Саудовская Аравия прощается с прежней жизнью. Коронавирус и ценовая война серьезно подорвали финансы нефтяного королевства

Автор -
23794

Коронавирус и ценовая война с Россией серьезно подорвали финансы нефтяного королевства. Теперь ему предстоят повышение налогов, всплеск инфляции и урезание национальных проектов, пишет «Немецкая волна».

До недавних пор жители Саудовской Аравии вообще знать не знали, что такое НДС. С налогом на добавленную стоимость население богатого нефтяного королевства впервые столкнулось лишь 1 января 2018 года, и составил он 5 процентов. Теперь с этой весьма скромной ставкой саудовцам предстоит распрощаться: c 1 июля 2020 года она вырастет до 15 процентов. Это уже сопоставимо с размерами НДС, к примеру, в Германии (19%, льготная ставка 7%) или России (20% и 10%).

Увеличение НДС и отмена субсидий разным категориям населения

Радикальное увеличение НДС сразу в три раза, о котором саудовский министр финансов Мохаммед аль-Джадаан объявил 11 мая, станет для 35 миллионов жителей королевства, пожалуй, самым зримым свидетельством окончательного прощания с той прежней благополучной жизнью, когда нефтедоллары широким потоком текли в страну, входящую — наряду с США и Россией — в тройку лидеров мировой нефтедобычи.

Теперь же «Саудовская Аравия просит свое население раскошелиться», констатирует немецкое издание Der Spiegel, а Die Welt считает, что она  «забирает деньги у самых слабых». Доходы саудовской казны, напоминает экономическая газета Handelsblatt, начали падать еще до пандемии коронавируса. Но затем обвал мирового спроса на нефть, последствия ценовой войны с Россией и многомиллиардный пакет антикризисных мер резко ухудшили финансовое положение королевства.

Поэтому оно увеличивает фискальную нагрузку на конечных потребителей, утраивая НДС. Однако эта мера автоматически вызовет рост цен на абсолютное большинство товаров и услуг — и тем самым не может не привести к ощутимому снижению покупательной способности населения. Его доходы серьезно пострадают также из-за отмены уже с 1 июня субсидий разным категориям жителей (например, военным, госслужащим, студентам), введенных в 2018 году из-за роста стоимости жизни. Ведь тогда цены на бензин подняли сразу более чем на 80 процентов, сильно подорожали также электричество и вода.

Программа Vision 2030 попала под сокращения

Саудовский министр финансов, еще несколько дней назад предупредивший, что исходит при планировании из худшего прогноза и что «болезненные, но необходимые» сокращения расходов будут долгосрочными, намерен также «урезать, растянуть во времени или перенести» целый ряд национальных инфраструктурных проектов в рамках провозглашенной весной 2016 года амбициозной программы реформ Vision 2030.

Ее цель — ускоренными темпами трансформировать и диверсифицировать саудовскую экономику, максимально снизив ее зависимость от экспорта нефти. Теперь начавшийся четыре года назад переход неминуемо замедлится, возможно даже существенно, так что надежды многих саудовцев, особенно молодых, вскоре получить привлекательные и хорошо оплачиваемые рабочие места в перспективных отраслях вне нефтяного сектора могут и не сбыться.

Более того, в новых условиях саудовское правительство разрешило фирмам на 40 процентов урезать зарплаты и упростило для предприятий процедуру сокращения штатов в том случае, если за шесть месяцев не наступит улучшения экономических показателей, указывает Handelsblatt.

Резкий рост бюджетного дефицита при низкой задолженности

В общей сложности Мохаммед аль-Джадаан намерен уменьшить в этом году госрасходы на 26,6 миллиарда долларов США. Но даже при таких сокращениях дефицит государственного бюджета может превысить 112 миллиардов долларов и достигнуть, по подсчетам саудовского банка Jadwa Investments, 15,7 процента валового внутреннего продукта. Для сравнения: согласно действующим в еврозоне критериям финансовой стабильности, дефицит госбюджета не должен превышать 3 процента ВВП. Так что данный показатель будет в этом году в Саудовской Аравии просто зашкаливать. Впрочем, в других странах из-за COVID-19 тоже.

Одновременно те же Маастрихтские критерии устанавливают для государств Европы, что суммарная государственная задолженность не должна превышать 60 процентов ВВП. Поскольку у нефтяного королевства до сих пор было крайне мало внешних долгов, этот показатель долгосрочной финансовой стабильности составит по итогам года от трети до половины саудовского валового внутреннего продукта, даже если общая задолженность, по прогнозам Jadwa Investments, вырастет до 227,7 миллиардов долларов.

При таком относительно низком показателе Саудовская Аравия сможет при необходимости прибегать к крупномасштабным заимствованиям на внешних рынках на сравнительно выгодных условиях, не угрожая при этом своему достаточно высокому кредитному рейтингу. К примеру, у агентства Moody’s он A1, правда, теперь с негативным прогнозом. У России рейтинг Baa3, что на пять ступеней ниже.

Если посмотреть на золотовалютные резервы двух конкурирующих нефтяных держав, то у Саудовской Аравии они составляют около 460 миллиардов долларов, у России — порядка 570 миллиардов. Правда, при пересчете на душу населения оказывается, что запасов существенно больше все же у королевства. Что же касается экономических перспектив, то саудовский ВВП, согласно прогнозу Международного валютного фонда (МВФ), может сократиться в этом году на 2,3 процента, а российский — на 5,5 процента.

Режим жесткой экономии — угроза позициям Мухаммеда бен Сальмана

Бюджетные проблемы и режим экономии в Саудовской Аравии «порождают у западных дипломатов надежды на то, что Эр-Рияд закончит теперь участие в дорогостоящих конфликтах», указывает Handelsblatt. Газета напоминает, что суннитское королевство вот уже целый ряд лет «без явных военных успехов и за очень большие деньги» ведет в соседнем Йемене войну против шиитских повстанцев-хуситов.

Кроме того, финансовые проблемы «могли бы сказаться на экономической блокаде маленького соседнего государства Катар и на борьбе за лидерство во всем регионе против заклятого шиитского конкурента — Ирана», полагает немецкое издание. Тут опять-таки можно сравнить с Россией, которая тоже участвует в дорогостоящих конфликтах, к примеру, в Сирии и Ливии.

В то же время переход Саудовской Аравии в режим жесткой экономии и масштабное урезание рассчитанной на сотни миллиардов долларов программы Vision 2030 угрожают, считает Handelsblatt, позициям такой «неоднозначной фигуры», как наследный принц и фактический правитель страны Мухаммед бен Сальман. А Die Welt предупреждает, что намеченные радикальные финансовые меры могут дестабилизировать страну, «играющую не только экономически, но и геополитически ключевую роль в международной системе».

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться