Узбекские активисты призвали власти Швейцарии обеспечить прозрачность при возвращении украденных активов

Узбекские активисты призвали власти Швейцарии обеспечить прозрачность и подотчетность при возвращении украденных активов. Об этом сообщает информационно-аналитический портал «Asiaterra.info».

«Asiaterra» приводит полный текст распространенного обращения:

«25 февраля в социальных сетях появилось письмо отбывающей тюремный срок старшей дочери ныне покойного первого президента Узбекистана Гульнары Каримовой, адресованное нынешнему главе государства Шавкату Мирзиёеву. Письмо Каримовой было опубликовано на странице в Instagram’е ее дочери Иман, проживающей в Лондоне.

В своем письме Каримова говорит о том, что власти Швейцарии уже ведут переговоры с правительством Узбекистана о возврате той части активов Гульнары Каримовой, на сумму 131 миллиона долларов, дело о конфискации которых уже завершено судебными органами этой страны. В своем заявлении она также утверждает, что швейцарские власти намерены передать эти активы на гуманитарные проекты в области медицины и образования.

Мы приветствуем намерение Швейцарии вернуть указанные активы в возмещение ущерба, нанесенного населению Узбекистана, и то, что швейцарские власти стараются следовать принципам прозрачности в этом процессе. Но считаем эти усилия по обеспечению прозрачности и подотчетности недостаточными и полагаем, что они должны быть усилены.

Нашу озабоченность вызывают следующие обстоятельства:

Во-первых, то, что об указанных переговорах и процессе возврата активов Каримовой общественность узнает такими окольными путями, так сказать с «черного хода», а не от самого правительства Швейцарии. Недостаток прозрачности в том, каким образом Швейцария собирается передавать активы Узбекистану, противоречит тем принципам возврата украденных активов, которые были разработаны при участии самой Швейцарии и приняты на Глобальном форуме по возмещению активов (ГФВА) в Вашингтоне в декабре 2017 г.

Напомним, что в числе этих принципов был следующий: Принцип 4. Прозрачность и ответственность. Передающая и получающая стороны будут гарантировать прозрачность и подотчетность в возвращении и распоряжении украденных активов.

Мы призываем власти Швейцарии не на словах, а на деле выполнять принятые на себя обязательства по обеспечению прозрачности в процессе передаче активов в страны их происхождения, что включает в себя прозрачность хода переговоров с узбекской стороной.

Во-вторых, разъяснения требует то, как власти Швейцарии будут гарантировать выполнение следующего принципа ГФВА: Принцип 9. Недопущение передачи возвращённых активов тем лицам, которые своими коррупционными действиями способствовали краже этих активов.

По нашей информации, некоторые должностные лица, которые были соучастниками Гульнары в вымогательстве и получении взяток у телекоммуникационных компаний, до сих пор занимают ведущие позиции в правительстве Узбекистана и в случае возвращения активов в Узбекистан наверняка будут участвовать в распоряжении этими средствами. Где гарантия того, что история не повторится снова?

Таких гарантий нет, поскольку правительство Узбекистана до сих пор не приняло достаточных институциональных антикоррупционных мер, чтобы не допустить подобные коррупционные схемы и практики, к которым прибегла Гульнара Каримова при поддержке правительственных структур.

Более того, за годы правления Шавката Мирзиеева наблюдался целый ряд случаев конфликта интересов на самом высоком уровне государственного управления, отмывания денег, непрозрачного распределения выгодных контрактов, лицензий и собственности, контролируемых государством. Яркий пример этому — тот факт, что узбекские власти до сих пор не обнародовали то, как они распорядились теми активами на территории страны, которые они конфисковали у Гульнары Каримовой.

Так, стало известно, что часть этих активов, курортный комплекс в горной местности Сиджак, готовился в июле 2019 года для передачи под контроль члена президентской семьи.

Другой факт. В 2018 – 2019 годах была опубликована целая серия журналистских материалов о подозрительных схемах, проводимых через офшорные зоны и с непрозрачной структурой собственности, по финансированию строительства Международного бизнес Центра «Ташкент Сити», в которых замешен нынешний мэр г. Ташкента.

В ответ на критику мэр-олигарх заявил о том, что власти страны не обязаны проверять то, кто владеет компаниями, инвестирующими в экономику Узбекистана. Это заявление противоречит закону Узбекистана по борьбе с отмыванием денег и, таким образом, поощряет практику отмывания денег. К этому заявлению мэра тогда присоединились два заместителя министра, представляющие Министерство инвестиций и внешней торговли и Министерство экономики и промышленности.

Таким образом, правительство Узбекистана не только не борется с отмыванием денег, но и активно поощряет его. Примечательно то, что после обнаруженных фактов и указанного заявления мэра, оправдывающего отмывание денег, он был вновь «избран» членом Сената Узбекистана в декабре 2019 г.

Самый свежий пример того же порядка — это передача в конце января 2020 г. мэрией Ташкента гостиничного комплекса «Shodlik Palace» в престижном районе Ташкента, без какого-либо открытого тендера, в собственность компании Ofelos Plaza, которая была создана и зарегистрирована только в декабре 2019 г. Хотя местное издание указало, что за этой фирмой стоит член президентской семьи, правоохранительные органы никак не отреагировали.

Таких примеров коррупционных схем, непотизма и непрозрачного распределения ресурсов, контролируемых правительством, имеется великое множество. В Узбекистане их количество растет день ото дня. Что ставит вопрос о том, а по каким схемам будут распределяться возвращаемые Швейцарией активы на гуманитарные проекты.

Ведь в памяти еще свежи данные расследования о том, как украденные активы в размере $48 миллионов, возвращенные в Казахстан, были переданы под управление структурам, контролируемым Даригой Назарбаевой, дочерью бывшего президента. Не случится ли подобное в Узбекистане?

Чтобы не допустить злоупотреблений в использовании возвращаемых активов, необходимы мониторинг и общественный контроль со стороны независимого гражданского общества. К этому, кстати, призывает и другой принцип ГФВА, Принцип 10: Включение неправительственных организаций. Неправительственные организации и сообщества организации, должны поощряться к участию в процессе возврата активов, в том числе помогая определить, как можно устранить вред, а также в содействии прозрачности и ответственного отношения к передаче, распоряжению и управлению возвращенными активами.

Но проблема состоит в том, что в Узбекистане практически отсутствует третий сектор, независимый от государства, представители которого взяли бы на себя миссию мониторинга. В стране до сих пор, со времен Ислама Каримова, действуют драконовские ограничения на создание и деятельность неправительственных организаций гражданского общества. В регистрации отказывают даже достаточно безобидным инициативным группам, не говоря уже об организациях анти-коррупционной направленности – таковые в стране практически отстутствуют.

В этой связи мы призываем швейцарские власти привлекать как узбекских активистов гражданского общества, так и международные неправительственные организации и экспертов, специализирующихся в области прав человека и борьбы с коррупцией, к обсуждению условий и путей репатриации активов в интересах жертв коррупции.

ВЫВОДЫ

Таким образом, в стране пока отсутствуют условия для принятия и свободного от коррупции использования возвращаемых активов. Государственная система крайне коррумпирована, господствует непотизм, рассадником которого является прежде всего президентская семья; наконец, нет условий для деятельности независимого гражданского общества.

В таких условиях возврату активов должно предшествовать создание соответствующих условий в стране происхождения активов. Именно к этому призывало обращение узбекских активистов в августе 2018 года к властям Швейцарии и других стран, где заморожены узбекские активы: правительство Узбекистана должно установить антикоррупционные механизмы и верховенство законов как самую надежную гарантию того, что возвращенные активы не будут украдены снова и направлены по каналам, контролируемых олигархами, членами правящей клики и теневыми структурами. Если эти условия не будут созданы и если оправдаются наши худшие опасения, то правительство Швейцарии может оказаться соучастником коррупционных схем, тем самым подорвав свой международный авторитет.

Ни в коем случае власти Швейцарии не должны полагаться на словесные обещания узбекского правительства о том, что коррупционные реформы будут приняты и осуществлены. Это правительство легко дает обещания и даже иногда принимает прогрессивные законы, но довольно часто «забывает» их выполнять.

Так, в мае 2019 г. была принята амбиционная программа антикоррупционных реформ на два года. Но по прошествии уже около года нет никаких признаков того, что она осуществляется на практике. Это является еще одним свидетельством того, как слова здесь расходятся с делом. Поэтому власти Швейцарии и других стран, удерживающих активы, должны полагаться в первую очередь на дела, а не на словесные или письменные обязательства правительства Узбекистана. Вот тогда процесс возврата активов послужит реальному прогрессу и вкладу в достижение целей устойчивого развития страны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться