О зачистке информационного поля Казахстана. Поможет ли это Акорде и Библиотеке

Автор -
201

    Одними из самых заметных событий последних дней в Казахстане стали преследования гражданских активистов – блогеров. Поможет ли это Акорде и Библиотеке?

    «Лично у нас нет никаких сомнений, что независимо от конкретных поводов и состава вменяемых статей Уголовного кодекса РК, все они — часть единой спецоперации властей по наведению «порядка» в информационном пространстве страны.

    Вряд ли эти действия помогут Акорде и Библиотеке сбить волну протестных настроений, но предпринять что-либо другое они сегодня в принципе не способны. Просто потому, что авторитарная система и «суперпрезидентская» вертикаль не располагают ни эффективной агитационно-пропагандистской «машиной», ни активной поддержкой со стороны хотя бы части общества», пишет  KazakhSTAN 2.0:

    В этих условиях для противостояния в информационном пространстве властям приходится задействовать главным образом хакеров и ботов, так как доминирование государства в печатных и электронных СМИ  в век Интернета и социальных сетей мало что значит.  Не удивительно,    что противостояние это в итоге властями проигрывается.

    Судя по всему, в Акорде и Библиотеке, решили, что настало время «поставить в строй» гражданских активистов – блогеров. И мы сильно подозреваем, что разногласий между двумя центрами власти по поводу необходимости проведения акции устрашения не было. Споры могли иметь место только по поводу того, кого конкретно сделать «козлами отпущения».

    В результате под удар попали несколько человек, каждый из которых представляет определенный слой гражданских активистов. Причем все они оперировали в информационном пространстве по отдельности, пересекаясь между собой только по поводу конкретных событий и инфоповодов.

    Иными словами, так Акорда и Библиотека предупреждают граждан, что их терпение на исходе и им нужно поджать языки и поменьше активничать в социальных сетях.

    Очевидно, что, как это всегда бывает в Казахстане, при принятии решения о мере наказания, власти, включая суд и силовиков, будут в первую очередь смотреть на личности обвиняемых, а во вторую – на то, как те будут себя вести. Те, кто признают вину и тем самым подтвердят правоту государства, или те, за кого есть кому заступиться во властных коридорах, будут наказаны для проформы. Тогда как те, кто откажется сдаваться или не имеет поддержки со стороны влиятельных фигур, получат по полной.

    Мы не возьмемся прогнозировать, сколько отмерит казахстанский суд (самый управляемый суд в мире) попавшим под пресс гражданским активистам – блогерам, но вполне допускаем, что некоторые из них вообще не попадут на скамейку подсудимых (пока этот материал готовился, это случилось с Арманом Шураевым). Тогда как другие устроят власти бой, который вполне возможно через лет тридцать будет рассматриваться как предвестник будущей революции.

    Как бы то ни было, налицо любопытный феномен века всеобщей информатизации, когда протестная активность граждан массово уходит с улицы в интернет-пространство, где она оказывается более контролируемой и управляемой со стороны властей, а значит менее опасной для нее, пусть одновременно более разнузданной и трудно фиксируемой.

    Но при этом высокая скорость распространения информации по стране, исчисляемая минутами и часами, которая способна вызвать эмоциональную реакцию уже не десятков, а десятков тысяч человек в данный конкретный момент времени и в конкретном месте, резко повышают риск того, что масса неожиданно «рванет» на улицу и начнет действовать.

    В этих условиях авторитарные политические системы и «суперпрезидентские» вертикали оказываются загнанными в угол, ибо ничего не могут противопоставить своим критикам, кроме физического и юридического насилия. Поэтому выбора у них особого нет, кроме решения, насколько массовыми сделать репрессии и кого конкретно задерживать первыми.

    Ну а дальше запускается механизм, который уже много раз практиковался в истории страны – противостояния между человеком и бездушным государством, защищающим интересы и привилегии избранных. Радует только то, что в современном Казахстане уже невозможны репрессии сталинского периода, когда приговоры судов и «троек» «врагам народа» приводились в исполнение немедленно путем выстрела в затылок.

    Между тем…

    Как сообщает один из телеграм- каналов, пока вся страна обсуждает сводки с короновирусного фронта, в тиши кабинетов АП идёт активная проработка стратегии работы на предстоящих парламентских выборах.

    Перед откровенно слабой администрацией Токаева стоит сложнейшая задача: нужно провести в Мажилис как можно больше «своих» депутатов, ведь без этого, в дальнейшем, не решить множества задач.

    Но как это сделать?

    Понятно, что и в этот раз победу на выборах одержит партия Нур Отан, получив основное количество мест. Значит АП нужно попытаться включить в список Нур Отана максимум «своих» людей, и не просто включить, а так, что бы эти люди попали в первую сотню списка. Но сейчас другие времена, и партийный список формируется не в недрах АП. Сейчас нужно будет договариваться с Байбеком, «Библиотекой» и группами влияния.

    Естественно, у НурОтана на выборах будут спарринг партнеры — декоративные партии, созданные раньше, т.к. собственных партий администрация Токаева пока создать не смогла. Две, три из декоративных партий — пройдут в Мажилис, но при обычном сценарии эти партии получат не больше 10 -15 мест на всех.

    Конечно же АП будет пытаться включить «своих» людей в списки и этих партий, в качестве торга обещая партийным «лидерам» больше мест в Мажилисе. Для этого придётся договариваться с акимами, ведь именно они отвечают за результаты выборов. Естественно, с каждым акимом придётся торговаться индивидуально. Но сложно сказать, кто из акимов пойдёт на сделку и отдаст декоративным партиям нужное количество голосов, подвинув при этом НурОтан.

    Возможно АП попытается провести в Мажилис националистов и «лидеров толпы». Ведь для чего-то Карин и Ашимбаев выращивали Шураева , Тайжана, Саин, протаскивали новый «закон о митингах». Но для этого нужно срочно создавать под кого-то из них партию (а этому сейчас мешает режим ЧП и карантин, да и хлопотно это и дорого), или менять Конституцию, выборное законодательство, либо идти на какие-то более экзотические меры. «Пробный шар» принятия таких мер Токаевым уже был брошен, когда был принят неконституционный указ о переходе к Президенту всей власти во время ЧП, и …. прокатило.

    Если администрация Токаева пойдёт по этому пути то тут понадобится поддержка председателя Конституционного совета Кайрата Мами, торг с которым сейчас идёт — ведь именно он будет принимать решение о конституционности принятых решений.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться