мере к двум годам лишения свободы.

К подросткам, согласно немецкому ювенальному законодательству, применяется более мягкое юношеское наказание с воспитательной целью вернуть молодых правонарушителей, как говорится, на путь истинный.

Суд также принял во внимание, что обвиняемый не имел судимости, что он признался в содеянном (в деле не было свидетелей и его без признания было бы трудно раскрыть). Возможно, он был бы оправдан без своего признания, в соответствии с принципом соблюдения презумпции невиновности. Добавим, что, признав факт, он избавил также 101-летнюю жертву от показаний в суде и, следовательно, от повторной травмы.

Кроме того, в главном судебном процессе не было никаких указаний, согласно которым он мог бы в будущем совершить сексуальные преступления или другие преступления. Обвиняемый, кстати, уже больше не работает в компании по уходу за пожилыми людьми и впредь не намерен этого делать.

Более того, на судебном процессе представитель ювенального суда, которая тщательно изучила частную и профессиональную жизнь подсудимого, не просила наказывать несовершеннолетнего. Она считала, что предупреждение и наложение штрафа или рабочих часов абсолютно уместны. Такую точку зрения выразил и защитник подсудимого.

Даже прокурор (опытный юрист, специализирующийся на преследовании сексуальных преступлений) ходатайствовала всего лишь о заключении несовершеннолетнего сроком на один год и десять месяцев условно с испытательным сроком. А количество часов общественных работ она оставила на усмотрение судьи.

В итоге, суд окончательно приговорил 19-летнего обвиняемого к одному году и десяти месяцам лишения свободы условно, а также к 101 часу общественных работ, по одному часу на каждый год жизни потерпевшей. Кроме того, преступнику было поручено написать пятистраничное эссе на тему «сексуального самоопределения женщины».

Конечно, и сейчас могут быть люди, которые, несмотря на приведенные здесь факты, по-прежнему считают приговор неоправданно мягким. Но дело в том, что все участники процесса считали достаточным условный срок. Наконец, это был первый преступник, осознавший свой уголовный проступок и обладающий благоприятным социальным прогнозом.

Кстати, насчет пенсионера, которого судья Евгений Вебер отправил за решетку. Пенсионер-то оказался заядлым «зайцем» и приехал даже на свой процесс без билета на электричку. Вебер, в итоге, положил конец бесконечным рецидивам маньяка безбилетности, отправив его за решетку. Ведь социальный прогноз у данного злостного нарушителя был плохим, криминальным.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться